Правда и мифы о платном образовании в МГИМО

02.02.10

Правда и мифы о платном образовании в МГИМО

МГИМО не впервой ломать устоявшиеся стереотипы, и сегодня мы готовимся развенчать те из них, что касаются платного образования в нашем вузе. О том, как на самом деле проходит этот процесс, есть ли у «платников» какие-то преимущества перед «бюджетниками», легко ли дается возможность учиться в МГИМО за деньги, и, наконец, что сами студенты могут сделать для того, чтобы перейти на бесплатную форму получения высшего образования, либо получить значительные льготы, рассказывает начальник отдела по учебно-договорной работе Людмила Васильевна Белик.

— Есть распространенное заблуждение в том, что на платное обучение изначально поступают те, кто не смог осилить конкурс на бюджетные места. Так ли это?

— По данным Росстата и Центра статистики и мониторинга обучения ГУ-ВШЭ, доля студентов на платных местах в 2007/08 г. превысила долю студентов на бюджетных местах и составила 52,8%. Эта статистика говорит о том, что рынок платных образовательных услуг развивается очень динамично и становится важной частью социальной инфраструктуры общества. За последние 10 лет образовательный уровень и степень подготовленности абитуриентов, поступающих на платной основе, возросли. Более того, состоятельность родителей открывает перед их детьми дополнительные возможности, например, в изучении иностранных языков и т. п. Кроме того, зачисление в вуз по результатам ЕГЭ переносит основную «тяжесть» отбора в школу, нам лишь остается обеспечить порядок зачисления в МГИМО в соответствии с требованиями закона. Проводимый в МГИМО мониторинг успеваемости первокурсников скорее говорит об общем снижении уровня подготовки абитуриентов, но никаких особых претензий к успеваемости платных студентов у нас нет. Студенты по разным причинам выбирают платную форму обучения: одни стремятся избавить себя и своих родителей от лишних волнений, другим банально не хватает одного-двух баллов для зачисления на бюджет, и они умоляют родителей заплатить, обещая учиться на «отлично» (и у некоторых это получается).

— Отличается ли отношение преподавателей к «платникам» и «бесплатникам»?

— Преподаватель, войдя в аудиторию, никогда не знает, кто из студентов обучается на платной основе, а кто — на бюджетной. И это очень хорошо, потому что планка, которую задает преподаватель, обязательна для всех. Университет обязан выдерживать общий стандарт. Возможно, я развею ещё один миф, если скажу, что у нас нет «негласного» указания не отчислять платных студентов, т.к. при этом Университет может потерять деньги. Платных студентов, не желающих и не имеющих способностей к обучению, нарушающих учебную дисциплину, ожидают те же дисциплинарные санкции, которые предусмотрены в Уставе нашего учебного заведения. В среднем ежегодно за академическую неуспеваемость отчисляется до 10% от общего числа платных студентов. За долгие годы работы я могу с удовлетворением сказать, что ежегодно 15–20% платных студентов получают дипломы с отличием. Кстати, ни в зачетной книжке, ни в дипломе, естественно, не указывается на какой основе (платной или бюджетной) обучался студент.

— Еще один миф, связанный с платным образованием, который, увы, подпитывает общая финансовая нестабильность, — о том, что стоимость повышается от семестра к семестру, и некоторые студенты вынуждены уходить, не успев окончить вуза.

— Во-первых, в соответствии с требованиями закона РФ «О защите прав потребителей», вуз должен предоставить полную информацию об оказываемых услугах, в том числе и о цене. В нашем договоре предусмотрена индексация стоимости на прогнозируемый официальный уровень инфляции. Однако в период кризиса руководство Университета приняло решение зафиксировать цены на уровне прошлого года (это касается только основных образовательных программ). Более того, те, кто смог досрочно оплатить обучение, сэкономили приличные деньги. Также нужно сказать и о том, что несмотря на серьезные проблемы с финансированием, из тех, кого Университет обучает по программе кредитования образования «Кредо», ни один студент-заемщик не был отчислен в связи с неоплатой обучения.

— В вашей работе много подобных форс-мажорных ситуаций?

— Тут существует прямая зависимость от состояния экономики: если в обществе наблюдается некоторая стабильность, люди в финансовом плане ощущают себя устойчиво — проблем с исполнением обязательств по оплате обучения значительно меньше, а вот кризисная ситуация приводит к росту заявлений от студентов с просьбой об освобождении от оплаты, о предоставлении льгот или о переводе на бюджет. Здесь прежде всего нужно сказать о том, какая нормативная база для предоставления льгот или переводов заложена в Уставе. В разных вузах есть разные возможности. В МГИМО у платного студента практически нет шансов перевестись на бюджет, т.к. у нас нет бюджетных вакансий, однако у него есть возможности быть освобожденным от оплаты за обучение или получить 50% льготу, и здесь основным критерием должна быть успеваемость студента, его высокие рейтинговые показатели. «Двоечников» мы поощрять не будем. Однако очень важно подходить к каждому заявлению индивидуально, т.к. случаются и трудные ситуации в семье: потеря кормильца, тяжелые заболевания, и этом случае мы можем и должны помочь. Решение принимается коллегиально, создана специальная Комиссия, в её работе участвуют преподаватели, представители администрации, представитель Студенческого союза. Принятие таких решений дается непросто, так как на одной чаше весов финансовое благополучие Университета, а на другой — его авторитет.

— Существуют ли приоритеты для тех, кто не только учится, но и работает в МГИМО?

— Да, мы заинтересованы в поощрении тех, кто и работает и учится в МГИМО. Но льготы по оплате за обучение даются только тем, кто имеет стаж работы не менее одного года на момент получения льготы, характеризуется положительно по месту работы и, конечно же, имеет хороший академический рейтинг. У нас были случаи, когда руководители подразделений, не будучи довольны работой таких сотрудников, не подписывали им заявления, и это имело хороший воспитательный эффект: заинтересованность в получении льготы быстро превращала их в дисциплинированных работников. У нас есть льготы и для детей сотрудников МГИМО и МИДа, но здесь не должно быть никаких иллюзий — все-таки определяющим критерием является хорошая учеба студента, а не место работы папы или мамы.

— А вы лично помните всех студентов — «платников»? Отслеживаете их судьбу после поступления?

— Нет, всех, конечно, не помню. Наоборот, если фамилия студента у меня не на слуху, значит с этим студентом всё в порядке. Ну, а бывают так сказать «постоянные клиенты» — учатся по 5–6 лет вместо положенных четырех, не испытывая при этом ни малейшего раскаяния за то, что так бездарно тратятся родительские деньги… Бывают случаи, когда у родителей или у студентов есть претензии к нам по качеству преподавания, по обеспечению учебного процесса. Здесь главное — объективность, нельзя просто защищать «честь мундира». А бывает, что студент просто влюбился и вся сессия пошла под откос. Дело-то житейское. В такой ситуации и преподаватели и родители должны дать шанс студенту исправить ситуацию.

— Очень человеческие истории проходят перед вашими глазами…

— Действительно, иногда поневоле становишься свидетелем семейных драм. Увы, часто бывает ситуация, которая мне не понятна: пропасть между родителем и ребенком, когда родители практически не знают о том, что происходит с их чадом. Студент не ходит в институт, у него не сложились отношения в коллективе, и он ни с кем не общается, его не любят в группе и он, даже заболев, не может узнать домашнего задания. Но родители об этих проблемах ничего не знают. И тогда отчисление становится неприятным сюрпризом, которого надо постараться всеми силами избежать, и включается мощный административный ресурс, который тормозит отчисление, но не идет студенту на пользу. Естественно, перед нами изначально не стоит задача вести «душеспасительные» беседы, но всё же мы пытаемся при заключении договора объяснить будущему студенту и его права и его обязанности.

— Мы больше говорим о проблемных студентах, а есть ли положительные примеры?

— Есть, и довольно много. Во-первых, на 2009/10 учебный год за отличную учебу освобождено от оплаты 38 студентов. Как преподаватель, я работаю на разных факультетах, но, естественно, факультет МП мне ближе. Своих студентов-старшекурсников я называю коллегами, и это не преувеличение, поскольку некоторые из них уже работают по специальности и успешно совмещают эту нагрузку с учебой. Не ошибусь, если скажу, что в основном платные студенты более мотивированы к получению практических знаний и навыков, чем их «бюджетные» коллеги. Особенно это касается обучающихся по программам второго высшего образования, они знают цену деньгам.

— Последний вопрос: ощущаете ли вы рост интереса к платному образованию?

— Из тенденций на сегодняшний день, я должна отметить большой приток желающих получить дополнительное профессиональное образование, пойти на программы МВА. Видимо, те, кого уволили в кризис, решили потратить время с умом. Что касается набора на программы «бакалавр», то уже в 2009 г. наблюдалось сокращение числа выпускников школ, однако у нас был конкурс даже на платные места по отдельным направлениям. Каковы будут результаты набора в этом году — будущее покажет, несомненно одно: на рынке образовательных услуг усиливается конкуренция, и мы должны находить эффективные и, возможно, нестандартные механизмы привлечения абитуриентов.

Беседовала Елена КОТИКОВА,
корреспондент
Управления интернет-политики

Распечатать страницу