Зарубежные стажировки: Северо-Восточный финансово-экономический университет (КНР)

09.02.10

Зарубежные стажировки: Северо-Восточный финансово-экономический университет (КНР)

Зарубежные стажировки: Северо-Восточный финансово-экономический университет (КНР)


«Обучение без мысли напрасно. Мысль без обучения опасна»
Конфуций

Группа студентов Факультета политологии МГИМО отправилась на годовую языковую практику в Северо-Восточный финансово-экономический университет китайского города Далянь. О том, какие перспективы дает такая форма обучения, и о том, чем китайская система образования отличается от российской, размышляет один из участников этой зарубежной стажировки, Дмитрий Клишин.

Восток — дело тонкое… Совсем недавно у меня была возможность лично убедиться в справедливости этих слов. Весь прошлый учебный год я провел в Китае на языковой стажировке, поехать на которую мы смогли благодаря грантам, любезно предоставленным нашим студентам китайской компанией «Hanban», а также при поддержке МГИМО-Университета.

При оформлении поездки нас спросили о том, куда бы нам хотелось отправиться, на что мы после недолгих размышлений ответили: «Хотелось бы поближе к морю».

Когда в посольстве нам вручили приглашения из Северо-Восточного финансово-экономического университета (DUFE), радушно распахнувшего свои двери перед студентами Факультета политологии, я был слегка обескуражен, так как я весьма мало знал об этом городе. Вспомнил я лишь то, что в послевоенные годы там располагался дальневосточный форпост Советского союза — Военно-морская база порт Дальний. В тот же день, воспользовавшись Интернет-поиском, я узнал еще многое об истории этого города.
Прошедший год был полон самых разнообразных событий, но, несмотря на это, мне почему-то очень запомнился наш перелет в Поднебесную. В тот день стояла прохладная погода, и буквально за час до нашего вылета Россия-матушка словно решила «всплакнуть», провожая нас в дальнюю дорогу. Настроение, честно говоря, было соответствующим: год, конечно, срок небольшой, но…

Однако, вздремнув слегка в полете, и, набравшись сил, мы взбодрились и приготовились к приключениям, без которых, как известно, не обходится ни одно порядочное путешествие. Сейчас я вспоминаю, как думал, выходя из самолета, о том, какие ощущения испытывал человек, впервые высадившийся на Луне. Мне казалось, что путешествие в страну, хоть и не отделенную от нас сотнями тысяч километров, но, в каком-то смысле, столь же далекую и загадочную, вполне сравнимо с межзвездными перелетами. Все, что я от кого-то слышал, когда-то видел, где-то читал об одной из древнейших цивилизаций на нашей планете, роем проносилось у меня в голове. И, несмотря на то, что представший перед моим взором Пекинский аэропорт был вполне обычным аэропортом, хотя и весьма большим, я подумал, что мое путешествие только начинается.

Добравшись, наконец, до Даляня, мы первым делом оценили положительное отличие местной погоды от московской. Жаркое полуденное солнце избавило нас и от уже явно лишних курток, и от остатков беспокойства, тем более оно было не единственным, кто встретил нас с улыбкой. Служащие аэропорта помогли нам приобрести SIM-карты (уже потом, когда на следующий день они перестали действовать, выяснилось, что стоят они почти в два раза дешевле) и помогли нам найти транспорт, доставивший нас в университет (за это, как выяснилось впоследствии, тоже пришлось заплатить почти в четыре раза больше).

После непродолжительных поисков корпуса мы зарегистрировались, прошли проверку знаний на определение группы и заселились в общежитие. Затем мы решили обследовать территорию студенческого городка. Осмотрев практически всю ее еще в первый день (за исключением целого микрорайона общежитий для китайских студентов, о котором мы узнали некоторое время спустя), до самого отъезда мы неизменно открывали там для себя что-то новое.

Что было дальше? Последующие события превратились для меня в невероятный водоворот новых лиц, хороших друзей, ярких впечатлений, вспоминая о которых до сих пор, уже спустя месяц после возвращения, я испытываю легкое головокружение.

Мне, например, очень запомнилось дружелюбие местных людей по отношению к русским. Один китайский пенсионер, назвавшийся Жорой (он сказал, что такое имя ему дали при приеме на работу советские военные еще в 50-х годах прошлого века) объяснил нам, что многие даляньцы, в особенности старшее поколение, до сих пор чувствуют искреннюю благодарность к русским за освобождение их города от японской оккупации. Мне вспоминаются наши первые дни занятий, когда мы с трудом понимали преподавателей, и последняя неделя учебы, когда беседа с преподавателем уже не составляла особого труда. Без улыбки и не вспомнишь лекции по основам китайской культуры (иногда очень интересные, но чаще непонятные, причем как для нас, так и для наших китайских коллег). Устроенная корейскими студентами поездка на горнолыжную базу, кроме нескольких ушибов и синяков, оставила после себя множество приятных впечатлений.
Я с улыбкой вспоминаю наш афро-евразийский секстет на городском концерте иностранных студентов, в который вошли мы, двое ребят из Конго, подданный Таиланда и гражданин КНДР — политкорректности подобного состава мог бы позавидовать любой голливудский режиссер. Никогда не забуду я и урок каллиграфии, преподанный нам деканом факультета, когда после нескольких испорченных листов, мы все-таки смогли оценить изящность этого искусства, но также поняли, что писать карандашом — куда проще!

Не стоит, конечно, забывать и об обычных учебных буднях, без которых не обходится жизнь любого студента. Не нужно лишний раз говорить о том, какую важную роль в изучении любого языка играет языковое окружение. Но, вместе с тем, внимательность со стороны преподавателей, а также отлаженность учебного процесса и замечательные учебные материалы помогли добиться ощутимых результатов в изучении особенностей современного китайского общества.

Серьезные отличия наблюдались в уровне учебной нагрузки у китайских студентов по сравнению с распорядком студентов, обучающихся по обмену. Мы не раз наблюдали, как в учебном корпусе по соседству с нашим общежитием ребята занимались до 9–10 часов вечера. Не думаю, что в России студенту МГИМО приходится учиться меньше, но одно могу сказать наверняка — глядя на это нельзя не испытывать уважение и восхищение по отношению к трудолюбию и работоспособности этих людей.

В завершение хочу сказать, что этот год стал не просто языковой стажировкой — он принес массу новых впечатлений, знаний, друзей, сильно повлияв на мою личность, расширив рамки миропонимания. Я уверен, что в будущем, этот бесценный опыт окажет существенную помощь как в учебе и работе, так и в моей жизни, потому что Восток действительно «дело тонкое»…

Дмитрий КЛИШИН, студент 3 курса Факультета политологии


51
Распечатать страницу