Эва Ноцень: «О внешней политике Польша пока не думает»

20.04.10

Эва Ноцень: «О внешней политике Польша пока не думает»

Эва Ноцень: «О внешней политике Польша пока не думает»

В середине апреля в МГИМО стартовала Неделя Европы, организованная Советом землячеств при поддержке ДРИУ. В рамках этого мероприятия мы представляем цикл интервью, первым из которых стала беседа с председателем Польского клуба Эвой Ноцень.

— В свете недавних трагических событий возникает вопрос, что сейчас в Польше происходит, и что там будет происходить в ближайшем будущем?

— Эти события стали для всех потрясением, все в шоке, объявлен семидневный траур. Сейчас о внешней политике Польша пока не думает, на данный момент главное — это внутреннее состояние страны. Сейчас важно не будущее, а настоящее. В авиакатастрофе погиб один из кандидатов в президенты. Обязанности главы государства в настоящее время исполняет Бронислав Коморовский, маршал Сейма, который также является одним из кандидатов. Сами президентские выборы должны быть вскоре объявлены, но никто пока не знает, что дальше будет происходить в нашей стране, да никто об этом и не задумывается. А пока надо найти всех жертв этой катастрофы и разобраться в ней до конца.

— Многие считают, что катастрофа сблизила польский и российский народы. Повлияет ли это на развитие польско-российских отношений?

— Несмотря на то, что это должен был быть частный визит, без участия российской стороны, трагедия все-таки произошла на территории России, и уже один только этот факт говорит о будущем изменении отношений между двумя странами. Я часто читаю и польские, и российские новости, и на одни и те же события смотрят совершенно по-разному. Честно говоря, меня очень порадовало, что в польских новостях не было ничего негативного в адрес России. Нынешнее руководство Польши очень позитивно настроено в отношении России. Такие трагические моменты сближают людей настолько, что даже у простых польских граждан изменилось отношение к России.

— Поскольку трагедия связана с проблемой Катыни, то возникает вопрос: насколько эта проблема важна для Польши?

— Это самая больная тема в Польше, и не только в аспекте совместной с Россией истории, а вообще. Об этих событиях знают уже со школьного возраста. И, несмотря на то, что это общепризнанный факт, в России эту тему особенно не затрагивают. У польского народа другой менталитет, он должен знать все до конца, не должно оставаться ничего недосказанного, каждый факт имеет ценность. В России же факты часто обобщают.

-Отойдем от трагических событий. Сколько польских студентов обучается в Москве, в частности, в МГИМО?

— Очень трудно сказать о Москве в целом, так как кроме студентов МГИМО я не знаю других, которые бы учились в столичных вузах, но наверняка они есть. В МГИМО же на данный момент обучается 7–8 студентов. Со многими студентами поляками я училась вместе в школе при посольстве Польши и с ними я часто общаюсь на польском языке, это очень сближает. Но массового общения нет, так как здесь уже роль играет не национальный признак, а характер и личные качества каждого человека.

— Нравится ли вам учиться в МГИМО?

— Нравится. Сейчас я на втором курсе, а когда я только поступила, я думала, что хорошо владею русским языком, но оказалось, что не так хорошо, как мне бы хотелось. Когда я пришла на первую лекцию, а я до сих пор это помню, все начинают быстро писать, а я не успеваю. Но это была единственная сложность. В Университете есть то, чего нет, наверное, нигде. Например, встречи с разными, очень интересными людьми. Они, конечно, не дают каких-то конкретных знаний, но, безусловно, расширяют кругозор, что очень важно. Но я не училась в польских университетах, поэтому мне не с чем сравнивать. Здесь люди более закрытые, хорошо узнать человека можно только после длительного знакомства.

— Есть ли у польских студентов стереотипы в отношении России?

— Стереотипы распространены скорее внутри Польши, среди тех людей, которые никогда в России не были, которые помнят те времена, когда их принудительно заставляли учить русский язык в польских школах. А люди, которые видели Россию и были здесь, уже судят самостоятельно, не опираясь на мнение СМИ. Они понимают, что обе страны должны скорее сближаться, чем отдаляться друг от друга. Но, несмотря на то, что и Россия, и Польша — славянские страны, исповедующие христианство, менталитет совершенно разный.

— Расскажите про культуру, традиции и особенности Польши

— В Польше огромную роль играет религия, в отличие от России, которая, по моему мнению, более светская страна. Если в Польше главные праздники это Рождество и Пасха, то в России скорее Новый Год и дни рождения. Дети в Польше приучаются к религии с самого раннего возраста. В школах обязательно ведется религия, в России, насколько я знаю, такого нет, хотя и ходили слухи, что религия будет вводиться как предмет. Национальное самосознание в Польше играет также значительную роль. Если в России хорошее отношение к иностранцам, хоть и осторожное, то в Польше к ним относятся весьма сдержанно.

— Изменилось ли что-нибудь в Польше после вступления страны в Евросоюз?

— Естественно, многое изменилось, так как много молодых людей просто покинули Польшу и уехали работать за границу. Поскольку в Европе работа хоть и высокооплачиваемая, но не престижная, то сейчас люди уже остаются в Польше. Открываются границы. Пока все эти изменения в лучшую сторону. Евро пока не введено, но это вопрос времени.

— Поговорим про Польский клуб. Когда он был создан и кому принадлежит инициатива его создания?

— Польский клуб был создан осенью 2008 года. Тогда создавалось несколько восточноевропейских клубов, и тогда же, когда председателем Совета землячеств был Юрий Кофнер, у меня с его подачи возникла идея создания Польского клуба. Было понятно, что сильного сообщества не получится, так как поляков пока мало, и они не так сплочены. Но, несмотря на это, мы его создали, и вот уже полтора года он действует.

— Какие у клуба планы на будущее? Может быть, нас ожидают какие-нибудь мероприятия в ближайшем будущем?

— Сейчас заинтересованность в Польше возрастет и, поэтому, конечно, стоит провести несколько мероприятий. У нас в планах визит посла Польши Ежи Бара в МГИМО, который, кстати, был в списках погибших. Я очень расстроилась, когда узнала об этом, так как знаю его лично. Но оказалось, что это была только ошибка, потому что он прибыл в Смоленск другим самолетом. Мы будем также участвовать в общих мероприятиях Совета землячеств. Вообще европейские клубы сами по себе маленькие, они несравнимы с сообществами студентов из стран СНГ. Сейчас, конечно, интерес возрос, и последние дни начали приходить сообщения, стали звонить, когда узнали о трагедии. Я поняла, что в какой-то степени я являюсь представителем своей страны.

— В каких отношениях состоит клуб с Советом землячеств?

Я хочу сказать, что без Совета землячеств, клуб не был бы создан вообще, потому что это не такой легкий процесс, и здесь нужна мощная поддержка. Идет тесное сотрудничество между клубом и Советом землячеств. Конечно, многое изменилось после смены председателя, появилось много именно национальных обществ, возникло много новых должностей. Если в прошлом году я знала всех, кто там был, то сейчас мне трудно сказать, кто чем занимается и кто за что отвечает. Все динамично развивается. Хочется, чтобы организация стала масштабнее, потому что сделано еще не все, что можно, но здесь это уже зависит от времени и от интересов каждого.

P. S. Отдел СМИ и PR Совета землячеств приносит искренние соболезнования всем родным и близким погибших. Всему Польскому народу. Мы скорбим вместе с вами.

Александр ВАСИЛЬЕВ,
отдел СМИ и PR Совета землячеств


Распечатать страницу