Аналитический мониторинг международных процессов

21.04.10

Аналитический мониторинг международных процессов

Аналитический мониторинг международных процессов

В наших интервью мы стараемся освещать разные аспекты инновационного развития системы высшего образования. Это и учебный процесс, и техническая модернизация, и исследовательская работа. На этот раз мы беседуем с Иваном Николаевичем Тимофеевым — кандидатом политических наук, директором Центра аналитического мониторинга, доцентом кафедры политической теории, который рассказал нам о работе Центра, проводимых в нем исследованиях и о сотрудничестве со студентами.

Иван Николаевич, Вы возглавляете Центр аналитического мониторинга, который был создан год назад. Расскажите, пожалуйста, о целях и задачах Центра.

— Основная цель — непрерывно отслеживать динамику ряда международных конфликтных и кризисных ситуаций, актуальных для нашей внешней политики. В этом ключе, основная задача Центра состоит в обеспечении непрерывности и оперативности мониторинга этих ситуаций. Мы решаем эту задачу, обеспечивая срезы за день, неделю, месяц и т.д.

Другая цель — аналитическое обобщение полученных данных. Было бы контрпродуктивно, да и просто неинтересно заниматься простым накапливанием фактуры. Мы не летописцы и не хроникеры.

Поэтому задача состоит в экспертной оценке полученных данных, в анализе тенденций наблюдаемых процессов. Мало сделать базу данных, нужно ее грамотно обработать, выявить скрытые факторы и тенденции, найти на первый взгляд неочевидные связи между событиями.

Важно то, что создание баз и их экспертная оценка строго регламентированы. Каждую неделю мы устраиваем брифинг, подводим итоги прошедшей недели по направлениям, которыми занимаемся. Один раз в месяц мы готовим сводный аналитический отчет, а один раз в квартал — специальный выпуск Центра. В конце года мы собираемся подготовить книгу по результатам нашей работы.

Центр функционирует в структуре Института международных исследований. Каким образом Ваша работа встраивается в деятельность ИМИ?

— Самым непосредственным образом. По сути, мы создаем информационно-аналитическую базу ИМИ, которая обновляется в режиме реального времени. Центр органично встроился в решение задач ИМИ по экспертному обеспечению МИД России, в т. ч. в рамках план-заказа Министерства.

Наши исследования вызывают интерес и в других государственных структурах. Недавно Центр получил благодарность главы Комитета по международным делам Совета Федерации М.В. Маргелова, который высоко оценил наш ежемесячный бюллетень.

Вообще в ИМИ сложилась атмосфера, которая серьезно способствует развитию новых идей. Мы постоянно получаем обратную связь от директора Института А.А. Орлова и заместителя директора В.И. Мизина по результатам нашей работы. Налаживается диалог с директорами и сотрудниками других центров ИМИ. Именно такая работа и должна давать высокие результаты, формировать горизонтальные связи, сообщество ученых, настоящий «мозговой трест».

В новостной ленте Центра описываются результаты работы по нескольким направлениям. Как выбираются направления, по которым Вы ведете работу?

— Это очень хороший вопрос. Понятно, что необходим фокус на конкретном круге проблем. Нельзя мониторить все или переключаться с одной проблемы на другую, в зависимости от конъюнктуры. Не будет качества и глубины. Поэтому вопрос о предмете мониторинга стоял перед нами остро.

Мы сосредоточились на открытых и латентных конфликтах вблизи российских границ или же в зонах российских интересов. Стратегическая задача состояла в том, чтобы обеспечить целостное восприятие этих конфликтов, связать их в единую систему. В современных условиях нельзя рассматривать их изолированно. Операция коалиционных сил в Афганистане, ситуация вокруг иранской и северокорейской ядерной проблемы, конфликты в Закавказье и другие болевые точки интересуют нас комплексно. Сопоставление динамики этих кризисов дает интересные результаты.

Такой подход корректен и с концептуальной точки зрения. Исследования проводятся на базе более или менее однородного предметного поля — внутренних и международных конфликтов. Мы хотим, чтобы наши эмпирические обобщения обогатили существующие теоретические наработки в этой области.

Выбор поля далеко не случаен. Еще в рамках рейтинговой части «Политического атласа современности» были обнаружены кластеры кризисных стран. Оказалось, что немалая их часть расположена вблизи наших границ. Эта идея еще четче обозначилась в рамках проекта МГИМО и Института общественного проектирования «Потенциал и эффективность внешней политики России», который был осуществлен в 2009 г.

То есть выбор нашей проблемной платформы продумывался задолго до создания Центра. Этот выбор фундирован и обеспечен предшествующими исследовательскими проектами.

Я считаю это крайне важным. В науке трудно выиграть конкуренцию только за счет уникальной методологии. Любое исследовательское подразделение должно иметь свой проблемный фокус. Без такого фокуса даже самая «продвинутая» методика обречена на провал. Будут забивать гвозди микроскопом. И наоборот, продуманная и четко сформулированная проблема многократно повышает эффективность даже самых простых методик.

Можно ли рассказать о том, как происходит сам процесс мониторинга?

— Любой мониторинг должен быть многоуровневыми, иметь различные фазы, методы и механизмы, и мы стараемся следовать этому принципу. Прежде всего, мы ведем анализ событий, так называемый event-анализ, т. е. отслеживание логики и последовательности происходящего. Сообщения информагентств, в том числе и международных, являются для нас основным источником информации. Это может показаться банальным, однако открытые источники информации содержат в себе массу данных. И из этой громады данных надо еще выбрать именно то, что нужно нам.

В рамках событийного анализа мы создаем базы данных, в которых отражаются основные тенденции, наблюдаемых процессов. Эти базы данных стандартизированы, содержат классификаторы событий и их основные характеристики. Все события можно распределить по датам, субъектам, содержанию. Так что мы можем предоставлять не только аналитические отчеты, но и данные о том, что, где и как происходило.

Я считаю, что такой подход очень продуктивен, тем более что все, кто работает над составлением баз данных, как бы живут этими событиями, ощущают сам ритм жизни в интересующих их ситуациях. Это влияет и на отчеты, которые становятся более качественными.

Но мы не ограничиваемся событийным анализом. Мы используем и количественные методы исследований, работая уже не с событиями, а с числовыми параметрами. Первый материал по результатам наших количественных исследований был опубликован в журнале «Полис» в 2009 году, т. е. мы начали как раз с количественного метода исследований, а уже потом перешли к событийному анализу. В наших количественных исследованиях мы используем новые подходы к анализу данных, которые позволяют дать нетривиальные и более надежные сценарии дальнейшей динамики.

Мы готовы применять и другие методы. Например, у нас есть база для проведения экспертных опросов, более разностороннего количественного и качественного анализа, но это уже вопрос ресурса и запроса. Если такой анализ будет востребован, и мы будем обладать достаточным ресурсом, то с удовольствием займемся новыми направлениями работы.

Насколько нам известно, одной из важных задач Центра является привлечение к работе студентов и аспирантов. Как это происходит?

— Нам очень повезло, что Центр работает в МГИМО. Сказать по правде, мы сначала не рассматривали работу со студентами и аспирантами в качестве основной задачи. Но студенты быстро узнали о существовании Центра, некоторые заинтересовались, пришли к нам. Я удивился этому. Думал, такая активность не свойственна учащимся: есть у нас такой стереотип. Ошибся и очень этому рад.

Ребята очень активны, причем эта активность осмыслена и рациональна. В пробном режиме мы начали программу стажировок для студентов магистратуры. Она осуществляется в формате либо традиционной производственной практики, либо в виде волонтерской работы. Но результаты очевидны и для нас, и для наших стажеров.

Для нас студенты и аспиранты, приходящие на стажировку, — это, в первую очередь, новые возможности. Мы даем студентам и аспирантам шанс овладеть новыми навыками, а они, используя эти навыки, достигают хороших результатов в работе. Это молодые люди, которым не хватаем опыта, но этот недостаток они быстро компенсируют, и уже через несколько месяцев без труда выполняют необходимые операции. К тому же, их работа — это всегда свежий взгляд, новые идеи и нетривиальность. Наши студенты — это наш огромный ресурс.

Важный аспект такой работы со студентами состоит еще и в том, что их стажировка в Центре позволяет гораздо лучше написать диплом благодаря самостоятельно собранным данным. Если в дальнейшем студент останется работать у нас, то мы получим качественного специалиста, «выращенного в собственных недрах», а если он пойдет работать в другое место, то он будет более квалифицированным сотрудником, чем его молодые коллеги. Для студентов, планирующих пойти в аспирантуру, наш Центр — способ проверить себя, занимаясь наукой, и понять, действительно ли в этом состоит их призвание. В любом случае, аспирантура должна получить мотивированного молодого ученого, с выраженным интересом к науке.

Мы стараемся готовить из ребят активных ученых, готовых заниматься наукой как главным делом своей жизни и способными не только делать открытия, но и формировать под них спрос. Вообще, прикладной характер нашей работы не означает, что мы игнорируем академическую науку. Теория — это дорожная карта, и если такой карты у исследователя нет, то, даже собрав тысячи фактов, он не сможет их грамотно классифицировать и проанализировать. Мы стараемся сделать так, чтобы наши стажеры могли не только формировать эмпирическую базу, но и обобщать ее, обоснованно критиковать существующие подходы, обогащать их.

Студенты и аспиранты сами приходят к вам, или вы их как-то привлекаете?

— Это происходит по-разному. У нас достаточно серьезный отбор, но это отбор естественный. Мы никого ни к чему не принуждаем, мы даем свободу творчества. Но при этом ставим четкие задачи — в первую очередь, с точки зрения методологии, алгоритма выполняемых работ.

То есть творческая свобода сочетается с весьма суровым порядком в выполнении задач. Дело в том, что мониторинг требует большой самодисциплины. Если ты взялся за это дело, то им надо заниматься каждый день — просматривать источники, регулярно писать отчеты и участвовать в брифингах. Требуется развивать в себе пунктуальность, внимание к деталям, способность к целостному восприятию. Но наработанный материал ребята смогут использовать в своих дипломах и других научных работах, так что работа в Центре становится важным дополнением к учебе, а не обузой. Для них это возможность написать очень качественный диплом, опубликовать свои статьи еще будучи студентами.

Конечно, не всем пришедшим в наш Центр это оказывается действительно нужно и интересно, поэтому некоторые уходят. Но те, которые остаются, имеют отличный шанс нарастить свой аналитический вес.

Кстати, приходят и молодые ученые. Так, недавно к нам присоединился молодой кандидат наук, закончивший аспирантуру МГИМО. Он видит для себя возможность развиваться как ученому и публиковаться благодаря сотрудничеству с нашим Центром. И мы это, разумеется, всячески приветствуем.

Должны ли студенты быть специальным образом подготовлены для работы в Центре аналитического мониторинга?

— МГИМО дает достаточную базу для практической работы. Ребята владеют языками, у них есть аналитические компетенции. Все, что требуется для дальнейшей работы, они получают уже «набивая руку» в практической деятельности. Для нас очень важно, что у наших студентов, особенно у политологов, серьезно развита теоретическая база. В обучении студентов вообще не надо делать излишний акцент на то, чтобы подготовить их только для практической работы, иначе МГИМО из университета превратится в ПТУ. В 90-е годы, да и сейчас иногда говорят о том, что теоретические дисциплины не очень нужны, и что лучше заниматься «конкретными» «практическими» вещами. Но я напоминаю студентам, что они учатся в Университете, а фундаментальная наука всегда является основой университетского образования. Прикладные знания без серьезной теоретической подготовки просто повиснут в воздухе.

Я заинтересован в том, чтобы в Центр приходили студенты, которые хотят и могут думать. А научить их методам сбора информации не так уж трудно, тем более, что современные студенты очень чутко чувствуют информационную среду. Это не значит, что прикладные курсы надо игнорировать, нет. Просто они не должны доминировать. Они должны тесно сочетаться с тем, что называется фундаментальными знаниями.

Можно ли что-то из того, чем занимается Центр, использовать в учебном процессе?

— Да. Я уже говорил о материале, который можно использовать для квалификационных работ студентов. Некоторые наработки можно применять в методологических курсах, например, в рамках курса «Методы политического анализа». Есть магистерский курс «Нелинейные политические процессы», для которого тоже важны результаты работы Центра. Подобная практическая работа очень обогащает курсы. Учебники, созданные на базе собственных исследований, гораздо лучше. Именно в этих учебниках мы внедряем собственные инновации.

Это вообще свойственно МГИМО. Посмотрите на наши учебники. Практически все сделаны на базе собственных исследований авторов или же в рамках научных школ МГИМО.

Планируете ли вы в ближайшие годы расширять количество привлекаемых к работе в Центре студентов и аспирантов?

— Знаете, я отношусь к расширению очень осторожно. Мы все-таки стараемся ориентироваться на качество, а не количество. Не хотелось бы превращать наше дело в плохо отлаженный конвейер, выпускающий «брак». Пока мы предпочитаем работать с несколькими людьми, но зато качественно. Другой вопрос, что если наши стажеры защитят дипломы и кандидатские, и останутся работать в МГИМО, если им дадут ставки, то тогда мы сможем взять новую группу. Ими будет кому заниматься, и эта работа будет происходить на высоком уровне. Именно поэтому сейчас мы не расширяем количество направлений, над исследованием которых работает Центр. Нам многое интересно, но если ресурсы ограничены, то нет смысла хвататься за все подряд.

Испытывает ли Центр потребность в каком-то техническом оснащении?

— Больше всего нам нужно помещение, самые простые условия для работы. Сейчас мы не имеем места для постоянной работы сотрудников и стажеров. Наличие элементарных рабочих мест позволило бы увеличить эффективность и оперативность нашей работы. С другой стороны МГИМО хорошо оснащен средствами обработки информации. Так что у нас нет проблем со сложным оборудованием, но есть нехватка самого простого.

Планируете ли Вы организацию тематических семинаров или круглых столов по материалам Ваших исследований?

— Конечно. Ближайшее крупное мероприятие — Конвент РАМИ, где мы организуем отдельную секцию. Из ближайших международных мероприятий — участие в Ежегодной встрече Ассоциации политической науки Среднего Запада США. Это весьма престижная конференция, и мы рады, что наша заявка была принята. Ждем интересную дискуссию.

Кроме того, мы даем обзор наших результатов на новом модернизированном портале МГИМО. Эта площадка становится все более насыщенной. Мы очень рассчитываем на обратную связь наших коллег.

Беседовала Елена БАЛАШОВА,
Управление инновационного развития


Распечатать страницу