Аспирантура нуждается в селективном подходе

19.07.10

Аспирантура нуждается в селективном подходе

Мы продолжаем публиковать серию материалов об аспирантуре. Предлагаем вашему вниманию интервью на актуальную тему с заведующим кафедрой политики и функционирования ЕС и СЕ, доктором политических наук, профессором О.Н. Барабановым.

— Олег Николаевич, что Вы думаете о модернизации аспирантуры?

— Есть несколько моментов в работе аспирантуры, которые сейчас активно обсуждаются.
И есть модели, внедренные в ряде ведущих вузов России, которые можно было бы адаптировать для МГИМО.

Одна из ключевых проблем, на которую часто жалуются наши аспиранты, состоит в том, что их научная работа не включена ни в общие научные проекты кафедры, ни в научную жизнью Университета. Чтобы это исправить, нужно, во-первых, четче координировать тематику диссертаций с ключевыми направлениями развития научных проектов МГИМО. При этом желательно делать акцент не на всеохватном списке в сотню единиц основных направлений, а выделить порядка 15–20 ключевых тем, примерно так, как это было в случае Ректорских грантов для аспирантов, которые выдавались в прошлые годы. Этот список тем утверждается Ученым советом, тем самым отражает консенсус академического сообщества Университета на предмет наиболее прорывных научных направлений. Именно вокруг них должна строиться научная работа аспирантов.

Второй аспект носит организационный характер, и он связан с созданием того, что в других вузах называется «научно-учебные лаборатории» или «проектно-учебные группы». Смысл их в том, чтобы институционально объединить преподавателей и аспирантов, работающих над одной из ключевых тем, которые утверждены Ученым советом как принципиально значимые для МГИМО.

Соответственно, когда формируется «научно-учебная лаборатория», под нее можно ставить министерский заказ на НИР, который сейчас реализуется через ИМИ. Под деятельность этих лабораторий может также даваться и внутриинститутский заказ на НИР. То есть здесь тоже может быть возрождена практика Ректорских грантов на научные исследования, которая функционировала раньше.

Понятно, что эти «научно-учебные лаборатории» требуют и определенной перестройки кадровой работы. Необходимо введение если не новых штатных единиц для аспирантов, то, по крайней мере, договорных должностей «научных ассистентов», на которые могли бы наниматься аспиранты на срок обучения. Кроме того, это потребует и дополнительного финансирования. Этот вопрос может быть вынесен на обсуждение в Эндаументе Университета.

Одна из ключевых проблем аспирантуры состоит в том, что большинство аспирантов, как правило, работают где-то еще помимо МГИМО и, соответственно, не уделяют достаточно времени науке. В Высшей школе экономики решили эту проблему — там ввели программу повышенных аспирантских полустипендий-полузарплат, чтобы аспирант не отвлекался на подработку.

Очевидно, что выдача повышенных стипендий должна носить конкурсный характер. Она должна предоставляться по результатам работы аспиранта. В этом случае также есть смысл подумать о возрождении системы Ректорских грантов. Но если в том виде, в котором она существовала четыре года назад, она охватывала аспирантов из регионов и покрывала им расходы на дорогу и давала небольшую прибавку к стипендии, то в данном случае, эта сумма должна быть увеличена для того, чтобы поддержать лучших аспирантов.

По итогам принятия этих мер выделяется некий пул лучших аспирантов, который может быть использован как кадровый резерв для Университета. С этими аспирантами уже можно проводить дополнительную работу и рассматривать их как партнеров преподавателей кафедры.

— Интересная идея с созданием «научных лабораторий». Как вы думаете, все ли аспиранты смогут участвовать или работать в этих лабораториях? Насколько эта работа будет привлекательна для аспирантов?

— Здесь, очевидно, тоже будет элемент «позитивной селекции». Как вы помните, в период работы Инновационной образовательной программы (ИОП) в МГИМО внедрялись принципы открытой конкурсной среды: преподаватели конкурировали со своими коллегами из других подразделений. Это привело к формированию не очень большого, но достаточно значимого пула активных преподавателей, порядка 40 — 50 человек по Университету. То же самое произойдет и с аспирантурой: из массива аспирантов отберутся лучшие, и они сформируют то твердое ядро, которое станет залогом развития Университета в будущем.

— Как Вы считаете, необходим ли постоянный мониторинг и контроль за написанием диссертационных исследований аспирантами? И как его проводить?

— Известен хороший критерий оценки работы аспирантов над диссертацией — это очень простой механизм, который традиционно используется на гуманитарных факультетах МГУ, и который, к сожалению, не так развит в МГИМО. Это регулярные научные доклады аспирантов на кафедрах. В МГУ есть такая практика: раз в год, а то и чаще, каждый из аспирантов должен представить научный доклад о ходе своей диссертации для профессуры кафедры. И, соответственно, можно уже на ранних этапах оценить объем проведенной работы и дать аспиранту необходимые рекомендации. Если этот механизм будет адаптирован в МГИМО, и можно будет ввести положение, по которому ежегодная аттестация аспиранта будет невозможна без доклада на кафедре, то это во многом стимулирует научную деятельность аспиранта и позволит быстро отсечь тех людей, которые просто числятся в аспирантуре.

— Олег Николаевич, нужно ли открывать новые специальности у нас в аспирантуре? И какие?

— Я бы сделал акцент не на новых специальностях в аспирантуре, круг которых достаточно широк в МГИМО, а на необходимости модернизации аспирантских программ подготовки по уже существующим специальностям. Этой проблеме, в частности, была посвящена наша совместная с М.М. Лебедевой и Ю.А. Никитиной статья «Концепция аспирантской программы по международным отношениям».

Кроме этого, я бы уделил больше внимания докторантуре, поскольку докторантура МГИМО гораздо менее развита. По ряду направлений нет лицензированных докторских программ. Именно этот аспект требует более пристального внимания, поскольку аспирантурой научный рост не заканчивается. Для того чтобы мы готовили будущую научную смену института, необходима серьезная докторантская подготовка.

— По Вашему мнению, «аспирантура полного дня» может быть более эффективна?

— Она будет эффективна не для всех. Это опять-таки селекционный процесс, который можно увязать с «научно-учебными лабораториями» или иными организационными формами. Смысл не в том, чтобы все 300 аспирантов МГИМО сидели в институте с 9.00 до 18.00. Задача в том, чтобы аспиранты эффективно проводили научные исследования в рамках общекафедральных программ. А для этого необходимо отбирать лучших, в том числе это касается и финансового перераспределения для лучших.

— На чем нужно делать акцент в учебных курсах для аспирантов?

— Здесь проблема в том, что аспирантура МГИМО очень неоднородна. С одной стороны, туда идут наши выпускники, которые уже подробно освоили наши учебные программы, знают преподавателей и представляют свою тему исследования. С другой — в аспирантуру МГИМО приходит достаточно много людей со стороны. И сейчас, если мы будем делать акцент на платном наборе, таких людей будет еще больше.
И здесь возникает вопрос об их «адаптационной коррекции» к учебной программе Университета, поскольку, к сожалению, некоторые внешние аспиранты обладают гораздо худшими знаниями по избранной специальности, чем наши студенты. И чем быстрее мы проведем «выравнивание», тем будет лучше для аспирантуры в целом. Но опять же «выравнивание» должно быть селективным, поскольку иногда, к сожалению, происходит так, что читается общий курс по специальности без разбора для всех аспирантов. А он, в первую очередь, полезен для тех аспирантов, которые только что пришли в МГИМО. Но получается, что те аспиранты, которые уже учились у нас и в бакалавриате, и в магистратуре, третий раз слушают того же преподавателя. Это естественно выхолащивает аспирантское образование. Поэтому адаптационный уровень я бы отделял от индивидуальной подготовки по теме.

Есть еще одна проблема. Об этом мы тоже писали в статье с М.М. Лебедевой и Ю.А. Никитиной. Речь идет о коммуникативных компетенциях аспирантов, поскольку аспирант должен уметь не только хорошо написать свое научное исследование, но и уметь в хорошем смысле слова продать себя, подать это исследование на научный экспертный рынок, и для этого необходимы специальные тренинги по прикладной психологии, по навыкам коммуникации и презентации.

В рамках Болонского процесса существуют так называемые Дублинские дескрипторы, там изложены общие требования к профессиональным компетенциям PhD кандидатов. И один блок из них представляет как раз коммуникативные компетенции. И в нашей аспирантуре это может быть улучшено, так как программы коммуникативных компетенций были хорошо отработаны в рамках ИОП. И этот блок можно было бы перенести на подготовку аспирантов. Тем самым это бы сделало образовательный курс в аспирантуре более практически востребованным.

— Какие еще компетенции, кроме коммуникативных, необходимо приобрести нашим аспирантам?

— Прежде всего, это методические компетенции, и, главным образом, знание новейших методик научного исследования, которые выходят за рамки традиционного курса методов и методик, где говорится об аналитическом, компаративном и иных общенаучных методах. Аспиранты априори должны уметь ими пользоваться. Но есть новейшие методические разработки, и, соответственно, их анализу должно быть уделено особое внимание.

Вторая важная проблема, где тоже обнаруживаются лакуны, — это знание мировых научно-исследовательских центров по изучаемой аспирантами проблеме. Здесь основной аспирантский курс по специальности должен быть посвящен, в том числе обзору и анализу ключевых международных и российских центров. Аспиранты должны знать кто в мире занимается схожей с ними тематикой, на каком уровне находятся научные исследования и методические разработки, с кем имеет смысл контактировать, чтобы продвигать свою работу на научном рынке и не изобретать заново велосипед, не создавать снова уже отработанный материал.

— Для конкурентоспособности вуз действительно должен привлекать лучших выпускников других университетов. В свое время для этого был придуман конкурс для региональных аспирантов. Какие еще возможны механизмы для привлечения талантливых?

— Опять же, они должны носить грантовый характер. Так или иначе, система Ректорских грантов должна возрождаться и стать финансово более состоятельной, чем была раньше для региональных аспирантов.
Аспирантский рынок в Москве тоже носит конкурентный характер. И МГИМО не стоит в стороне от этой борьбы. Масштабная перестройка аспирантуры, которую провела ВШЭ, где аспиранту будут даваться более или менее приличные стипендии, и он встраивается в штат «научно-учебной лаборатории», создает серьезный вызов для других вузов. И здесь нам волей-неволей придется предлагать какие-то конкурентные преимущества, чтобы заинтересовать выпускников вузов в работе именно с нами.

Наталья БОЛЬШОВА и Павел ДЕМИДОВ,
Управление научной политики

.

Приглашаем заинтересованных заведующих кафедрами, профессоров, преподавателей и научных сотрудников института поделиться своими предложениями и соображениями о том, как сделать аспирантуру МГИМО лучше. Работая вместе, мы сможем достигнуть большего!!!


985
Распечатать страницу