Российская интеллектуальная миграция: мифы и реальность

01.10.10

Российская интеллектуальная миграция: мифы и реальность

Российская интеллектуальная миграция: мифы и реальность

Одной из проблем российской науки часто называют утечку мозгов. Мы поговорили об этом с известным политологом, профессором Университета штата Теннесси Андреем Коробковым, который посетил наш Университет и выступил на VI Конвенте РАМИ с докладом «Российская интеллектуальная миграция: мифы и реальность».

— Одним из факторов, препятствующих модернизации России, часто называют миграцию высококвалифицированных кадров. Что Вы — как исследователь, занимающийся этой проблематикой, и как русский ученый, работающий за рубежом — можете сказать об этом?

— Сейчас становится очень модным говорить не об утечке мозгов, а об их возвращении. Тема эта очень интересная, но вокруг нее много мифов. Называют огромные цифры, говорят о миллионах уехавших. На самом деле цифра гораздо меньше, она составляет десятки тысяч человек. Для сравнения: не имеющие отношения к миграции потери, которые российская наука понесла в результате ухода интеллектуалов в ненаучные виды деятельности внутри страны, реально больше. Скажем, у нас около 200 тысяч человек со степенями кандидатов и докторов наук, которые не занимаются наукой. При этом уезжают, в основном, представители технических и естественнонаучных специальностей. И действительно, ряд институтов понес очень большие потери, прежде всего, в трех регионах: ¾ мигрирующих интеллектуальных элит уезжают из Москвы, Питера и Новосибирска. То, что потери несут только основные академические институты, действительно является проблемой. Ведь для многих регионов России характерно практически полное отсутствие таких связей.

— То есть, утечка мозгов — это не абсолютное зло?

— У этого явления есть плюсы и минусы. Интеллектуальная миграция может рассматриваться как зло — из-за потери научных элит. С другой стороны, благодаря миграции возникает возможность создавать новые связи. Некоторые уехавшие возвращаются, создают новые школы… Ведь одной из главных проблем российской науки остается ее слабая вовлеченность в науку мировую и малое количество людей, которые выезжают за границу. В целом, это меньше 5% академического персонала. В условиях глобализации без такого вовлечения нельзя преодолеть существующее отставание. Эта проблема усугубляется потерей престижа научной деятельности.

— Может ли создание Иннограда в Сколково решить эту проблему?

— Эта идея изначально имеет серьезный ряд проблем и минусов. Первая из них — это то, что центр создается в пределах Москвы — на очень дорогой земле. Ведь когда американцы создавали Силиконовую долину, земля там отдавалась практически даром, а сейчас она одна из самых дорогих земель в мире. Вторая проблема — это жесткая централизация.

— Какие факторы осложняют политику России по возвращению российских ученых?

— Самое главное — это подход валом, то есть рассматривание всех российских ученых, проживающих за границей, как единую гомогенную массу. Между тем, есть люди, которые не имеют за границей никакого статуса и готовы приехать. А есть очень высококвалифицированные специалисты: профессура, у которой пожизненная гарантия трудоустройства (tenure), их меньше 10% от общего количества. Но для того, чтобы привлечь таких специалистов, нужны либо многомиллионные компенсационные пакеты, либо совершенно иные формы работы — например, возможность почетных кафедр, двойных ставок, социальные гарантии. Над этими программами надо еще много работать.

— Как вы относитесь к идее мегагрантов (до 150 млн. рублей на 3 года) на проведение исследований под руководством ведущего ученого?

— Дело в том, что все зависит от того, как эти гранты будут выдаваться. Должны быть независимые комиссии, внешние эксперты. Но не только с точки зрения их несвязанности с конкретными институтами: важно, чтобы такие люди не имели никакого отношения к России. Будет ли атмосфера благоприятна в этом отношении, сказать трудно.

— Как вы считаете, будет ли интересна российским ученым с мировым именем, у которых имеется пожизненная гарантия трудоустройства на Западе, идея руководить исследованием в России?

— Думаю, что да, некоторые ученые могут заинтересоваться. Те, кто долго не приезжал в Россию, будут испытывать определенный страх. А те, которые приедут, столкнутся со сложностями. Потому что когда человек, приехавший с Запада, сталкивается с российской реальностью, он просто теряется. Он не умеет общаться с чиновниками, заполнять десятки бумажек, заниматься бюрократической волокитой. Поэтому нужно специальное агентство, которое будет помогать им в этом.


248
Распечатать страницу