Александр Кармен стал лауреатом премии Артема Боровика

30.11.10

Александр Кармен стал лауреатом премии Артема Боровика

Александр Кармен стал лауреатом премии Артема Боровика

Преподаватель факультета Международной журналистики, потомственный журналист-международник Александр Кармен получил награду в номинации «Печать» за книгу о своем отце, выдающемся советском кинодокументалисте, операторе и военном корреспонденте Романе Кармене. Об этой книге, а также о премии памяти одного из самых смелых независимых журналистов России — в интервью нашему Порталу.

На церемонии вручения этой премии Вы присутствуете уже не первый раз. Нынешняя церемония была дважды юбилейной — в 2010 Артему Боровику исполнилось бы 50. Кроме того, это год 65-летия Победы. На атмосфере церемонии это как-то сказалось?

Безусловно. Лично мне показалось, что эта церемония была лучшей из всех предыдущих. По крайней мере, из тех девяти, на которых я присутствовал. В зале был какой-то общий, единый настрой. Пришли интереснейшие люди: журналисты, ветераны разных войн, деятели культуры и т.д.

Тема войны действительно была главной линией мероприятия. На меня очень сильное впечатление всегда производят кадры военной кинохроники, особенно, когда показано возвращение наших солдат с фронта — эти поезда, встречи, объятия родственников — в горле встает ком. На церемонии все это было.

И потом люди, которые получили эту премию, — это действительно великолепные журналисты и писатели. Я знаю, например, работы Майи Пешковой — это прекрасная женщина, великолепный журналист, очень тонкий и душевный интервьюер (Майя Пешкова получила премию Артема Боровика в номинации «Радио» за цикл радиопрограмм «Победа» на «Эхо Москвы» — прим. корр.). Она открывает слушателям судьбы людей, которые могли бы просто уйти в небытие. В своей деликатной манере она подошла и к военной теме, я слышал несколько передач этого цикла — это блестящая работа. Крайне интересной мне кажется книга Александра Глушко (лауреат премии в номинации «Печать» за книгу «Первопроходцы ракетостроения. История ГДЛ и РНИИ в биографиях их руководителей» — прим. корр.) — это реабилитация истинных изобретателей известного оружия «Катюша» и «развинчивание» самозванцев.

Есть и другие премии в области журналистики. Какую роль играет, по Вашему мнению, премия имени Артема Боровика?

На мой взгляд, она очень востребована. Необходимо поощрять журналистов, которые находятся в передовом окопе борьбы за новую Россию. Это люди, которые ведут журналистские расследования. Именно они чаще всего подвергаются резкой критике, угрозам и даже физическому воздействию со стороны тех, кто не заинтересован в их работе. Много найдется таких, которые готовы заткнуть им рот и сломать перо. Но эти журналисты должны иметь право голоса, потому что это великие люди, настоящие труженики, солдаты слова и дела.

Премия защищает журналистов, которые работают на периферии, где они лицом к лицу с теми, кто творит беззаконие. Это страшная борьба, потому что журналисты там совершенно беззащитны. Если в Москве относительно нетрудно поднять волну журналистской солидарности и получить защиту со стороны коллег по профессии или даже от властей, то на периферии этого добиться очень сложно.

А потом сам Артем Боровик, выпускник нашего Университета, он был действительно великолепным журналистом и прекрасным человеком — человеком с большой буквы. Это один из столпов нашей расследовательской журналистики, которая с каждым годом приобретает в нашей стране все большее значение. Очень жаль, что он ушел так рано. Я знал его лично. После длительного перерыва из-за больших географических расстояний, у нас очень быстро начали складываться тесные отношения, и вдруг произошла такая трагедия — Артем погибает. Это было ужасно, тем более, что через два дня мы должны были с ним встретиться и, как он сказал, «выпить по рюмке коньяку и поностальгировать».

Артем действительно может служить примером для будущих и для нынешних журналистов. То, чем он занимался, — это очень опасно и в то же время благородно.

Что вдохновляло Вас на написание книги «Неизвестные войны Романа Кармена»?

Конечно же, жизнь моего отца. И эта премия — признание его заслуг. Это был потрясающий экземпляр журналиста, киноработника, деятеля культуры. Он очень много писал и творил. Он входил в руководство Союза кинематографистов, был общественным деятелем и пользовался этим для того, чтобы помогать людям, причем зачастую совершенно незнакомым.

Говорят, с ним трудно было работать, потому что он был очень требовательным, т.к. сам целиком отдавал себя делу: cвой день он начинал в 6 утра, а отходил ко сну уже после полуночи, все было расписано по минутам. Я поражался, откуда у него столько энергии и сил.

Если бы он был мне незнаком, я бы, наверное, с таким же удовольствием написал о нем книгу, но поскольку я его хорошо знал — мне было легче. И я избрал такую форму — интервью с самим собой, потому как вопросы о нем мне задавали люди, я их не выдумывал. Сначала к юбилею отца в «Литературной газете» появилась небольшая заметка, потом все это выросло в отдельную книгу. Нашлись замечательные люди из числа почитателей папиного таланта, которые стали спонсорами книги.

Мы с мамой в ночь на 25 июня провожали его на Белорусском вокзале, я тогда еще был у нее в животе. Родился я 3 июля почти через 10 дней после его отъезда, а узнал он об этом в Великих Луках — «разбитом, сожженном, умирающем городе», как он назвал это место. Там он случайно увидел огонек в ночи — это был центр связи зенитчиков, и попросил позвонить домой в Москву. А еще через пару дней мы первый раз с ним встретились.

Говоря о войне, стоит отметить, что практически каждый день мой отец передавал информацию с фронта в Москву. Он печатался в «Известиях» и «Красной звезде», работал в Совинформбюро, через которое передавал новости также для United Press International.

Часто бывало так, что отец «исчезал», и о нем не было никаких сведений. И вдруг какой-нибудь его приятель звонит и сообщает маме, что Рима (так называли его друзья) передал новости с места событий по французскому радио, значит он жив и с ним все в порядке.

Впоследствии отец стал первым советским журналистом и кинооператором, который вошел в Берлин. До этого он много писал об испанской войне — целый год «Известия» буквально были забиты его репортажами. Потом, когда он вернулся и увидел, что многие люди, побывавшие в Испании, подвергаются репрессиям, он вынужденно уехал на работу в Китай. Перед этим еще был на заполярном острове Рудольфа. Еще была вьетнамская война, таким образом он прошел через четыре разных войны.

«Неизвестные войны» — это и есть эти четыре войны?

Скорее, я имел в виду другие, внутренние войны, касающиеся лично его. Речь шла о различных сплетнях, наговорах и т.п. Ну и опять же название перекликается с главной киноэпопеей, которую он создал — двадцатисерийным фильмом «Неизвестная война» (в СССР он назывался «Великая Отечественная»), который был сделан для американского телевидения. При создании этого документального цикла им с Бертом Ланкастером, который выступал в роли ведущего, оказывали всяческую помощь. Например, дали военный самолет, на котором они летали в Сталинград, Брест, на Курскую Дугу и т.д. Война прошла практически через всю жизнь моего отца. Поэтому, видимо, жюри и выбрало эту книгу.

Факультет международной журналистики поздравляет Александра Романовича с престижной премией. Мы присоединяемся к этому поздравлению и желаем новых творческих побед.

Беседовала Яна СМИРНОВА,
Управление интернет-политики


Распечатать страницу

Фотогалереи