Мировая политика: на стыке публичной и религиозной сфер

25.03.11

Мировая политика: на стыке публичной и религиозной сфер

Без молодых перспективных исследователей невозможно сохранение ни традиций научных школ, ни самого духа учебного заведения, ведь преемственность — необходимый атрибут успешного университета. Привлечение молодых ученых к научно-исследовательской работе всегда являлось важной составляющей деятельности МГИМО-Университета. Отличительной чертой наших дней является тот факт, что молодые специалисты все активнее участвуют в научно-исследовательских проектах. Сегодня нашими собеседниками стали кандидаты политических наук Петр Игоревич Касаткин и Максим Владимирович Харкевич, а также Игорь Александрович Истомин — преподаватель кафедры прикладного анализа международных проблем, подавшие коллективную заявку на участие в целевом конкурсе РГНФ.

— В конце прошлого года вы подали заявку на участие в Целевом конкурсе поддержки молодых учёных, организуемом РГНФ. Расскажите, пожалуйста, о вашем проекте.

П.И. Касаткин: Проект напрямую связан с фундаментальной проблемой интенсификации взаимодействия религиозной и публичной сфер в современной мировой политике. В данном исследовании проблема взаимодействия религиозных акторов и государств рассматривается в свете происходящей сегодня трансформации архитектуры мироустройства, одновременно происходящих процессов глобализации и фрагментации. Предполагается определить возможности религиозных акторов влиять на социальные установки, под воздействием которых вырабатывается государственная политика, путем распространения знаний, ценностей и вероучения. Особое внимание будет уделено способности религиозных акторов оказывать воздействие на процессы развития общественных институтов, влиять на мировоззрение индивида, являющегося субъектом или объектом политики, способности формировать мировоззрение элит общества и доминирующей в обществе социальной группы. В исследовании также предполагается рассмотреть широкий круг вопросов, связанных с религиозной политикой государств.

М.В. Харкевич: Мое участие в проекте будет касаться отношения государств и различных религиозных акторов. Даная проблематика интересует меня как в теоретическом, так и в прикладном аспекте. Особенно интересно посмотреть, каким образом различные типы государств выстраивают свои отношения с религиозными акторами в исламском мире, который сейчас бурно развивается.

И.А. Истомин: Проект, над которым мы работаем, нацелен на изучение влияния религиозных субъектов на международные отношения. Конфессиональная принадлежность остается одной из наиболее значимых идентичностей. Можно говорить о том, что в последние десятилетия ее значение еще более возрастает. Как правило, эта тенденция связывается с исламскими странами, но она проявляется и в других частях мира. В том числе в США, где уровень религиозности остается высоким, а соответственно и влияние религиозных групп на внешнюю политику единственной сверхдержавы существенным. В этой связи, часть работы, которую я планирую выполнять в рамках общего проекта, связана с выявлением особенностей того, что в терминологии М. Вебера, можно назвать «ценностноориентированным поведением» религиозных групп и ее отражением в американской внешней политике.

— Насколько перспективно участие молодых ученых в конкурсах на получение грантов?

П.И. Касаткин: Безусловно, такое участие перспективно — практически все мои коллеги — молодые политологи, историки и социологи, так или иначе, участвуют в различных программах поддержки молодых ученых, конкурсах на получение грантов. Думаю, что стабильная финансовая поддержка и одновременно отчетность за каждый выделенный на исследование рубль даст свой результат: новые монографии, статьи, разделы в учебных пособиях, и как итоговый результат — проект докторской диссертации.

М.В. Харкевич: Необходимость инновационного развития России, на которую постоянно указывают Президент и Правительство, создает перспективы для молодых ученых, в том числе и в отношении получения грантов. Главное — суметь воспользоваться появляющимися возможностями.

И.А. Истомин: Мне кажется, это естественный путь. Система грантов — один из основных инструментов стимулирования научной деятельности по всему миру, и у нас она также постепенно развивается. Она позволяет достаточно эффективно обеспечивать сбалансированное удовлетворение интересов общества с одной стороны и исследовательских кругов с другой. Поэтому неотъемлемым профессиональным требованием становится умение находить гранты и работать по ним. Чем раньше молодые специалисты начнут участвовать в конкурсах, тем больше опыта они получат в этом аспекте работы.

— Расскажите, пожалуйста, об основной тематике ваших исследований.

П.И. Касаткин: Главной темой моих научных исследований является изучение роли религиозных акторов мировой политики в целом и Русской православной церкви в частности в современных мировых политических процессах. Будучи одним из важнейших институтов, оказывающих существенное влияние на общество, Русская православная церковь на протяжении столетий играла значительную роль в жизни Руси, России и СССР. Сегодня, с изменением исторических условий своего бытия, Русская церковь стремится не только участвовать в обсуждении глобальной повестки дня, но и предлагает религиозно мотивированную позицию по всем актуальным вопросам современного мирового развития. Тому, насколько эта позиция принимается во внимание другими участниками международных отношений и тому, насколько существенно воздействие Русской церкви на международную среду, посвящены мои научные изыскания.

М.В. Харкевич: Темой моих исследований является судьба государства в современной мировой политике. Объект старый, контекст новый: национальное государство и транснациональная среда его обитания. Возникающий диссонанс создает напряжение в мировой политике, которое оказывает трансформирующее влияние как на государство, так и на саму мировую политику. Участию государств в увеличении или уменьшении этого напряжения, а также влиянию данного напряжения на сами государства и посвящены мои исследования.

И.А. Истомин: Мое исследование посвящено изучению процесса принятия решений. Решение, действие — это базовые единицы анализа для социальных дисциплин, в том числе для политологии и международных отношений. В конечном счете, весь политический процесс на глобальном ли уровне или на региональных уровнях возникает из переплетения отдельных решений и следующих за ними действий. Тем удивительнее, как мало мы понимаем в том, как они рождаются, эволюционируют и воплощаются. В лучшем случае на действия субъекта проецируют модель рационального поведения, в худшем — их объясняют зловредной природой контрагента. В своей работе более всего стараюсь разобраться в сложной структуре рациональных и иррациональных причин и мотиваций, побуждающих субъектов действовать так или иначе. Так как в международных отношениях мы имеем дело, главным образом, с субъектами коллективными, то их поведения, прежде всего, становятся результатом взаимодействия воль и устремлений вовлеченных участников. То есть в центре внимания оказываются многоуровневые взаимодействия игроков, руководствующихся к тому же различными типами рациональности.

— Изучая данные области науки, вы наверняка стараетесь найти малоизученные аспекты проблем. В чем актуальность и прикладное значение ваших исследований?

П.И. Касаткин: Актуальность моих исследований определяется рядом причин. Во-первых, множественностью присутствия религиозных акторов в современной мировой политике. Во-вторых, все более возрастающим влиянием религии на общественно-политические отношения, интенсификацией одновременно происходящих процессов — как секуляризации общественно-политической жизни, так и активизации религиозных акторов. В-третьих, актуальность объясняется увеличивающейся активностью Русской православной церкви в международной сфере и процессом выработки ею концептуальных документов — как определяющих взаимодействие Церкви и общества, так и охватывающих сферу межхристианского взаимодействия. В четвертых, учреждением новых институтов, осуществляющих внешнюю церковную деятельность. Новизна работы обусловлена отсутствием в настоящий момент комплексных научных исследований деятельности и позиции Русской православной церкви в международной сфере. Чаще всего исследователи РПЦ касаются современного положения Церкви в российском обществе, деятельности ее отдельных институтов и структурных подразделений, формулирования базовых основ социальной концепции русского Православия, а также отдельных аспектов позиционирования Русской православной церкви в мировом масштабе.

М.В. Харкевич: Дело в том, что напряжение, порождаемое различием форм государств и структур мировой политики, во многом определяет развитие последней. При этом развитие не обязательно должно быть со знаком плюс. Если эффективность механизмов регулирования и управления в мировой политике не будет поспевать за скоростью ее усложнения, иррациональная мгла хаоса поглотит остатки рационального порядка, и мир, каким мы знаем его, может исчезнуть. Интуитивно кажется, что государство в данном случае призвано играть роль агента порядка, но, к сожалению, это пока не совсем так. Государства вообще в мире нет, есть много очень разных государств, каждое из которых вносит свой посильный вклад в увеличение или снижение онтологической напряженности мировой политики. В определении роли и направления развития каждого государства в мировой политике заключается прикладное значения моих исследований.

И.А. Истомин: Прикладное значение изучения процесса принятия решений, особенно когда мы имеем дело с решениями контрагентов России на международной арене, таких как США, или ЕС, или радикальные исламистские организации — очевидно. Очень часто приходится сталкиваться с упрощенным пониманием мотивации их действий. Особенно распространен стереотип «демонизации оппонента». Но подобный подход загоняет в ловушку: без понимания корней проблемы, попытки ее решения превращаются в битву с ветряными мельницами. Чтобы избежать бесполезной траты ресурсов, чтобы обеспечить наиболее эффективное реагирование на действия других субъектов, нужно четко представлять какие интересы и ценности их порождают и как вообще обеспечивается связка между индивидуальными мотивациями и коллективным поведением.

— Возможна ли разработка учебных (авторских) курсов на основе ваших научных исследований или использование их результатов в текущих программах обучения?

П.И. Касаткин: Полученные результаты могут найти практическое применение в деятельности структур Министерства иностранных дел Российской Федерации, экспертных органов, обеспечивающих работу государственных ведомств, занимающихся взаимодействием с религиозными организациями. Также они могут быть полезны при подготовке курсов на Факультете международных отношений и Факультете политологии МГИМО (У) МИД России, при разработке разделов курсов в Дипломатической академии МИД России, МГУ им. М. В. Ломоносова и других вузах. Уже сейчас мною подготовлены программы курсов «Религиозное измерение мировой политики» и «Гуманитарные аспекты мирового взаимодействия». Многие наработки используются мною и при проведении занятий со студентами Дипломатической академии МИД, где я преподаю на кафедре Политологии и в Общецерковной аспирантуре, где совместно с проф. К. П. Боришполец я читаю курс «Обзор мировой политики».

М.В. Харкевич: Такую возможность я не исключаю. Более того, результаты моего диссертационного исследования «Специфика государства как актора современной мировой политики» частично используются в теоретических курсах по мировой политике на кафедре Мировых политических процессов.

— Какие темы в рамках ваших научных специальностей вы определили бы сейчас как наиболее перспективные?

П.И. Касаткин: Наиболее перспективными в рамках специальности «Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития» мне видятся темы, касающиеся гуманитарной составляющей современного мирового взаимодействия. Это различные аспекты «мягкой власти» или «мягкой силы» (soft-power) в мировой политике, политикоообразующей роли образования, влияния СМИ и новых технологий на мирополитические процессы.

М.В. Харкевич: С моей точки зрения, наиболее перспективной тематикой в мировой политике является широкий круг проблем глобального управления, особенно биополитическое измерение глобального управления, понимаемое в терминах М.Фуко, а также вопросы самоорганизации политической системы мира. Онтологическое напряжение в мировой политике, о котором я говорил выше, порождает потребность в новых формах управления. Изучать эти новые формы не только интересно, но и необходимо.

— Петр Игоревич, позвольте обратиться к Вам, как к начальнику отдела аспирантуры: насколько заинтересованы сейчас выпускники МГИМО в продолжении учебы в статусе аспиранта?

— Выпускники МГИМО весьма заинтересованы в продолжении научной деятельности в статусе аспирантов. И тому масса подтверждений. Так, уже сейчас более 140 магистрантов всех программ воспользовались предоставленной им возможностью и готовятся к сдаче кандидатских экзаменов по истории и философии науки в период обучения в магистратуре. Более 40 человек намерены опубликовать научные статьи в «Вестнике МГИМО» на основе имеющихся наработок по теме магистерской работы. Ежедневно в отдел аспирантуры поступают письма и звонки от потенциальных аспирантов и соискателей, стремящихся, в перспективе, влиться в состав сложившихся научно-педагогических школ МГИМО. Созданные в МГИМО условия позволяют гармонично развиваться по любому из избранных направлений — экономическому, политическому, социологическому, юридическому, филологическому и историческому. Сложившиеся научно-педагогические школы, действующие диссертационные советы, мощнейшая материально-техническая база позволяет выпускнику школы за 13–15 лет пройти путь от абитуриента бакалавриата до получения степени доктора наук, как это ни фантастично звучит. Главное — ощутить в себе призвание и выбрать верную образовательную траекторию.

Беседовала Елена БАЛАШОВА,
Управление инновационного развития


Распечатать страницу