Борьба за гидроресурсы

17.06.11

Борьба за гидроресурсы

Борьба за гидроресурсы

Проблема пресной воды. Глобальный контекст политики России.

Предлагаем читателям некоторые основные положения экспертно-аналитического доклада по снабжению питьевой и технической водой, подготовленного авторским коллективом Института международных исследований МГИМО (У) МИД России.

Пресная вода как глобальная проблема. Рост населения Земли, увеличение потребления и уничтожение природных экосистем привели к тому, что к началу XXI века вода питьевого и технического назначения стала одним из наиболее существенных видов ресурсов, необходимых не только для глобального экономического роста, но даже для простого выживания человечества.

По своей ценности для целей развития водные ресурсы занимают второе место по значимости после нефтегазовых. При этом не менее, чем питьевая, важна техническая пресная вода, используемая в сельском хозяйстве, гидроэнергетике, в производстве биотоплива, в различных водоемких отраслях промышленности, в коммунальном хозяйстве.

Ежегодно около 6 млн. га земли превращаются в пустыню. Из-за неудовлетворительных гигиенических условий, вызванных дефицитом воды, ежедневно в мире умирают около 6 тыс. человек. На более чем 20% территории суши антропогенная активность вышла за пределы емкости естественных экосистем, которые начинают служить лишь для обеспечения потребностей человека и уже не обладают свойствами естественных объектов. Ухудшается и качество воды. Каждый год из грунтовых вод человеком отбирается 160 млрд. куб. м, до 95% жидких промышленных отходов сливается в водоемы абсолютно бесконтрольно.

По экспертным оценкам, к середине XXI века питьевая вода естественного происхождения в большинстве регионов мира превратится в дефицитный продукт, а снабжение будет обеспечиваться за счет ее ввоза, а также благодаря различным (зачастую весьма дорогостоящим) технологиям опреснения и очистки. Еще более сложное положение может сложиться с водой для технических нужд (прежде всего для орошения). Такая ситуация уже сейчас является реальностью для многих аграрных и некоторых густонаселенных индустриальных зон мира.

Все более актуальны становятся связки «вода-продовольствие» и «вода-энергия». На сельское хозяйство уходит около 70% всего объема потребляемой пресной воды. Поэтому рост цен на продовольствие, который неминуемо следует за ростом темпов истощения водных ресурсов, ставит в разряд актуальнейших проблем совершенствование ресурсного менеджмента, в том числе распространения имеющихся и разработки новых водосберегающих технологий. Растет и конкуренция за водные ресурсы между сельскохозяйственным и энергетическим секторами. Для производства 1 л биотоплива необходимо 2500 л воды. Возникает сложная и неоднозначная ситуация выбора между развитием новых технологий и удовлетворением ежедневных элементарных потребностей миллионов и даже миллиардов людей.

Неоднозначный характер имеет и приватизационная активность в сфере водных ресурсов. Согласно определению ООН, вода — общее достояние, а свободный доступ к ней относится к категории базовых потребностей и естественных прав человека. В ХХ веке сектор водных услуг длительное время полностью обеспечивался государственными структурами. В большинстве стран и сейчас существует государственное коммунальное хозяйство. Однако государственный сектор часто имеет низкую эффективность, а предоставляемые им услуги отличаются низким качеством и недостаточностью охвата. Вместе с тем приватизация инфраструктуры водоснабжения влечет за собой рост цен на потребляемую воду, все большую зависимость населения развивающихся стран от иностранных источников обеспечения питьевой водой. Удорожание воды неоднократно становилось причиной массовых протестных выступлений населения в странах Латинской Америки и в ЮАР.

Доступность пресной воды — важнейший фактор безопасности. Лишение водоснабжения является проверенным способом воздействия на противостоящую сторону в ходе локальных и региональных конфликтов. Неудивительно, например, что при практически каждом обострении отношений с Южной Осетией тбилисский режим ограничивал подачу воды в Цхинвал. Конфликты различной остроты, предметом которых является пресная вода, имеют место на всех континентах, в том числе и вблизи границ России.

Прежде всего следует указать на конфликтогенность водного вопроса в Центральной Азии, то есть в зоне непосредственных российских интересов. С обретением независимости бывшими союзными республиками здесь прекратила существование прежняя система водопользования. Несмотря на многолетние попытки достичь взаимовыгодного сотрудничества, государства региона не слишком преуспели в этом и продолжают предпринимать односторонние действия без учета экономических и экологических последствий для соседей. Соблюдение квот, расценок и сезонных схем регионального водопользования оказывается в зависимости не только от технических противоречий, но и от политических обстоятельств. В связи с этим бедственное положение в сфере водообеспечения Ферганской долины, Ошской области Киргизии, Приаралья, ряда других районов работает не столько как стимул к расширению взаимодействия центральноазиатских стран, сколько как рычаг его торможения.

Конфликтный потенциал содержит в себе реализация масштабных гидропроектов в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР, которые затрагивают интересы Казахстана и России. Под угрозой водного голода могут оказаться такие города, как Усть-Каменогорск, Семипалатинск, Павлодар, канал Иртыш-Караганда. Уровень Иртыша в районе Омска может понизиться на 60 см. Российское правительство, по имеющейся информации, рассматривает ряд проектов, направленных на решение возникающих проблем.

Остроактуальным является разрушительное воздействие, оказываемое китайской стороной на экологический баланс реки Амур. На планете остались только три большие «свободные» реки, не перегороженные плотинами в главном русле, среди них — Амур. Казалось бы, ненарушенные экосистемы, разнообразие природных условий и биологических видов должны благоприятствовать процветанию всей амурской экосистемы. Однако на китайской территории вдоль притока Амура, реки Сунгари, работают сотни предприятий, не оснащенных экологосберегающими сооружениями. Для ликвидации последствий загрязнений Россия не раз привлекала не только силы МЧС, но и армейские части. Сегодня потенциала естественной саморегуляции Амура уже не хватает, чтобы справляться с режимом жизни, который навязал ему человек.

В целях преодоления конфликтных проблем водопользования, в том числе и вблизи российских границ, необходимы четкая правовая регламентация совместного управления водными ресурсами трансграничных рек и постоянный экологический мониторинг.

Глобальная проблема водной безопасности имеет и сугубо российское преломление. Российская Федерация — одна из немногих развитых стран, чьи ресурсы пресной воды являются достаточными. В частности, одна пятая часть общемировых ресурсов питьевой воды принадлежит нашей стране. Но при этом отдельные регионы вододефицитны. А в условиях экстремально неблагоприятной природно-климатической ситуации (как это имело место летом 2010 года) засуха может поразить десятки регионов. Доля населения, которое обеспечено питьевой водой, отвечающей требованиям безопасности, в 2009 году составила 86%. Об угрозе нехватки водных ресурсов говорится в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. В решении проблем водопользования важную роль призвана сыграть Водная стратегия Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная распоряжением правительства РФ от 27 августа 2009 года. Стратегия предусматривает сокращение непроизводительных потерь воды в два раза.

Вместе с тем приходится констатировать, что охрана окружающей среды до сих пор не вошла в число реальных государственных приоритетов. Выступая 4 апреля 2011 года на встрече с экологами, председатель правительства РФ Владимир Путин признал, что около 15% территории страны находится в бедственном состоянии. Антропогенное воздействие на естественные экосистемы постоянно увеличивается. Практически во всех регионах загрязнение водных объектов сохраняется на высоком уровне. По его словам, правительство готовит базовый документ «Основы экологической политики России на период до 2030 года».

Существующая же ныне практика противоречит не только национальным интересам России, но и господствующей мировой тенденции — интеграции экологических ценностей в стратегии экономического развития. Россия остается в стороне от нарастающего глобального сближения, основанного на восприятии охраны окружающей среды как предпосылки устойчивого экономического развития, а наличия системы управления окружающей средой — как одного из основных требований для полноценного участия в мировой экономике.

Дефицит анализа отечественных и зарубежных нормативно-правовых актов в экологической области не позволяет использовать современные подходы к совершенствованию законодательства и правотворчества в этой области. В последние десятилетия снизилось качество официальных русских переводов международных конвенций и соглашений, что является серьезным препятствием для адаптации норм зарубежного экологического права к российским условиям.

Глобальная ситуация в сфере водопользования и специфическое преломление водной проблемы в российском контексте делают все менее терпимым неинтегрированность российской водной политики в глобальный контекст. Упомянутые выше нормативные акты такую интеграцию не обеспечивают.

Совершенствование российской гидрополитики. На глобальном уровне актуальным является создание в рамках системы ООН нового органа для выработки подходов к регулированию и для регулирования различных аспектов водной проблемы. Настоятельно необходима разработка единого свода международных актов, устанавливающих общие для всех субъектов международных отношений принципы пользования трансграничными водными потоками и водоемами, а также механизм разрешения соответствующих международных споров.

В форматах «восьмерки» и/или «двадцатки» целесообразно выступить с инициативой принятия Программы оказания научно-технической, экономической и политико-правовой помощи развивающимся странам со стороны наиболее развитых государств по оптимизации использования водных ресурсов. Основными направлениями такой программы могут быть помощь в составлении страновых и региональных балансов водных ресурсов; научно-техническая и экономическая помощь в оптимальном использовании водных ресурсов, в проведении экспертиз побочных экологических, экономических и социальных последствий гидромелиоративных проектов; посредничество в урегулировании межгосударственных споров по поводу объемов водозабора.

Необходима и долгосрочная программа правовых, экономических и научно-технических мер по формированию цивилизованного международного рынка пресной воды, что в условиях глобального водного дефицита может стать для России одним из существенных источников экспортных поступлений. Программа могла бы включать в себя оценку потребностей отдельных стран и регионов мира в пресной воде и возможных коммерческих источников снабжения ею; выработку международных юридических рамок торговли пресной водой; разработку и развитие технических средств транспортировки воды (от трубопроводного транспорта до технологий морской транспортировки айсбергов и перевозки воды грузовым авиатранспортом); международную систему оценки экологических издержек крупномасштабных коммерческих проектов транспортировки воды. Особое внимание следовало бы уделить продвижению на мировой рынок российских технологий обессоливания морской воды — в частности, технологий создания плавучих опреснительных установок с использованием компактных судовых ядерных реакторов.

На центральноазиатском направлении представляется целесообразным акцентирование необходимости внедрения водосберегающих технологий, а также стимулирование импорта вододефицитными странами продукции водоемких отраслей. Контрпродуктивным представляется продолжение риторики о гипотетических проектах переброса части стока сибирских рек в Центральную Азию. Порочность сложившейся в аграрном секторе региона модели водопользования заключается не столько в дефиците воды, сколько в ее неэффективном использовании.

В политическом же плане и в плане безопасности первостепенной задачей является обеспечение эффективного сотрудничества заинтересованных региональных и внерегиональных сил. Представляется необходимым созыв международной конференции с участием всех государств региона, заинтересованных мировых держав, глобальных и региональных организаций. В рамках такой конференции может быть предложено формирование рабочей группы высокого уровня по выработке правовой основы межрегионального сотрудничества в области водопользования, а также комплекса практических мер, направленных на создание единой системы водного хозяйства.

Проведение подобной конференции способствовало бы мобилизации внутрирегиональных ресурсов для решения региональных проблем безопасности и развития и тем самым дало бы импульс интеграционным процессам в Центральной Азии, объективно способствуя началу глобального сотрудничества по водноэнергетическим вопросам именно в том регионе, где такое сотрудничество особенно актуально с точки зрения российских интересов.

Собственно российская повестка может включать следующие целевые направления:

— разработку и принятие новой редакции Водной стратегии России, которая связала бы воедино как внутренние, так и внешние аспекты гидрополитики. Следовало бы официально заявить о готовности России принимать активное участие в координации усилий мирового сообщества при решении комплексных водных проблем. В частности, в cоставлении глобальных и региональных балансов пресной воды питьевого и технического назначения; выработке рекомендаций по оптимальному использованию водных ресурсов; утилизации и распространению опыта новых технологий и термических методов, позволяющих опреснять соленую воду и очищать загрязненную воду. Особо следовало бы выделить заинтересованность в развитии международного законодательства в области водопользования, учитывающего различные экологические, экономические и политические проблемы;

— разработку и принятие технических регламентов, опирающихся на позитивный опыт Евросоюза. Учитывая, что инфраструктура водопользования относится к числу критических инфраструктур, важно определить порядок сбора и обработки информации, позволяющий отслеживать техногенные, террористические и военные угрозы;

— в отношениях с приграничными государствами — инициирование шагов по созданию систем интегрированного управления водными ресурсами и проведению согласованной региональной и национальной политики водопользования, охватывающей различные аспекты организации, финансирования, нормативно-правового обеспечения водного хозяйства на основе выверенных эколого-хозяйственных критериев. Необходимо укреплять практическое взаимодействие с пограничными государствами путем оказания помощи в подготовке специалистов в области водохозяйственной деятельности, участия в международных проектах по обводнению, стимулированию коммерческих инвестиций в объекты водной инфраструктуры.

При взвешенном, разумном подходе к использованию имеющихся водных ресурсов Россия сможет отстоять свои национальные интересы и извлечь определенные выгоды из весьма непростой ситуации, складывающейся в глобальной конкурентной борьбе за гидроресурсы.

 «Независимая газета»


Распечатать страницу