О «черепашках пера», или Кто же покорит Фудзи?

19.07.11

О «черепашках пера», или Кто же покорит Фудзи?

О «черепашках пера», или Кто же покорит Фудзи?

МГИМО-Университет МИД России — один из ведущих российских вузов — всегда имел репутацию «непростого» учебного заведения: МГИМО нередко называют «закрытым» вузом, хотя и признают тот факт, что там дают блестящее образование. Считается, что поступить туда «с улицы» практически невозможно… Мы решили проверить, насколько этот миф правдив, и выяснили, что представляет собой вступительный экзамен в МГИМО и кто приходит его сдавать.

В кабинете декана факультета Международной журналистики (МЖ) МГИМО тихо и прохладно. Его хозяин — Ярослав Львович Скворцов — рассказывает об особенностях приемной кампании на МЖ в этом году, приводит цифры. Цифры впечатляют. В день внутреннего институтского экзамена (творческий конкурс) на отделение МЖ при наличии 25 бюджетных мест 12 уже «заняты» победителями профильной всероссийской олимпиады по литературе. Снять кавычки со слова «заняты» можно будет лишь после того, как «олимпионики» принесут оригиналы своих аттестатов (а то вдруг еще куда-то поступить решат; теперь уже «на общих основаниях»).

Борьба за оставшиеся 13 мест обещает быть суровой.

В этом году результаты ЕГЭ нереально высокие! — Ярослав Львович листает абитуриентские списки. — Получается, что у человека с результатами три раза по девяносто с небольшим баллов шансов попасть на бюджет практически нет: конкурс не пройдет…

И правда: абитуриент, идущий в списке двадцать пятым (то есть, последний, кто может по сумме трех ЕГЭ — пока еще без внутреннего «дополнительного испытания» — рассчитывать на поступление), имеет 93, 100 и 92 балла. Конкурс на бюджет составляет 13,69 человека (вы только вдумайтесь, как солидно это звучит: тринадцать целых и шестьдесят девять сотых человека), на договор — 8,83. И практически все эти люди, алчущие поступить на факультет журналистики, — девушки; парней среди них разве что те самые 0,69 и 0,83: на бюджете соотношение юношей и девушек — 25 и 165, на договоре — 11 и 42 соответственно.

Отвлекаюсь от статистики на коллекцию скворцовских черепах, выстроившуюся за стеклянной дверцей книжного шкафа. Черепашьими фигурками уставлены все полки перед корешками книг; одна из черепашек, плюшевая и большеголовая, смотрит из-за стекла огромными глазами. Ее эта суета не касается, и потому она кажется счастливой. В отличие от абитуриентов, у многих из которых сегодня решающий «бой» — творческий конкурс, включающий в себя две части — написание эссе и собеседование.

— Надо сказать, –- продолжает Ярослав Львович, — в этом году много целенаправленных абитуриентов: тех, кто идет только на факультет МЖ и именно на отделение МЖ, несмотря на возможность поступать в несколько (до пяти) вузов и на три направления в каждом. Это приятно. Но и конкуренция между ребятами серьезная…

Вспомнился эпизод из В. Пелевина. В приемной комиссии вуза, куда поступает главный герой, висит плакат с жизнерадостной улиткой. На плакате написано: «О, Улитка! Взбираясь к вершине Фудзи, можешь не торопиться…». Юноша дописывает от руки: «Там на вершине Фудзи улиток полно и так».

Конечно, я не могла не посмотреть живьем на «улиток» этого года, рвущихся к вершине своей выбранной Фудзи, и на то, кто и как с ними управляется.

Оказалось, что проникнуть в МГИМО во время приемной кампании, если вы не абитуриент и не член приемной комиссии, практически невозможно. Первых пропускают по документам, вторых — по специальным бейджикам. Контролирует все специальная и очень серьезная структура, сформированная из студентов, называемая оперотрядом.

— В прошлом году, — с улыбкой рассказывают работающие там ребята, — один первокурсник перестарался — ректора не признал. И пускать в университет не хотел.

«Логично, — думаю, — у ректора-то ни абитуриентских бумажек, ни бейджика не было. Так что, как говорится, “не положено”».

— И что же стало с этим первокурсником? — спрашиваю.

— Ему объявили благодарность. За усердие. Ректор порадовался, что оперотряд так хорошо и серьезно работает.

Стоит немного постоять около входа в приемную комиссию, и понимаешь, что не признать ректора довольно легко — глаз «замыливается» быстро. Несколько ребят из оперотряда мужественно держат оборону. Их столы, загораживающие дверной проем, осаждают толпы абитуриентов и их беспокойных родителей — все нервничают, всем надо что-то спросить, уточнить или чем-то возмутиться. Родителей в институт все-таки не пускают, их место — на специальных скамейках («запасных», так и хочется добавить). Во дворе МГИМО, в нескольких шагах от приемки, не работает фонтан. Сидеть около него, на многочисленных удобных лавочках, считается среди студентов дурной приметой: мол, не сдашь… Абитуриенты этого не знают и сидят, производя впечатление мужественных, бесстрашных ребят. О местных поверьях им явно лучше не рассказывать, и так переживаний достаточно. Какая-то девочка, устроившись на краю фонтана, с мрачной сосредоточенностью отрывает одну за другой пайетки со своей футболки.

— Много желающих поступить в МГИМО? — спрашиваю Василия Ивановича, улыбчивого парня из оперотряда.

— Много, как всегда. Из-за этого мы тут торчим чуть ли не от зари до зари. Начинаем всегда в восемь утра. Представь, вчера, в день перед экзаменом, комиссия закрылась для приема заявлений в полдень — короткий день. Так мы были на работе до восьми вечера! Пока все личные дела пришедших создали, пока данные внесли, картотеку пополнили, то да се…

— Нынешние абитуриенты как-то отличаются от тех, что были в прошлые годы? — Василию можно задать этот вопрос, он «стреляный воробей» — работает в оперотряде уже третий год.

— Знаешь, эти дети довольно-таки шустрые. Если раньше на нас смотрели с почтением, то теперь многие относятся неуважительно. Недавно одному нашему заявили: «Я с недалеким, попросту тупым охранником разговаривать не буду!». А этот «тупой охранник» бакалавриат с красным дипломом закончил — очень умный парень, между прочим. Вообще, когда абитуриенты сюда приходят, им оперотряд — вместо родной матери. Сами они найти ничего не могут, что делать — часто не знают, а если их не контролировать, так вообще в коридорах заблудятся и сгинут. — Вася махнул рукой и посмотрел на часы. — Ладно, пойдем. Надо еще кабинеты к собеседованию подготовить: столы подвинуть, стулья поставить, как надо. Пока дети пишут эссе…

И мы пошли.

Выбранные для творческого конкурса декорации впечатляют: это новый корпус МГИМО, открытый в прошлом году и похожий больше на фешенебельный торговый центр или — как добавляют сами студенты — на космический корабль будущего. Огромные пространства, каменные полы, много стекла. Лифты такие блестящие и прозрачные, что на них невольно хочется покататься. Везде вовсю работают кондиционеры. Очень светло и очень… пусто.

— Как впечатления? — спрашиваю девочку, которая только что — первая — вышла из зала, где писала эссе. Она задумалась на пару секунд, лицо решительное, умное — ну, думаю, сейчас что-нибудь взвешенное, серьезное скажет. А она в ответ:

— Холодно было. Я замерзла.

— Может, что-нибудь еще?

— Да нет вроде. А что еще?.. — девочка даже забеспокоилась, лицо стало обескураженным.

Ребят, идущих на собеседование, все больше. Отведенные на написание эссе три «астрономических» часа стремительно истекают… Всех по-прежнему контролируют парни из оперотряда: отправляют абитуриентов на само собеседование и разводят по аудиториям, где все ждут своей очереди. Там царит коллективное бессознательное и паника. Глаза у кого-то лихорадочно блестящие, у кого-то — остекленевшие. От волнения дети готовы забыть даже собственное имя.

— Как это сдавать?! Умереть легче! Что там будут спрашивать?! Я там сразу умру. Войду и умру! И все! — наперебой щебечут пятеро девчонок. Одна из них при этом не забывает посматривать на свой маникюр.

— Интересно, декольте бы помогло? Может, пару пуговиц на рубашке расстегнуть? — по-деловому советуется она.

— Нет-нет! — смеется ироничный Руслан из оперотряда, — Лучше сразу рубашку на груди порвать, и чтоб был виден вытатуированный портрет декана. Вот это — да!

Декан, к слову, производит на абитуриенток сильное впечатление. На вопрос «Куда-нибудь поступаешь, кроме как на МЖ?» высокая девушка в солидных очках раздумчиво отвечает:

— Я вообще-то на журфак в МГУ хотела. Но вчера пришла сюда на консультацию перед экзаменом — послушать. Декан выступал. Он такой хороший, такой обаятельный. Так что я, наверное, теперь сюда больше хочу. Но это, конечно, не единственная мотивация, здесь ведь еще шикарное образование дают, — спохватывается она. Я киваю.

Есть и те самые целенаправленные, но некоторые из них, похоже, не слишком везучие. Девушка Таня рассказывает, что поступает не первый раз, сейчас уже даже учится в другом вузе, но надежд попасть на МЖ не оставляет:

— Если не поступлю и теперь, в следующем году, наверное, буду пробовать снова. Я ЕГЭ вроде хорошо сдала, по 90 баллов каждый. Думала, это здорово — шансов много. А оказывается, у всех такие заоблачные результаты. Обидно. Я очень хочу сюда поступить.

В основном ребята разговаривают друг с другом на увлекательную тему «Все останутся, а я умру от переживаний», а кроме того — о том, кто и о чем писал эссе. В этом году предлагалось пять вариантов: например, «Могут ли США в одиночку победить терроризм?» или «Чьими именами я привык гордиться?». Многие выбрали тему «Создают ли социальные сети «иллюзию» дружбы?».

На собеседовании спрашивают, помимо прочего, как раз о выбранной теме. А еще о чем угодно, в зависимости от того, как повернется «беседа»: о маршалах Великой Отечественной войны, о Сахарове и о Лихачеве, о том, какие газеты и журналы читает абитуриент и, конечно, о том, что привело его в МГИМО. Могут попросить перечислить романы Толстого или Достоевского, припомнить русских писателей-лауреатов Нобелевской премии по литературе или предложить решить задачку из серии «Правильно ли поступил журналист, если…». Вопросы такие же серьезные, как экзаменаторы (по двое в каждом кабинете). В этом году будущих первокурсников отбирают Виталий Дымарский (ведущий на «Эхе Москвы»), Владимир Мамонтов (президент редакции «Известий»), Сергей Пархоменко (главный редактор «Вокруг света»), Владимир Легойда (главный редактор «Фомы»), Юрий Вяземский (автор и ведущий «Умников и Умниц» на «Первом канале»), Ярослав Скворцов (декан МЖ, а по совместительству автор и ведущий на «Детском радио») и другие.

Абитуриенты, в свою очередь, стараются собраться, стряхнуть с себя панику: и тут выясняется, что некоторые из них печатаются в «Коммерсанте», находят журналистику «не такой уж скучной», разбираются в кинематографе, знают по нескольку иностранных языков, играют в «Умниках и умницах», а еще умеют здраво рассуждать. На фоне таких ребят начинаешь чувствовать себя неуютно, честное слово — слишком они умные, когда не нервничают. Тем не менее, получается, только такие «улитки» и могут добраться до этой Фудзи.

Алина САБИТОВА,
студентка 3 курса факультета Международной журналистики


Распечатать страницу