Алек Росс: «люди стремятся следовать за человеком, а не за институтом»

31.10.11

Алек Росс: «люди стремятся следовать за человеком, а не за институтом»

Алек Росс: «люди стремятся следовать за человеком, а не за институтом»

28 октября в МГИМО состоялась лекция старшего советника по инновациям государственного секретаря США Алека Росса. Он рассказал о том, какое влияние оказывают на мировую политику современные технологии, интернет и социальные сети.

Известного гостя аудитории представил заведующий кафедрой глобальных информационных процессов и ресурсов А.В. Коротков. Он рассказал о карьере Алека Росса, который начал свою деятельность в качестве школьного учителя истории, принимал активное участие в избирательной кампании президента США Барака Обамы, обеспечивая широкое и эффективное применение в ней инновационных технологий. Сегодня Росса называют «цифровым гуру» и «иконой цифровой дипломатии».

В своей лекции советник Х. Клинтон рассказал о возникновении самой идеи использования инновационных технологий дипломатии: дело в том, что в последние десятилетия мир развивался очень динамично и интенсивно, в результате сформировалась новая реальность и новые вызовы, которые требуют новых способов преодоления. Ответом на такие вызовы и являются инновационные технологии: интернет, новые средства связи, новые СМИ, социальные сети.

Алек Росс подчеркнул, что дипломатия прошлого уже несколько устарела. «Для взаимодействия с сегодняшними реалиями нам нужны новые дипломатические методы. Если раньше количество способов распространения информации было весьма ограничено, то сегодня, когда существуют сотни социальных сетей и других средств передачи информации, а значит, дипломатия не может этого не учитывать».

Если великие конфликты XX века происходили между правыми и левыми, то конфликт нового века проходит между закрытым и открытым. По словам А. Росса, «президент и госсекретарь дали ясно понять свою позицию — открытость, открытый интернет в основе всего». Он рассказал о т.н. «дилемме диктатора»: экономическая креативность и прогресс требуют открытого интернета, а также открытых политических дебатов. «Если мы говорим о том, что прогресс там, где существует открытая экономика, открытое общество, открытое правительство, то нельзя не добавить: и открытый интернет», — подчеркнул он. И добавил, что «если вы за все остальные свободы-то вы и за свободный интернет: нужно защищать права человека не только offline, но и online».

Отвечая на вопросы студентов о т.н. «твиттер-революциях» и роли новых технологий в международных отношениях, Алек Росс заявил, что «революцию в Тунисе и Египте делали народы этих стран. Считать, что революция пришла туда извне — это неуважение к народу, который боролся с диктатом, который вышел на улицу и добился перемен к лучшему».

Говоря о том, как США помогают людям в разных частях мира использовать преимущества современных средств связи, А. Росс рассказал о программе, с помощью которой жители Мексики могут анонимно посредством sms уведомлять полицию о случаях совершений преступлений. Другим примером является ситуация на Гаити после землетрясения, когда посредством sms было собрано более $35 млн. пожертвований для пострадавших.

Также в процессе общения со студентами господин Росс рассказал о том, как государства могут наиболее эффективно использовать возможности интернет-технологий и оградить себя от угроз, связанных с ними, а также о том, как использовать социальные сети и другие интернет-ресурсы в качестве инструмента дипломатии XXI века.

Мы встретились с г-ном Россом после лекции и задали ему несколько вопросов.

Некоторые эксперты полагают, что использование социальных сетей правительствами одних стран (например, США) против других ведет к нарушению суверенитета. Каким образом социальные сети могут служить улучшению международных отношений?

Ну, считать, будто американское правительство стремится таким образом подрывать суверенитет каких-то стран — в корне неверно. Что касается способов улучшения отношений, я думаю, лучший способ — использовать целостность политики, когда наши частные акции дополняют публичную политику. Вторая вещь — это использование неамериканских платформ. Например, Хилари Клинтон использовала египетские социальные сети, которыми активно пользовались люди на улицах Каира, да и вообще арабских стран. Количество людей, не доверяющих американским платформам, растет, и люди предпочитают нечто локальное — поэтому в качестве инструмента прямой коммуникации мы будем использовать то, что уже используют люди на местах.

Скажите, а были ли такие случаи, когда Ваш непосредственный начальник г-жа Хилари Клинтон просила Вас, как представителя госдепартамента, разместить какое-либо сообщение в твиттере, так, чтобы оно собрало как можно больше «лайков» или «ретвитов»?

Хилари Клинтон не обращалась ко мне с просьбой выложить какой-то конкретный твит, а вот что она сделала — так это обратилась ко всем дипломатам с просьбой максимизировать эффективное использование социальных медиа с тем, чтобы еще лучше поддерживать прямую связь с людьми и их вовлеченность в процессы. Если вы посмотрите на то, как я использую твиттер и как я использую социальные медиа, то куда чаще речь идет о личном мнении, и причина в том, что люди стремятся следовать за индивидуальностью куда более, чем за институтом. И если бы мы этого не делали, мы бы просто упустили социальные медиа. К примеру, у меня (в твиттере) более 375000 фолловеров, что больше, чем у официального аккаунта госдепартамента. Хотим мы, чтобы госдеп имел больше подписчиков? Разумеется, да! Но это противоречит природе и принципам социальных медиа, повторяю: люди хотят следовать за человеком, а не за институтом.

Управление интернет-политики


278
Распечатать страницу

Фотогалереи

Фотограф: Кирилл ШАНКИН 19