Доверяй, но проверяй

10.11.11

Доверяй, но проверяй

Доверяй, но проверяй

11–12 октября в Лос-Анджелесе прошел очередной саммит организации Global Zero, которая ставит своей целью воздействовать на мировое общественное мнение и политических деятелей и в конечном итоге добиться ликвидации ядерного оружия. К этой общественной компании могут быть приобщены также и студенты, что и сделала магистрант МГИМО.

Учредительный саммит этой организации прошел в 2009 году в Париже. Затем встречи лиц, поддержавших декларацию за глобальное ядерное разоружение, повторились в Париже в 2010 году и в Лондоне в июне 2011 года. В результате был разработан план достижения «ядерного нуля» к 2030 году — Global Zero Action Plan (согласно которому предполагается завершить работу в четыре этапа). Последнее мероприятие, прошедшее в штате Калифорния в президентской библиотеке Рональда Рейгана, было приурочено к 25-летию встречи Горбачева и Рейгана в Рейкьявике.

Среди подписавших декларацию за глобальное ядерное разоружение — влиятельные политические деятели и бизнесмены, такие как бывший Госсекретарь США Дж. Шульц, участник переговоров по СНВ Р. Берт, помощник Рейгана и бывший посол США в России Дж. Мэтлок. Из российских деятелей в мероприятиях НПО Global Zero принимают участие А.А. Бессмертных, Е.П. Велихов, М.С. Горбачев, И.С. Иванов, М.В. Маргелов, К.И. Косачев и другие известные деятели: дипломаты, военные, ученые, журналисты.

Традиционно саммит предваряло видео-обращение Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна. Конференция длилась два дня, в течение которых прошли семинары, многосторонние встречи и обсуждения.

В ходе первого дня дискуссии велись преимущественно по политическим вопросам, выступали представители США, России, Франции, Пакистана, Израиля, Японии, что сделало встречу интересной и познавательной. Кроме того, была возможность отчетливо увидеть разницу в подходах разных стран, обществ, явственно проступают особенности национального менталитета.

Во второй день саммита в центре обсуждения были вопросы финансового характера. Это, наверное, самая информативная часть конференции, поскольку цифры резко сокращают возможность увиливать и играть словами. Помимо этого, в конце саммита участникам GZ представляют результаты работы по продвижению идеи ядерного разоружения в обществе. Начиная с Парижского саммита 2010 года, к этой общественной компании приобщены также и студенты.

Полезную роль для формирования международника может сыграть обзор того, что говорилось на конференции в Лос-Анджелесе.

Пожалуй, самой популярной фразой на саммите стала русская поговорка «доверяй, но проверяй», которую упорно произносили американские представители, либо в английском варианте:«Trust but verify», либо по-русски, с типичным американским произношением русских звуков:«Doveryay, no proveryay».

Большой интерес у участников вызвали тезисы, прозвучавшие в выступлениях российских представителей — генерал-полковника в отставке В.И. Есина, генерал-майора в отставке П.С. Золотарева, полковника в отставке В.Е. Ярынича.

Так, в одном из выступлений российских военных были приведены данные относительного российского военного бюджета. Ежегодные военные затраты России составляют 1,5 трлн. рублей (50 млрд. долл.), что равняется 15% бюджета страны. На 2012 год запланировано повышение военных расходов — до 1,85 трлн. рублей (62 млрд. долл.). Тогда военные затраты составят 16,5% бюджета.

В контексте военных затрат речь зашла и об утвержденной 31 декабря 2010 года Государственной программе вооружения, согласно которой было решено направить около 2 трлн. руб. (80 млрд. долл.) на модернизацию ядерных сил. Было отмечено, что этой суммы все равно будет недостаточно для перевооружения всех сил. Это огромное бремя для российской экономики. При этом нельзя исключать вероятность того, что часть средств будет использована неэффективно.

В свете задачи GZ особенно важно то, что российские представители констатировали: арсеналы России и США избыточны. Их сокращение, по словам В.И. Есина, можно осуществить без ущерба для национальной безопасности.

Была озвучена еще одна мысль, очевидная, но не менее важная. Если бы Россия решилась отказаться от программы модернизации ядерных сил, за счет сэкономленных средств можно было бы решить две задачи — осуществить глубокое сокращение вооружений, подав при этом сигнал другим ядерным странам, и направить высвободившиеся средства на цели в социальной сфере, на реализацию которых в российском бюджете хронически не хватает средств.

В данных условиях, по мнению российских специалистов, можно было бы отказаться от программы создания новых тяжелых МБР (межконтинентальных баллистических ракет) РС-24 «Ярс», а также от проекта «Борей» и уменьшить число подводных лодок с 8 до 5–6. В.И. Есин высказался в поддержку идеи о постепенном переходе от триады к диаде за счет отказа от ТБ (тяжелых бомбардировщиков).

Высказывания американских представителей в меньшей степени апеллировали к сухому расчету и больше — к эмоциям (в ядерной войне не может быть победителя, надо думать о наших детях и внуках и пр.). Исключение составило выступление только что ушедшего в отставку американского генерала, заместителя главы объединенного комитета начальников штабов США с августа 2007 по август 2011 года Джеймса Картрайта.

По его словам, США находятся сегодня на распутье, поскольку в скором будущем предстоит принять решение относительно приоритетов в военной сфере, от которого зависит развитие всего военного сектора США в следующие 50 лет. На сегодняшний день затраты США на ядерное оружие составляют 88 млрд. долл.

Говоря о ПРО, Картрайт отметил, что система не будет представлять собой щита, ее части будут ориентированы на театры возможных военных действий. Кроме того, он считает, что нет оснований не создавать единой с Россией системы противоракетной обороны. Это вопрос политической воли и доверия. Что касается реализации программы ПРО, то, по словам американского военного, сначала надо создать систему оповещения (радары, элементы, базирующиеся в космосе), а потом уже саму систему противоракетной обороны.

Стоит также упомянуть выступление израильского представителя Эфраима Халеви, возглавлявшего Моссад с 1998 по 2002 гг. Он говорил преимущественно о ядерной программе Ирана, а также об «Арабской Весне» (указал на неточность термина, поскольку в Израиле также были народные волнения). Но здесь интересна именно позиция израильтянина в контексте упомянутого выше понимания национального менталитета. Если все остальные участники Саммита не переставали говорить о прозрачности переговоров, инспекций и вообще всего процесса контроля над ядерными вооружениями и их ограничения, то Халеви заявил, что на Ближнем Востоке недомолвки — часть политической игры лидеров, которая на руку многим заинтересованным участникам. «Такая „непрозрачность“ в ряде случаев оставляет пространство для маневра, даже для компромисса», — сказал он.

Что же касается ядерной программы Ирана, то, по словам Халеви, она бы не беспокоила Израиль, если бы была мирной и находилась под строгим контролем международного сообщества, и если бы Россия, в частности, контролировала отработанное топливо.

Возвращаясь в связи с вопросом о прозрачности процесса разоружения к поговорке «Доверяй, но проверяй» и тому, каким успехом она пользовалась во время саммита GZ в Лос-Анджелесе, хочу отметить, что во время подписания Договора РСМД Рейган в очередной раз произнес: «Доверяй, но проверяй», на что Горбачев сказал: «Вы говорите это на каждой встрече». Рейган ответил: «I like it».

В целом, как представляется, прошедшая конференция подтвердила верность организации высокой избранной цели — избавить в обозримом будущем человечества от угрозы уничтожения в результате возможного ядерного конфликта.

Юстиния ХОХЛОВА,
студентка 1 курса магистратуры «Лингвистика»


Распечатать страницу

Фотогалереи