Общественная миссия архивов

26.03.12

Общественная миссия архивов

Общественная миссия архивов

Мы публикуем выдержки из беседы руководителя Федерального архивного агентства А.Н. Артизова с директором ДИИП МГИМО А.В. Серегиным, посвященной сегодняшней ситуации и перспективам развития архивного дела в нашей стране, роли национальных архивов в сохранении и популяризации накопленного исторического наследия, в противостоянии попыткам извратить отечественную историю.

Полностью беседу с А.Н. Артизовым читайте в новом, втором, номере «Вестника МГИМО-Университета» за 2012 г., который выходит в апреле.

— Андрей Николаевич, уровень развития архивного дела в нашей стране влияет на процесс исторического познания, а оно, в свою очередь, обеспечивает устойчивое развитие общественного сознания, способствует самоидентификации современного социума, проходящего через горнило кардинальных общественно-политических перемен. Для историков работа в архиве — хлеб насущный. Что сегодня представляют собой отечественные архивы, справляются ли они со своей государственной и общественной миссией?

— В обыденном сознании довольно часто можно встретить различные мнения об архивах. Например, что это всего лишь хранилища, куда списывают старые бумаги. Или, наоборот, они являются режимными учреждениями со строгим доступом, куда приходят избранные, которые имеют право искать необходимые им документальные свидетельства. Такие взгляды во многом обусловлены господствовавшей в советское время недооценкой архивов, культивировавшимся «классовым подходом», когда не поощрялось стремление людей поименно знать своих предков: а вдруг среди них окажутся дворяне, купцы, представители других непролетарских сословий? Даже в эпоху перестройки тогдашний начальник Главархива СССР на вопрос о доступе в архивы имел обыкновение отвечать: «У нас архивы открыты с 9 утра до 6 часов вечера».

Гражданское общество с разделением собственности и власти, приоритетом прав и свобод человека, открытая экономика в глобальном мире неминуемо поднимают значение документальной информации, а значит, архивов. Не преувеличу, если подчеркну, что сегодняшние архивы способствуют решению задач социально-экономического продвижения страны, развитию гражданского общества и эффективному государственному управлению, обеспечивают научное познание прошлого.

Соглашусь с Вами, что, наверное, большинство серьезных научных работ основывается на изучении подлинных документов в читальных залах. В год они принимают около 100 тысяч пользователей, в том числе и из-за рубежа. За последние пять лет архивные учреждения России выпустили в свет более 300 документальных сборников, посвященных досоветской, советской и современной истории.

Российские архивы — это огромнейшее хозяйство, в котором занято более 14 тысяч человек. Это 15 федеральных государственных архивов, 233 региональных государственных архивных центра и 2357 муниципальных архивов. Но это еще не все. 21 орган федеральной исполнительной власти и организация осуществляют депозитарное хранение документов с последующей передачей в госархивы. 126 тысяч архивов организаций, в большинстве частных, обеспечивают временное хранение документов. Есть также десятки специализированных частных кампаний, которые оказывают различные услуги в сфере архивного дела. Архивный фонд России (без ведомственных архивов) насчитывает порядка 246 миллионов дел (во всех без исключения архивах страны сосредоточено около 464 млн. дел), 4,3 процента которых являются секретными. Это сотни тысяч дел, порой имеющие принципиальное значение для правильного понимания событий прошлого. Конечно, серьезное значение мы придаем рассекречиванию архивов. Здесь, на наш взгляд, сделано немало. Назову лишь одну цифру, в которой сфокусировалась вся проведенная работа: к настоящему времени рассекречено более 10 миллионов дел.

— В последнее время порой приходится сталкиваться со спекуляциями, запускаемыми на общественный уровень, что-де архивы сворачивают рассекречивание и чуть ли не закрываются. Что можно сказать по поводу якобы закрытия архивов?

— К сожалению, иногда ради «красного словца» подогревают такие слухи и некоторые работники архивов. Что можно сказать по этому поводу? Красноречивее всего говорят цифры.

Итак, в 2009 году в федеральных архивах было рассекречено более 4-х тыс. дел, через год — уже 11 тысяч, а в 2011 году — 37 с половиной тысяч архивных дел полностью и порядка 500 дел частично. Замечу, что почти 35 тысяч дел из них рассекречено в соответствии с планом деятельности Межведомственной комиссии по защите государственной тайны. Ну, о каком закрытии или сворачивании архивной работы после этого можно говорить? Ведь значительный рост объемов работы обеспечен как раз интенсификацией сотрудничества и взаимодействия аппаратов Росархива и Межведомственной комиссии.

Устойчивая динамика роста образовалась не на пустом месте. Она четко прописана в пятилетнем плане нашей совместной с Межведомственной комиссией работы. Плановая основа позволила нам перейти от преимущественно тематического рассекречивания к последовательному рассекречиванию комплексов архивных фондов. Здесь, полагаю, нужно сделать некоторые пояснения, раскрывающие суть такого перехода. В недавнем прошлом работа по рассекречиванию действительно строилась в основном на тематических подборках. Например, собирались и готовились документы по теме «холодная война» и объединялись в соответствующий сборник. Под этот сборник рассекречивались конкретные документы из различных фондов и дел. Однако, будучи вырванными из контекста принятия различными органами власти тех или иных решений, они не в полном объеме удовлетворяли исследовательский интерес исторической науки. Вы, наверное, согласитесь, что историка интересует не только определенный документ, но и политическая атмосфера, в которой он принимался, уровень его обсуждения и, конечно же, точки зрения и аргументы политиков и государственных деятелей, вовлеченных в подготовку и принятие решения.

— Работа по сохранению и популяризации исторического наследия России является, пожалуй, одной из важнейших задач архивной службы в целом. И, конечно же, особое значение сегодня приобретает работа в интернете. От ее правильного и успешного решения во многом зависит устойчивое развитие исторической науки страны, объективное и правдивое толкование сложнейших исторических событий. Какое место в работе российских архивов занимает Интернет-пространство и каким Вы видите его дальнейшее развитие?

— В современном информационном мире влияние печатно-издательского контента на массовое сознание необратимо перемещается на периферию, сужается значимость телевизионного вещания, особенно для молодого поколения. Напротив, все более возрастает роль Интернета. Повседневная практика свидетельствует об этой перемене. Дневная аудитория российского Интернета в возрастном сегменте от 12 до 34 лет превысила телевизионную и продолжает расти.

Поэтому широкое представительство архивов в Интернете совершенно необходимо. От нас этого ждут общественность, все потребители архивной информации. В этой связи вспоминаю случай, когда на официальном сайте Росархива были размещены рассекреченные материалы по Катынской трагедии. Сайт не выдержал наплыва посетителей и, как принято говорить у программистов, «завис», не справился с одномоментным желанием миллионов ознакомиться с документами. Спрогнозировать такой взрыв интереса к историческим свидетельствам мы просто не смогли и, наверное, никто бы не смог. Лишь спустя какое-то время бесперебойная работа сайта была восстановлена, а для себя мы сделали необходимые выводы.

К сожалению, не отвечает молодежным запросам и наш отраслевой портал «Архивы России», хотя для профессионалов он является вполне надежным историческим интернет-ресурсом, который уже сегодня дает уникальные возможности для поиска архивной информации. Основное развитие портала, конечно, еще впереди. Попробую пофантазировать. Мне лично будущее портала видится в сочетании возможностей массмедийного средства и площадки для интерактивного общения и дискуссий с обратной связью, чего, кстати, не хватает телевидению. Как массмедийное средство портал мог бы взять на себя задачи размещения, во-первых, электронных образов архивных документов с их обязательным научным комментарием (как это сделано в отношении коллекции документов о Нюрнбергском процессе), во-вторых, текстов опубликованных на бумаге сборников архивных документов, в-третьих, виртуальных архивных экскурсий, экспозиций и выставок. Как интерактивная площадка портал мог бы регулярно работать с посетителями, интересующимися прошлым и желающими прояснить для себя степень правдивости и добросовестности источников и тех или иных исторических исследований. Для таких посетителей, помимо функционирующего в интерактивном режиме форума портала, должна быть предоставлена возможность прямого общения с «дежурным специалистом портала» в режиме реального времени. К конкретному историческому событию портал мог бы готовить соответствующие лекции специалистов, проводить «веб-семинары и дискуссионные столы». В федеральных архивах работают 23 доктора наук и 143 кандидата наук. Это весьма мощные научные силы. Мало какой научный центр располагает такими квалифицированными специалистами, знания и умение которых мы, наверное, еще не научились правильно использовать.

— Должен заметить, что Ваше видение будущего портала почти полностью согласуется с его проработкой, которую вела Президентская комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России по созданию в стране исторического сайта в сети интернет. Недавним Указом Президента она упразднена. Как Вы относитесь к такому решению?

— Высказываю на этот счет свою гражданскую позицию: надеюсь, что с водой не выплеснут ребенка.

— Российские государственные архивы уже два года участвуют в многотомном продолжающемся издании «Великая Победа». На сегодняшний день в свет вышло 8 томов. Наш Университет готовит к выходу в текущем году еще три тома. Между МГИМО и Росархивом наладилось весьма плодотворное взаимодействие. Каким Вы видите его дальнейшее развитие?

— Приятно сознавать, что архивная служба приняла непосредственное участие в большой работе по созданию этого труда, ставшего победителем и лауреатом многих российских и ряда международных конкурсов. Мы, конечно, продолжим совместную работу над многотомником и постараемся решить все стоящие перед нами задачи, как это было и раньше.

Что касается расширения научного взаимодействия между Росархивом и МГИМО, то, учитывая серьезные языковые возможности Университета, целесообразно пойти по пути совместной работы в изучении архивных документов на иностранных языках. Это, в первую очередь, документы Германии и других государств, перемещенные в ходе Второй мировой войны на территорию нашей страны и хранящиеся ныне в Российском государственном военном архиве. Некоторые из этих документов — предмет претензий с целью их возможного возвращения. Такие документы обязательно должны пройти научную экспертизу, в которой, без сомнения, полезно участие ученых Университета.

Вообще сфера научного сотрудничества безгранична. Нужны только желание, силы и средства.

— Как историк, доктор наук, Вы много занимались проблемами отечественной истории ХХ века. Что, по-вашему, нужно сделать для того, чтобы появились учебники, достоверно отражающие советский период истории России. В какой степени архивы сотрудничают с образовательными учреждениями?

— Создание добротного учебника, при всех других необходимых на то условиях, требует временной дистанции от описываемых событий. Как говорится, прошлое должно устояться. В России сравнительно недавно произошла революция. Гуманитарная наука еще не выработала срок, который объективно необходим для того, чтобы обновить систему идеологического и исторического сопровождения общественной жизни страны, частью которой, конечно же, являются учебники. Накал страстей в ходе общественной дискуссии на эту тему свидетельствует о том, насколько болезненно и остро мы проходим путь собственной идентификации на новом витке общественно-исторического развития. Учебник — это слепок переживаемого страной исторического момента. Он не способен быть лучше или хуже этого момента и его невозможно назначить «хорошим» даже из самых высоких кабинетов.

Вместе с тем понятно нетерпение общественности, которая хочет объективных, качественных учебников. Такие учебники — важнейшее средство выполнения государством своей образовательной функции. С учебниками связывается нравственное и духовное становление молодежи, которая наиболее не защищена от негативного влияния фальсифицированных и недобросовестных исторических продуктов.

Я считаю, что каждый гуманитарий на своем месте должен помогать созданию новых учебников. Применительно к архивам эта помощь — обеспечение доступа к основным документам советской эпохи, систематическая публикация таких документов. Хотя вынужден напомнить о том, на что ранее уже обращал внимание: нет автоматической связи между количеством и качеством доступных и опубликованных исторических источников и глубиной познания прошлого.

В период с 1992 по 2010 год архивы подготовили и издали примерно тысячу документальных сборников и трудов по самым разнообразным историческим сюжетам. В их числе такие фундаментальные серийные публикации как «Политические партии России», «История сталинского ГУЛАГА», «Трагедия советской деревни», «Россия. ХХ век», «История создания и развития оборонно-промышленного комплекса России и СССР», «Культура и власть. От Сталина до Горбачева», «Голод в СССР». А добротных учебников как не было, так пока и нет.

Что же касается работы с образовательными учреждениями, то архивисты никогда не забывали о ней. Об этом я говорил в своем выступлении на Первом всероссийском съезде учителей истории в прошлом году.

Беседовал Александр СЕРЕГИН,
Дирекция информационно-издательских программ


Распечатать страницу