Вышел 67-й номер журнала «Вся Европа»

12.07.12

Вышел 67-й номер журнала «Вся Европа»

Вышел 67-й номер журнала «Вся Европа»

Вышел в свет 67-й по счету номер интернет-журнала «Вся Европа», издаваемого Европейским учебным институтом. В нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях между Россией и ЕС. Анализируются последние события и новейшие тенденции в политической, экономической, социальной и культурной жизни и правоприменительной практике ЕС и его государств-членов, интересные для российского читателя.

Европейский Союз бросает то в жар, то в холод. Временами кажется, ура, выход из глубочайшего кризиса идентичности, социально-экономической модели развития, постоянно нарастающей суверенной задолженности удалось нащупать. Теперь ситуация будет улучшаться. Свет в конце туннеля действительно забрезжил. Можно вздохнуть спокойно и приступить к воплощению замысла, согласованного «двадцатью семью», или «двадцатью семью минус один», «минус два» — как получится.

Но, чур, кривая снова пошла в другую сторону, и все — как внутри ЕС, так и за его пределами — задаются одним и тем же вопросом: а если у Брюсселя не получится. Если ноша, взваленная на Германию и другие устойчивые экономики Центральной и Северной Европы, слишком велика. Если они не захотят. Или не потянут. Или запросят слишком высокую цену. А если предложенное лечение — вообще не более чем плацебо. И все когда-нибудь да рухнет. Причем вызвав такие цунами, что предыдущий глобальный экономический кризис покажется легким развлечением.

Как и предыдущий, нынешний номер насыщен материалами, в которых отслеживается неослабевающая дискуссия, развернувшаяся в Брюсселе и ведущих столицах ЕС на эту тему, выплеснувшаяся на страницы солидных, менее солидных и совсем даже не солидных изданий и желтой прессы. Предлагаемых сценариев много. Оптимистичный — Германия и северяне возьмут на себя чужие долги, вытянут экономику ЕС из пропасти, а взамен получат наднациональный контроль за доходами и расходами остальных, плюс углубленный политический союз.

Менее оптимистичный — не так последовательно, полумерами, но ЕС все-таки будет двигаться примерно в этом направлении. Создавая новые надзорные структуры. Расширяя функции Европейского центрального банка. Принуждая проблемные страны продолжать санацию национальной экономики и системные реформы.

Умеренно пессимистичный — полумер окажется недостаточно. ЕС и дальше будет бросать на волне конъюнктуры то вверх, то вниз. Он будет генерировать растущую нестабильность, щедро делясь ею со своими соседями по континенту. Теряя доверие к способности Брюсселя действовать быстро и решительно и ввиду сжатия внутреннего рынка ЕС, его традиционные партнеры, будь то США, Россия или кто-то еще, продолжат переориентацию внешней торговли, кооперации и инвестиций в сторону Юго-Восточной Азии. Просто пессимистичный — отказываясь от очень болезненных, но единственно верных вариантов спасения, ЕС будет и дальше ухудшать свое положение и, как следствие, лишать перспективы и себя, и зависящие от нее страны.

Так, определенную популярность начинают приобретать призывы загодя подготовиться к худшему сценарию, не пускать процессы развала на самотек. В частности, предлагается, параллельно с предпринимаемыми усилиями по выходу из кризиса, запустить процесс управляемой самоликвидации зоны евро. Чтобы дать всем возможность воспользоваться старым проверенным способом преодоления банкротства, состоящим в одномоментной или плавной девальвации национальных валют. Только по-умному. То есть, не допуская выхода Греции и других южан из зоны, что чревато катастрофой, а путем создания нового, более продвинутого и защищенного от кризиса монетарного союза внутри нее. Из здоровых экономик. Из экономик–моторов.

Пока официальный Брюссель отметает такую возможность. Заседание Европейского Совета, состоявшееся в конце июня, окрещенное было «саммитом последней надежды», подается как безусловная сокрушительная победа в генеральном сражении с кризисом. Деньги найдены. Закачавшимся банкам предоставляется помощь, выплата которой не увеличивает масштабы суверенной задолженности. Путь не только к бюджетному, но и фискальному, банковскому и углубленному политическому союзу проложен. По прошествии переходного периода ЕС будет сильным и сплоченным, как никогда.

Хорошо бы. Во всяком случае, в расчете на райские кущи, рисуемые официальным Брюсселем, рынки воспряли. Руководство ЕС поменяло тональность своих выступлений. Нечего, мол, нам свинью в рожу совать, экономике и демократии учить. У нас в Европе все более-менее в порядке. У себя, другие мировые игроки, поспешите его навести. В Штатах, России, Китае, Индии и далее по списку. Это у вас колоссальные долги, несопоставимые с нашими, дефициты, плохой инвестиционный климат, коррупция, бегство капиталов, нищета и недоразвитость.

Все бы так, да только рост курса акций на всех биржах, вызванный добрыми вестями с заседания Европейского Совета, оказался быстротечным. Вскоре все индикаторы вновь поползли вниз. Они просели под тяжестью неутешительной статистики. Экономическое положение в большинстве стран ЕС, не только на Юге, продолжило ухудшаться. Прогнозы не радуют. Темпы роста минимальные. Потенциал снижения стоимости заимствований на финансовых рынках исчерпан. Суммарная безработица превысила исторический максимум в 11% с копейками. В Испании уже четверть трудоспособного населения лишена работы.

А ведь ухудшение экономического положения неминуемо влечет за собой все остальные проявления неблагополучия. Сжатие внутреннего рынка. Падение покупательной способности и уровня жизни населения. Волну банкротств. Ослабление традиционных сдержек и противовесов и доверия к социальному договору между населением и властью, между живущими на заработную плату и работодателями. Радикализацию общества. Рост протестных настроений. Усиление всяческих фобий. Нетерпимости. Неприятия мигрантов и т.д. Изменение спектра политических партий и отстаиваемых ими программных установок. Ведь они не могут не учитывать недовольство и озлобление электората, выдвигаемых им претензий к власти. Иначе с этой властью придется распрощаться и уступить место рвущимся на олимп новым политическим течениям. Зачастую более циничным, популистским, непримиримым. Как все указанные процессы протекают в ЕС, через призму подвижек в политической, экономической и социальной жизни его государств-членов также подробно освещается на страницах выпуска.

На таком фоне как нельзя кстати пришло сообщение о решении Европейского Совета выделить на стимулирование экономики региона кругленькую сумму в 120 млрд евро. Хочется вслед за нашими авторами сказать: «наконец-то». Многие американские, российские, китайские экономисты, многие правительства давно призывали к чему-то подобному. Они настаивали: политику жесткой экономии, направленную на санацию хозяйственного комплекса и государственного механизма всех стран ЕС и приведения расходов в соответствие с более скромными доходами, диктуемую региону Брюсселем и Меркози, необходимо дополнить программами стимулирования экономического роста.

С приходом в Елисейский дворец социалистов и их уверенной победой на парламентских выборах во Франции модификация курса, проводимого ЕС, стала возможной. Расстановка сил в эшелонах власти поменялась. Обещания нового правящего большинства во Франции от затягивания поясов перейти к стимулированию национального производителя сразу же стали воплощаться в конкретных решениях и на уровне ЕС в целом. Правда, не без проблем. Об этом тоже читайте в различных рубриках номера.

Заметно усилилось давление на Германию. Если раньше ее самоотверженность и готовность, хоть и не безусловную, подставить плечо остальным всячески превозносились, то в последнее время в общем хоре стали различимы все более критические голоса. Мол, Берлин выставляет себя агнцем божьим или, иначе, дойной коровой без каких-либо оснований. Если кто и выиграл до сих пор от экономических неурядиц, обрушившихся на соседние страны, то только он. Все свободные капиталы устремились в Германию. Всюду климат деловой активности ухудшился, в Германии — улучшился. Дешевизна длинных денег стимулировала капиталовложения, которых на периферии ЕС стало не хватать. Немецкие фирмы получили колоссальные конкурентные преимущества не за счет того, что они лучше, а потому, что они немецкие.

Кстати мощную пропагандистскую поддержку осуществлению курса на стимулирование экономической активности оказал скандал, разразившийся в Эстонии, или, вернее, вокруг нее. Руководство страны вступило в публичную полемику с экспертным сообществом, развенчавшим миф об эталонном характере предпринятых им мер жесткой экономии, якобы обусловившим быстрое и успешное преодоление рецессии. До сих пор маленькое экономическое чудо, продемонстрированное Таллином, подавалось именно так. И служило важным аргументом в споре с диссидентами, требовавшими от ЕС гораздо более гибкой и многогранной политики. Выяснилось, что ЕС вкачал в экономику Эстонии довольно приличные средства, взятые из всяких структурных, региональных и иных фондов. Таллин на душу населения получил больше, чем кто бы ни было. Осуществление мер по снижению государственных расходов, сокращению социальных программ, урезанию заработной платы и т.д. совпало с началом денежных вливаний. Вот в чем секрет успеха, а не собственно в драконовских мерах по контролю над расходованием бюджетной копейки. Во всяком случае, не только в них.

Как нередко бывает, сложности во внутренней политике, испытываемые ЕС, вызвали его повышенную активность на международной арене. Правда, на очередной встрече G20 и других всемирных форумах с традиционным лидерством у Брюсселя не особенно заладилось. Зато на направлении урегулирования региональных, международных и внутренних конфликтов он постарался отыграться. Под этим углом зрения политике ЕС в отношении стран Ближнего Востока и Северной Африки в номере стоило бы уделить, наверное, больше внимания. Сделаем это в последующих выпусках.

Объективно в интересах не только России, Китая, других стран, но и США и ЕС — не допустить дальнейшего расшатывания ситуации в столь взрывоопасном регионе. Однако в целях получения краткосрочных политических выгод Брюссель фактически торпедировал миссию бывшего генсека ООН Кофи Аннана, на словах поддержав ее. Он сделал ставку на свержение существующего политического режима в Сирии за счет косвенного внешнего вмешательства. По сути, наращивая давление и поощряя вооруженную оппозицию, продолжил «подливать масло» в гражданско-религиозную войну, заполыхавшую в стране. Что это даст Брюсселю, зачем это ему нужно — далеко не простые вопросы. Ведь с оценками последствий «арабской весны» он, похоже, откровенно просчитался. Экспертное сообщество ЕС все чаще вместо этого, столь красивого литературного термина использует более алармистский: «арабское цунами». Понимание того, что стабильность не замешивается на крови, что пользу от революций получают отнюдь не те, кто ее призывали и инициировали, что правильно проведенные выборы не равнозначны демократии, потихоньку начинает получать распространение в умах представителей не только экспертного сообщества, но и политического класса ЕС. Тем более что от арабского цунами выигрывает кто угодно, только не ЕС. Позиции традиционных лидеров региона ослабли. Настоящими грандами Большого Ближнего Востока стали Турция и Иран. ЕС не сможет с этим не считаться.

Очень хорошо расцвечивают происходящие в ЕС политические процессы и смену парадигм материалы номера, касающиеся меняющихся нравов и обычаев народов ЕС, протекающей в нем культурной жизни, фольклора, достопримечательностей, личностных и политических характеристик наиболее ярких представителей руководства стран ЕС. Не упустите возможности познакомиться с ними. Хорошего чтения.

© Марк ЭНТИН, директор
Европейского учебного института


893
Распечатать страницу