Поздравляем наших дорогих женщин с праздником!

06.03.09

Поздравляем наших дорогих женщин с праздником!

Поздравляем наших дорогих женщин с праздником!

Из всех праздников 8 марта, конечно, самый красивый. Он согрет чувствами нашей признательности тем, кто дал нам жизнь и кто украсил ее любовью.

Мне доставляет большое удовольствие поздравить с этим праздником женщин нашего Университета – соратниц по преподаванию, всех тех, кто обеспечивает жизнедеятельность его служб и, конечно, замечательных наших студенток, лучше которых не найти.

Счастья вам, успехов и исполнения всех ваших желаний, дорогие женщины!

Ю.ДУБИНИН
Заслуженный работник дипломатической службы РФ,
Профессор кафедры дипломатии МГИМО


В связи с женским праздником мы попросили Юрия Владимировича Дубинина поделиться с нашими читателями мнением о роли женщины в дипломатии. Вот что он нам рассказал:

В наш институт моя будущая жена Лиана попала как бы рикошетом. Она мечтала стать хирургом. Казалось, серебряная медаль открывала путь к этому. Но в мединституте, бросив взгляд на ее документы, сказали:

- Хирургом вам не быть!

- Почему!? – вырвалось у нее. 

- Да вот в медицинской справке написано, что у вас порок  сердца. В хирурги с этим нельзя.

Это был удар! Что делать дальше Лиана не знала.

Между тем приближался выпускной вечер в школе. Надо было купить цветы, и Лиана с подругами отправилась в Малаховку искать их. В одном дворе калитку им открыл высокий парень. Узнав, что и для чего они искали, он поинтересовался, куда они собирались поступать. У подруг было, что ответить. А Лиана только пожала плечами.

- Так может быть, в международный? - не без подначки, бросил парень.

Лиану это заинтересовало.

-А что это такое?

Парень усмехнулся, но рассказал, оговорившись в конце, что девушек в этот институт берут мало, так что поступить туда не просто.

Но Лиана свой выбор сделала и вскоре была на Крымской площади.

Девушек тогда, в самом деле, в МГИМО было совсем мало. В решении правительства о создании Факультета международных отношений МГУ – предтече нашего института - было прямо предписано отдавать предпочтение юношам. В результате в первые годы девушек не принимали вообще, а в1950 году, о котором идет речь, пропускали единицы. Сегодня, когда коридоры института напоминают конкурс красоты, это представляется невероятным, но долог путь к совершенству.

Перед приемной комиссией Лиана предстала в легком летнем платьице, тоненькая как былинка, с маленькими косичками и густым загаром.

На лицах высоких мужей со множеством генеральских звезд на погонах (дипломаты тогда носили форму стального цвета) скользнула тень недоумения.

- А вы знаете, девушка, произнес председательствовавший, что мы готовим дипломатов?

- Так я и буду дипломатом! – бодро ответила Лиана. Члены комиссии улыбнулись. Лиану они приняли. И когда она проходила по коридорам института, до ее ушей еще долго доносилось: это та самая, которая сказала, что будет дипломатом.

- Как складывалась ее жизнь после института?

- Лиана немало лет отдала работе в институте на кафедре истории стран Европы и Америки. Защитила диссертацию, получила аттестат доцента. Ей предлагали стать ученым секретарем института, но она отказалась. Зачем?- сказала мне.

Лиана верно следовала за моими дипломатическими странствованиями. Сначала во Францию. Язык она изучала немецкий, но в Париже скоро заговорила по-французски. Потом в Испанию. Освоила испанский. Наконец в США. Что же, одолела и английский.

- Принимала ли она участие в деятельности тех посольств, которые вам довелось возглавлять?

- Конечно. Что такое жена посла? В штатном расписании такой должности нет. Но обязанностей – гора! И порой, весьма ответственных.

- Могли бы привести какой-нибудь пример?

- В 1987 году готовился государственный визит президента нашей страны в Соединенные Штаты. Первый такого уровня да к тому же на этапе преодоления холодной войны. Этого визита ждали во всем мире, но особенно в Америке. Там быстро нарастал интерес к нашей стране. Американцы все больше задавались вопросом: что они, в конце – концов, за люди, эти русские, которых в течение десятилетий американская пропаганда изображала не иначе как исчадье ада!?

Эти настроения учитывались нами. Было решено организовать во время визита встречу – прием и обед - четы Горбачевых с американской элитой. Приглашались виднейшие общественно – политические деятели, ученые, кинорежиссеры, артисты, писатели. Место проведения – посольство. На нем же – посольстве – и вся ответственность за организацию. А в посольстве ответственность за то, как оно будет выглядеть - на Лиане. В приказе по посольству это обозначено не было, но это было так, и ей активно помогали, увлеченные ее порывом, несколько дипломатов.

- О чем конкретно шла речь?

- Как будут выглядеть залы и расставлена мебель, как все это будет декорировано, чем украшено – все это должно было стать результатом лианиных замыслов. И сделать это надо было впервые: прецедентов не было, а экзамен предстоял строжайший.

- Как сдала этот экзамен ваша жена?

- Оценку за него Лиана получила не от кого-нибудь, а от известнейшей американской писательницы. Имя ее Джойс Кэрол Оутс. Причем в письменном виде. Джойс Кэрол очень быстро откликнулась на свое посещение посольства и участие во встрече специальным очерком, опубликованным в «Нью-Йорк таймс магазин» от 3 января 1988 года. Думаю, что в литературе нелегко будет найти другие примеры столь тщательного разбора и оценки дипломатического мероприятия писательским пером, как это сделала Джойс Кэрол Оутс. Она выставила на суд общественности все, начиная с воспроизведения направленного ей мною приглашения до деталей поведения М.С. и Р.М.Горбачевых, содержания их высказываний, восприятия услышанного собравшимися и всего другого, что представлял тот прием.

- А что конкретно о работе вашей жены?

- Об этом Джойс Кэрол Оутс написала так: «Точно в 17.00, гости были приглашены… в больший по размеру зал и расселись вокруг пронумерованных столов: было 15 маленьких столиков, по шесть человек за каждым, в основном американцев с небольшим числом русских, рассеянных по всему залу. Гамма цветов была бело-золотой или белой с позолотой: на столах – белые тюльпаны – выбор для декабря неожиданный; но они были прекрасны и благоухали. Согретые теплом собравшихся людей тюльпаны начинали наполнять зал своим тонким ароматом». Судя по такой оценке, замысел декорирования зала полностью удался. Назвала Оутс свой очерк «Интеллектуальное обольщение».

- А как насчет ее занятий в более спокойной обстановке?

- Вообще то спокойной обстановки в посольстве не бывает.  У жены посла тоже. Так, она - хозяйка дома во время приемов. От того, как исполнят она эту роль во многом зависит атмосфера таких мероприятий, настроение гостей, молва о посольств. Ей надо уметь не просто сказать «добро пожаловать», сопроводив эти слова протокольной улыбкой. Надо каждому гостю, уделить специальное внимание, поговорить с ним, чтобы он видел: ему рады, чтобы он чувствовал себя раскованно, чтобы в свою очередь испытывал желание сказать  что-нибудь приятное хозяевам. Такое поведение хозяйки дает порой неожиданные результаты. У Лианы роль хозяйки удавалась превосходно. И вот как – то… Впрочем, все по порядку.

- А еще пример с результатом?

- В октябре 1988 года в США прилетел с визитом В.П.Никонов. Он был членом политбюро и секретарем ЦК КПСС – то есть принадлежал к высшему тогдашнему руководству нашей страны. И отвечал он за сельское хозяйство. В разговорах со мной В.П.Никонов несколько раз упоминал новый сорт пшеницы (он называл ее пурпурной). В США этот сорт получал все большее распространение, что несло много выгоды, а у нас ее не было вообще, и, как говорил В. П. Никонов, все усилия заполучить семена этой пшеницы результата не давали, хотя задания на этот счет  руководства страны давало всем компетентным структурам. В.П.Никонов сожалел об этом и попросил меня помочь. Я, конечно, сразу же озадачил советника по сельскому хозяйству. Он приложил максимум стараний, однако результата они не дали.

Но вот как-то на приеме в посольстве Лиана разговорилась с одним из приглашенных. Американец рассказал, что занимается сельским хозяйством, в частности, пшеницей и к концу разговора так расчувствовался, что предложил подарить посольству семена самого лучшего последнего сорта. Жена в тонкостях семеноводства не разбиралась, о просьбе В.П.Никонова ничего не знала и поэтому просто свела любезного гостя с советником по сельскому хозяйству. Через несколько дней тот занес мне в кабинет полмешка пшеницы. Это оказалась та самая пурпурная пшеница, которую искал В.П.Никонов. Наш гость прислал нам ее движимый лишь добрыми чувствами и хорошими воспоминаниями о приеме.

Драгоценный этот дар я отправил в Москву лично В.П.Никонову. Позже во время отпуска я зашел к нему. Он благодарил за семена и рассказал, что под личным своим контролем (мешок с остатками пшеницы хранился у его старшего помощника) рассылал их семеноводческим станциям Советского Союза.

- Так значит Лиана помогла важному для страны делу?

- Выходит так. Одна деталь. Эта история получила неожиданное продолжение. Во время очередного пленума центрального комитета партии ко мне подошел еще один из тогдашних руководителей, Он отвечал за деятельность развведки. С ним у меня были корректные отношения.. Но на этот раз он с хмурым видом бросил мне: «Ты что это стал заниматься не своими делами?» Я опешил, тем более, что у меня всегда хватало дел собственных. «Да, да, - продолжал он – взялся, вдруг, добывать семена «пурпурной» пшеницы!» Вот так Лиана!

- Вела ли ваша жена какие-нибудь собственные мероприятия с американской общественностью?

Да. Она была очень активна. Особенно в связи со страшной трагедией, которая постигла Армению. Я имею в виду землетрясение 1988 года. Американцы откликнулись на эту беду. В США стали приходить американские военно-транспортные самолеты с детьми, нуждавшимися в протезировании. Первый самолет с 37 пострадавшими мы с Лианой  встречали вместе с женой президента Барбарой Буш. Потом Лиана посещала их в госпитале.

Тяжелая судьба детей навела Лиану на мысль о создании специального фонда «Дети в беде», целью которого было бы оказание помощи детям Советского Союза и Соединенных Штатов, пострадавшим в результате стихийных бедствий. Мне идея показалась привлекательной, хотя, конечно, никто в посольстве не имел представления, каким образом она могла бы быть осуществлена. Мы стали советоваться с нашими американскими друзьями – предпринимателями, религиозными деятелями, деятелями культуры. Отклик был на удивление положительным. Нашлись энтузиасты помочь в разработке необходимых документов, в частности, устава, в регистрации фонда в соответствии с американским законодательством. Все делалось быстро. Москва дала зеленый свет. Такое происходило впервые. Вскоре основной приемный зал посольства – Золотой – превратился в зал первого заседания административного совета фонда. Оно проходило в строгом соответствии с правилами. Каждое слово весило, принимались решения, влекущие финансовые и иные последствия. Президентом фонда был избран Дональд Кендалл, первое лицо компании «Пепси-Кола», сопрезидентами стали Дж.Олбриттон – руководитель престижного американского банка Риггс Банк, Дуэйн Андриас, председатель Объединения американских предпринимателей, занимающихся торговлей с нашей страной. Вице-президентом была избрана и Лиана как инициатор создания фонда. Среди других советских участников административного совета были Софья Головкина, Зураб Церетели, Владимир Спиваков, Николай Трапезников.

Фонд стал благотворительной организацией, средства которой формировались за счет пожертвований и сборов от благотворительных мероприятий, выступлений художественных коллективов, выставок-продаж и т.д. Распределение средств должно было осуществляться по решению административного совета. Расходование средств и вся бухгалтерия велись независимой американской структурой, неподвластной никому, кроме закона. Таким образом в США обеспечивается строго целевое использование средств благотворительных организаций. Фонд действовал активно. Деньги фонда были использованы для оснащения медицинским оборудованием детских больниц в Ереване и Ленинакане. По этому поводу в Армении весной 1991 года состоялась официальная церемония, на которую была приглашена и Лиана. Это было незаурядное лианино достижение

-Я понимаю так, что вы познакомились с вашей женой в институте? Как это случилось?

- Да. Действительно в институте. Меня послали  к только что принятым первокурсникам, среди которых была и Лиана, рассказать им, что такое профсоюзная организация и сагитировать их стать ее членами. Я сделал это. В результате Лиана стала членом профсоюза, а я ее мужем.

– Любовь?

-Да.

- А что такое любовь?

Вопрос на засыпку. Поэты и писатели всего мира никак не могут найти на него исчерпывающий ответ. Правда,  в то же время всякий, кого посетило это высокое чувство, видимо, имеет на этот счет свое собственное мнение.

- А какое ваше?

- Думаю, что любовь – это торжество жизни, ее апофеоз, безраздельное ее буйство. Так что самому отчаянному зубрилке я был бы готов дать совет: не проходи мимо.

- У вас есть дети?

- Конечно. Лиана очень любит детей. Но когда она ждала первого ребенка, врач сказал ей «Нельзя!».

- Вопрос. Почему?

- С вашим сердцем, пояснил врач, роды могут кончиться трагически. Но разве Лиану остановишь? На свет появилась дочь Наташа.

- Она у вас одна?

- Нет. Лиане этого было мало. Помня предупреждение врача, я, конечно, возражал. Тогда мне было заявлено: «Будешь противиться, рожу сама!» Я и по сей день не знаю, что это должно было означать, но перед такой угрозой не устоишь, и скоро у нас появились сразу двойняшки – Ира и Таня.

- А  сердце?

- С сердцем действительно была катастрофа. Несколько лет спустя жизнь Лианы удалось спасти только в результате сложнейшей операции на открытом сердце.

- А как с ее заявлением на приемной комиссии насчет того, что она будет дипломатом?

- Видите ли, в течение почти полувека Лиана была рядом со мной. Участвовала в деятельности посольства. Была частью его образа и в какой – то степени образа страны в глазах общественного мнения нескольких больших государств. У нее сложились хорошие светские отношения с государственными секретарями США Дж. Шульцем и Дж. Бейкером и их супругами. Да и не только с ними. Она вела беседы и с президентами, и  с королями. Вот и посудите сами - стала она дипломатом или нет.

Материал подготовила А.КРАМЕР


Распечатать страницу