МГИМО в международном рейтинге QS WUR

08.06.17

МГИМО в международном рейтинге QS WUR

МГИМО в международном рейтинге QS WUR

8 июня ведущее международное рейтинговое агентство Quacquarelli Symonds (Великобритания) опубликовало очередной рейтинг лучших университетов мира — QS World University Ranking (QS WUR). О позициях в нем МГИМО, особенностях методологии рейтинга и рейтинговой стратегии нашего университета мы побеседовали с проректором по магистерским и международным программам Андреем Байковым.

Андрей Анатольевич, прежде всего, какое место в этом году занял МГИМО и какова динамика рейтинговых позиций нашего Университета на протяжении последних лет?

— В этом году МГИМО занял в рейтинге 373-е место и 7 место среди российских университетов. Как оценивать этот показатель? Прежде всего не будем забывать, что речь идет о 373-м месте среди 980-ти лучших мировых учебных заведений, отобранных экспертами из более чем 26 000 университетов по всему миру. Это топ 1-2% от всех реально работающих высших учебных заведений, в которых сегодня в разных уголках земного шара молодые люди получают высшее образование.

При этом традиционно наиболее ожесточенная конкуренция отмечается среди вузов топ-400 итоговой таблицы, особенно в ее четвертой сотне. Это как бы плацдарм для попадания в диапазон, где сильные изменения уже маловероятны, а в топ-50 или топ-20 они практически неразличимы год от года.

Зато в интервале с 301 по 400 место (и чем ближе к лидеру, тем вернее этот тезис) позиция вуза может ухудшиться даже при изменении десятых долей т.н. scores — баллов, или очков, начисляемых каждому вузу.

Если говорить о динамике нашего вуза, то опять же подчеркну, что в силу высокой конкуренции и целенаправленной политики многих вузов по укреплению своих позиций в рейтинге колебания могут достигать весьма заметных величин. В 2011 году мы разом шагнули через более чем две сотни мест и из диапазона 601-610 переместились на 389 позицию, в 2012 году были 367-е, годом позже — просели до 386 места, потом опустились и вовсе на 399-е. А в прошлом году буквально взлетели почти на полсотни мест к 350-й строчке рейтинга.

Означает ли это, что относительно сентября 2016-го (а в этом году дата релиза рейтинга была перенесена на июнь), то есть за прошедших 9 месяцев вуз стал хуже на 23 позиции? Разумеется, нет. Просто таков механизм и правила рейтингования. И к ним надо относиться с соответствующими поправками на методологию, а также на то обстоятельство, что для каких-то вузов повышение позиций в рейтинге — часть общей стратегии, и на это выделяются значительные ресурсы, а для других, как, например, для МГИМО, это важный, но лишь один из многих индикаторов внешней оценки качества нашей подготовки.

Не могли бы вы хотя бы очень кратко раскрыть географический охват рейтинга, компоненты его методологии и особенности их оценивания?

QS WUR публикуется с 2004 года и, наряду с Шанхайским рейтингом и рейтингом журнала Times Higher Education, входит в «большую тройку» наиболее авторитетных международных университетских рейтингов.

В текущем году оценивались университеты из 84 стран. Пальму первенства по числу университетов-участников все последние годы удерживают Соединенные Штаты Америки (157 вузов). В пятерку стран-лидеров также входят Великобритания (76), Германия (45), Япония (43) и Франция (39). Россия представлена 24 вузами.

Ранжирование университетов происходит на основе сравнительного анализа по шести критериям: научная репутация (40%), отзывы работодателей (10%), цитируемость в расчете на одного научно-педагогического работника (20%), соотношение студентов и преподавателей (20%), доля иностранных студентов и преподавателей (по 5%).

Особенность всех подобных рейтингов в том, что вузы выстраиваются в общей таблице исходя не из объективных параметров, а относительно вуза-лидера в каждом из аспектов оценки, показатели которого принимаются за 100. Другими словами, чтобы оставаться на том же месте, недостаточно просто улучшать объективные показатели, надо делать это в том же темпе, что и вузы, занимающие более низкие места. Соответственно, чтобы вырасти, надо идти опережающим темпом. Мне кажется, последнее — вообще ключ к пониманию всей рейтинговой гонки и ее законов. Ослабление или укрепление позиций не связано напрямую с реальными процессами в отдельно взятом вузе, а характеризуют динамику основных тенденций в общемировом вузовском сообществе. Если вуз, например, увеличил за год количество студентов-иностранцев на 5%, а все остальные, находящиеся ниже его в таблице, минимум на 5,5%, то этот вуз может откатиться на несколько десятков позиций по параметру «интернационализация», что неизбежно приведет к падению общего результата. У нас, кстати, подобная ситуация произошла в этом году по показателю «соотношение цитат к одному научно-педагогическому работнику»: при объективном улучшении этого показателя более чем в десять раз по сравнению с 2011 годом и более чем в два раза по сравнению с прошлым годом, мы тем не менее потеряли здесь 46 рейтинговых позиций. Причина в том, что окружающие нас в таблице российские технические и инженерные вузы продемонстрировали взрывной рост публикационной активности с намного опережающим нас темпом.

Судя по вашим последним репликам, вы уже провели предварительный анализ результатов МГИМО в рейтинге этого года. Не могли бы вы поделиться своими самыми первыми наблюдениями и выводами?

Начну с того, что МГИМО входит в топ-400 рейтинга QS WUR с 2011 года и остается в нем единственным гуманитарным вузом из России. Гуманитарным и вообще обществоведческим вузам довольно трудно прокладывать себе дорогу к вершинам универсальных рейтингов типа QS или THE, поскольку они изначально конструировались для оценки классических исследовательских университетов с полной линейкой специальностей. Пример МГИМО в этом смысле уникален. В топ-400 всего 5-6 университетов такого типа: парижский Сьянс По, мы, Лондонская школа экономики, SOAS (британская Школа восточных и африканских исследований) и некоторые другие вузы из системы Лондонского университета. Все остальные — классические, инженерные или технические вузы.

Я бы ответил на ваш вопрос следующим образом: мы с удовлетворением констатируем, что результаты 2017 года отражают успехи Университета на приоритетных направлениях его деятельности, закрепленных в стратегической программе развития МГИМО до 2020 года. Прежде всего, рейтинг зафиксировал рост привлекательности выпускников МГИМО среди работодателей. Это подтверждается укреплением позиций в репутационных опросах среди крупнейших российских и международных компаний и организаций. По этому показателю МГИМО поднялся на 26 позиций.

Кроме того, благодаря значительной поддержке со стороны выпускников-попечителей, существенные результаты, очевидно, дает инициированная три года назад масштабная программа интернационализации образования, нацеленная на привлечение в университет высококвалифицированных иностранных преподавателей и расширение спектра международных образовательных программ. Последние ориентированы как на иностранных выпускников школ, так и бакалавров лучших мировых университетов. И это не преувеличение: на нашу флагманскую магистратуру по международным отношениям, созданную первой в России совместно с Сьянс По еще в 1994 году, мы в этом году набрали выпускников Йеля, Оксфорда, Кембриджа, Университетского, Имперского и Королевского колледжей Лондонского университета, Лондонской школы экономики и других престижнейших вузов. Причем студентка из Йеля пришла к нам со средним баллом бакалаврского диплома 3,95 из 4, а выпускники Оксфорда и Кембриджа — с дипломами «первого класса» (мы бы назвали их красными дипломами), что для этих вузов — редчайшая вещь. В целом по агрегированному показателю интернационализации МГИМО поднялся в рейтинге QS этого года на 140(!) позиций.

Наконец, МГИМО с 2011 года уверенно входит в число лучших российских и зарубежных вузов по критерию качества образования, занимая второй год подряд 34 место в мире по соотношению численности преподавателей и студентов.

И вот этот последний показатель для нас ключевой. Ведь с момента своего создания МГИМО мыслился прежде всего как центр практической подготовки будущих дипломатов. Последнее специфическим образом отразилось на структуре профессорско-преподавательского состава нашего Университета, более половины которого — работники практических организаций и преподаватели иностранных языков. Они не только ведут занятия по иностранным языкам, но и занимаются активной переводческой работой. И этих преподавателей мы прежде всего ориентируем на высокий педагогический класс в аудитории. Но рейтинги не приспособлены к учету таких подходов к образованию. Поэтому специализированные вузы типа МГИМО в таких рейтингах представлены весьма узко. Я бы даже сказал, им здесь некомфортно. Не случайно вы не найдете там французскую l'ENA, а уже упоминавшийся британский SOAS — один из мировых лидеров востоковедения и африканистики, находится в нем лишь на 296 месте.

МГИМО и сегодня рассматривает сильную языковую подготовку, малочисленные учебные группы и прикладной характер образовательных программ как свои основные, «фирменные» преимущества перед конкурентами, хотя и осознает, что обратной стороной этих преимуществ становятся объективные ограничения показателей научной продуктивности в среднем по педагогическому составу.

Другими словами, некоторое отставание по показателям научной продуктивности является определенной платой за поддержание высокого уровня языковой и практической подготовки студентов, за эксклюзивный, почти тьюторский подход к обучению?

— Не совсем так. Рейтинги, все без исключения, оценивают научные результаты вуза в расчете на весь педагогический коллектив. При нашем соотношении численности студентов и преподавателей в районе 1:4 обеспечить показатели, сопоставимые с вузами, где все преподаватели одновременно являются исследователями — громадный вызов. Но сказанное совершенно не означает, что в вузе не ведется научно-исследовательская работа.

В МГИМО сложился коллектив активно публикующихся ученых мирового уровня, пользующихся признанием российских и зарубежных коллег. Для этих ученых, а также для аспирантов и молодых исследователей в Университете создана и совершенствуется система всестороннего методического и экспертного содействия при подготовке и написании научных публикаций, отвечающих передовым стандартам академического мастерства.

Продолжается и масштабная программа издания учебников МГИМО, снискавших заслуженную славу в университетах России и постсоветского пространства. Здесь, мне кажется, важно напомнить, что преимущественная ориентация на отражение результатов исследований в форме статей в зарубежных журналах стала возникать в российском обществоведении — в отличие от коллег из технических, естественно-научных и инженерных областей, существенно позднее — лишь к концу 2000-х годов. Долгое время именно монографическая и учебно-методическая литература была основой публикационного «репертуара» советских и российских профессоров-гуманитариев. И эту работу, несмотря ни на какие рейтинги, мы считаем исключительно важной и востребованной обществом и намерены ее продолжать.

Андрей Анатольевич, как бы вы все-таки, с учетом сделанных оговорок и пояснений, сформулировали смысл и предназначение участия МГИМО в международных рейтингах? Может, правы те специализированные вузы, которые в рейтингах принципиально не участвуют?

— На этот вопрос нет и не может быть однозначного ответа. С одной стороны, мы, например, не входим в программу «5-100» и у нас действительно, как вы справедливо заметили, нет обязанности ежегодно подавать данные в рейтинговые агентства. Как, между прочим, поступают некоторые наши зарубежные партнеры, например, римский университет ЛУИСС или французский HEC, которые, не участвуя в рейтинговом соревновании, тем не менее остаются признанными лидерами в национальных и мировых системах образования. Вместе с тем МГИМО — один из первопроходцев международного рейтингового движения в России. И, вступив более шести лет назад на этот путь, Университет по-прежнему видит в этом процессе важные источники саморазвития и самосовершенствования. Каждый год мы с большим вниманием и интересом следим за динамикой наших рейтинговых позиций, особенно — в разрезе отдельных показателей, тщательно анализируем направляемые агентством отчеты. Коллеги из QS, следует признать, проделывают в этом плане колоссальную конструктивную работу, причем совершенно бескорыстно. Для нас это прежде всего высокоэффективный инструмент управления развитием, мониторинга прогресса и корректировки реализуемой стратегии. В особенности это относится к приоритетным для нас направлениям — интернационализации, углублению сотрудничества с практическими организациями и сохранению высоких стандартов качества подготовки.

Портал МГИМО


Распечатать страницу