«Вы человек очень опытный и профессионал с большой буквы», — высокая оценка Президента России В.В.Путина А.В.Торкунову

22.10.20

«Вы человек очень опытный и профессионал с большой буквы», — высокая оценка Президента России В.В.Путина А.В.Торкунову

«Вы человек очень опытный и профессионал с большой буквы», — высокая оценка Президента России В.В.Путина А.В.Торкунову

20–22 октября в Москве прошло XVII ежегодное заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай». Тема этого года — «Уроки пандемии и новая повестка: как превратить мировой кризис в возможность для мира».

Президент России Владимир Путин в режиме видеоконференции выступил на итоговой пленарной сессии заседания. В дискуссиях Валдайских встреч принял участие ректор МГИМО Анатолий Торкунов.


А.Торкунов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я думаю, что все мы воспринимаем 2020 год, хотя он ещё не кончился, ещё больше двух месяцев впереди, как год таких драматических событий, непредсказуемых событий. Не случайно такой расхожей стала шутка о том, что если к концу года мы встретимся с инопланетянами, то никто не удивится.

Но у меня вопрос, конечно, не об инопланетянах, бог с ними, поживём – увидим, а вопрос, связанный с событием по периметру наших границ. Спасибо, Вы очень подробно сейчас, на мой взгляд, очень интересно ответили – для меня как специалиста очень интересно было услышать Вас по вопросам Южного Кавказа.

Но в целом по периметру нашей границы происходят такие, я бы сказал, драматические события. Положим, события в Киргизии. Там всегда вокруг выборов происходили всякого рода волнения, но в этом году они вообще по какому‑то очень жёсткому сценарию проходили. Мы смотрим, что непросто складывается ситуация и в Белоруссии. Сохраняется проблема Донбасса. Я понимаю, что об этом уже, может быть, и устали говорить. Мы знаем Вашу твёрдую и последовательную позицию по этому вопросу.

Но у меня в целом такой вопрос: как сегодня видятся наши принципиальные основные цели политики на постсоветском пространстве, с учётом того что это, конечно, касается непосредственно и нашей безопасности, и наших гуманитарных связей? Вы подчёркивали сегодня и не раз, что, в общем, это люди‑то для нас не чужие, говоря о Кавказе, но это касается наших друзей из Центральной Азии и друзей из Белоруссии, Украины.
Спасибо.

В.Путин: Вы знаете как никто другой, Вы человек очень опытный и профессионал с большой буквы, наша политика на постсоветском пространстве в рамках СНГ является главной составляющей нашей внешней политики вообще. Это и понятно, потому что все страны, которые Вы перечислили, да и все другие страны, с которыми у нас добрые отношения, замечательные, многосторонние, и те, с которыми у нас сегодня ситуация в некоторых случаях выглядит вроде как тупиковой, – всё равно это для нас всё не чужие страны. Это не чужие где‑то там за морями государства, о которых мы мало чего знаем. Очевидно: мы жили в рамках единой страны не просто многие годы – столетиями жили в рамках общей страны. У нас колоссальные связи, у нас очень глубокая кооперация в экономике, гуманитарные связи, мы все говорим на одном языке. В том или ином смысле с большей или меньшей степенью, но мы по сути все люди одного культурного пространства. Я уж не говорю об истории. У нас общая история, общая победа над нацизмом. Наши предки – наши отцы, наши деды – кровью своей скрепили наши особые отношения. И что бы ни происходило сегодня, как бы ни складывалась политическая конъюнктура на данный момент времени, я уверен, что эта общность интересов в конечном итоге пробьёт путь к возрождению наших отношений со всеми странами, как бы тяжело ни складывались с ними отношения.

В то же время, и это тоже очевидная вещь, когда дело дошло до распада нашего общего государства, СССР, те люди, которые занимались этим, не подумали, но должны были подумать, к каким геополитическим последствиям это приведёт. Но было очевидно, что у соседей всегда есть не только совпадающие интересы, но есть и разница интересов, и перетягивание каната тоже всегда возможно. Мне думается, что мы тем не менее можем, должны и обязательно найдём все решения для сложных вопросов. Не надо только ничего нагнетать, преувеличивать и делать упор на те вопросы, которые являются спорными, а нужно, наоборот, смотреть на то, что нас может и должно объединять и объединяет. А что? Общие интересы.

Вот смотрите, в области экономической интеграции кто не заинтересован в том, чтобы мы экономически интегрировались? Только наши конкуренты. А все страны постсоветского пространства не могут не понимать, во всяком случае, умные люди не могут не понимать, что объединение усилий при использовании общей инфраструктуры, общего транспорта, энергетической системы, общего языка, который нас не разделяет, а объединяет, и так далее, и так далее, и так далее, – это ярко выраженные конкурентные преимущества, за приобретение которых в некоторых экономических объединениях и структурах борются десятилетиями, а у нас это всё нам дано нашими предками. Надо этим пользоваться, и это выгодно для всех нас. Это абсолютно точно, это просто выгодно.

Смотрите, на Украине 2004 год – одна революция, 2014 год – другая революция, переворот государственный. Результат? Почитайте статистику самих украинских служб статистических: падение производства, как будто у них не одна пандемия там уже прошла. Некоторые отрасли производства, которыми гордился весь Советский Союз и сама Украина: авиастроение, судостроение, ракетостроение – это то, что создавалось поколениями граждан Советского Союза, всеми республиками и чем, конечно, могла и должна была гордиться Украина, – этого почти ничего не существует. Происходит деиндустриализация Украины. Она была, наверное, не одной из, а может быть, даже самой индустриальной республикой. Российская Федерация, конечно, Москва, Петербург, Сибирь, Урал – всё понятно, но одной из самых индустриальных республик. Где это всё теперь и зачем это утрачено?

Это просто глупость тех, кто это сделал, просто глупость, и всё. Я надеюсь, что эти общие интересы всё‑таки пробьют дорогу здравому смыслу.

Беларусь Вы сейчас упомянули – да, там мы видели эти турбулентные процессы. Но на что хотел бы обратить внимание? На то, что, как Вы заметили, ведь Россия не вмешивалась в то, что там происходило. Мы рассчитываем, что и никто не будет вмешиваться, никто не будет раскручивать в своих интересах этот конфликт и навязывать какие‑то решения белорусскому народу. Я уже говорил во вступительном слове: ничего привнесённое извне внутри той или иной структуры, того или иного народа, того или иного этноса работать не будет без учёта специфики, культуры, истории народа. Поэтому нужно дать возможность самим белорусам спокойно разобраться со всей ситуацией, принять соответствующие решения. В том числе, может быть, эти решения лежат на пути принятия поправок в действующую Конституцию либо принятия новой Конституции. Президент Лукашенко об этом сказал публично. Да, можно сказать: ну сейчас он там чего‑нибудь напишет себе на пользу, и всё это не имеет ничего общего с демократией. Но, вы знаете, всё можно ведь оболгать, на всё можно посмотреть скептически. Я уже говорил, ладно, не буду вдаваться в детали. Но то, что происходило в Белоруссии, выгодно отличается от того, что происходило на улицах некоторых крупных городов развитых демократий, понимаете? Да, жёсткость была, и всё, а может быть, даже неоправданная, тогда пусть ответят те, кто это допустил. Но в целом, если сравнивать и посмотреть на картинки – во всяком случае, безоружному человеку в спину никто не стрелял из боевого оружия, вот я о чём. Поэтому давайте спокойненько с этим разбираться.

То же самое с Киргизией, скажем. Мне кажется, то, что там происходит, – это беда Киргизии и киргизского народа. Как выборы – так переворот. О чём это говорит? Это даже не смешно. Вы знаете, о чём это говорит? Во многих этих странах они первые шаги делают на пути собственной государственности, к оформлению этой государственности, формированию культуры государственного развития.

Я уже много раз говорил своим коллегам: ко всем нашим постсоветским странам нужно относиться с особым вниманием и очень осторожно поддерживать эти ростки государственности, ни в коем случае не вмешиваться со стороны с какими‑то советами и рекомендациями, а тем более избегать всякого вмешательства. Потому что это разрушает хрупкие, только нарождающиеся институты суверенитета и государственности в этих странах. Надо дать возможность людям самим аккуратно строить эти отношения внутри общества, просто показывая примеры, но не лезть, как слон в посудной лавке, со своими предложениями и своими миллионами в один или другой адрес, поддерживать то одну, то другую сторону.

Я очень рассчитываю на то, что Киргизия и член ОДКБ у нас, и Евразэс, мы многое сделали для того, чтобы помочь Киргизии встать на ноги, сотни, так я вам скажу, миллионов долларов на поддержку киргизской экономики и различных отраслей производства, на создание условий адаптации Киргизии для вхождения в Евразэс. Касается и фитосанитарных служб, таможенных систем и так далее, просто на развитие отдельных отраслей экономики, предприятий целых. Мы уже 500 миллионов долларов реализовали проектов, но это в самое последнее время. Я уже не говорю о грантах, которые мы предоставляем ежегодно тоже в объёме десятков миллионов долларов.

Но, разумеется, без жалости и тревоги на то, что там происходит, мы смотреть не можем. Но мы не лезем, обращаю ваше внимание, со своими советами, с наставлениями и с поддержкой каких‑то отдельных политических сил. Очень рассчитываю на то, что в Киргизии тем не менее всё нормализуется, встанет на ноги, Киргизия будет развиваться, и мы сохраним с ней самые лучшие отношения.

То же самое касается и Молдовы. Мы видим, что происходит вокруг Молдовы, и знаем потребности молдавского народа и в развитии демократии, и в развитии экономики, с другой стороны. Но молдавское вино кто покупает? Во Франции купят молдавское вино? Кому оно нужно на европейских рынках? Там своё некуда девать. Там при перевозке винодельческой продукции из страны в страну даже в рамках Евросоюза аграрии на дороге останавливают и всё сбрасывают в кювет, выливают в чисто поле.

Дело не только в вине, но и другие отрасли экономики настолько завязаны на России, что нормально существовать просто не могут, пока во всяком случае. Нигде, кроме как на российском рынке, это производство не востребовано. Вот, кстати говоря, то, что с Украиной произошло. Поэтому мы очень рассчитываем, что и на ближайших выборах, скажем, в Молдове молдавский народ оценит те усилия, которые предпринимает действующий Президент республики для выстраивания отношений с Россией.

Портал МГИМО
Фото: Клуб «Валдай»


Распечатать страницу