Жесткая обкатка

31.08.09

Жесткая обкатка

Источник: «Независимая Газета»

Президент потребовал единообразия в преподавании истории

Вчера в интервью второму каналу Дмитрий Медведев обратился к юбилею начала Второй мировой войны. А заодно прокомментировал обсуждение проблем преподавания этой темы. При этом глава государства высказал свои пожелания авторам учебников. Интервью стало органическим продолжением пятничного заседания президентской комиссии по противодействию фальсификации истории. Эксперты считают причиной споров по этому вопросу отсутствие внятной политической оценки сталинизма в России.

«Парламентская ассамблея стран Европы буквально совсем недавно поставила на одну доску и сделала равно ответственными за Вторую мировую войну фашистскую Германию и Советский Союз. Но это, простите, уже просто циничная ложь», – заявил Медведев в разговоре с ведущим программы «Вести недели» Евгением Ревенко. Вопрос, по словам президента, «в том, какую интерпретацию получают эти события в различных странах». В качестве примера фальсификации истории он привел тезис ПАСЕ о «равной ответственности за Вторую мировую войну фашистской Германии и Советского Союза». Напомним: в начале июля Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла в Вильнюсе резолюцию «Объединение разделенной Европы: защита прав человека и гражданских свобод в XXI веке в регионе ОБСЕ», осуждающую преступления нацизма и сталинизма.

В России резолюция ПАСЕ была воспринята как стремление отождествить режимы в Германии и Советском Союзе. Между тем, замечают опрошенные «НГ» историки РАН, сравнение – это не установление тождественности форм власти. Они были очень разными, и сравнение как раз позволяет выявить общее и различия между ними – это естественный научный анализ. Тождество подразумевает полное совпадение, на котором никто и не настаивал.

Вчера же Медведев говорил и о школьном курсе истории. Он сообщил, что в вопросах преподавания этого предмета будет наведен порядок. Между тем глава государства считает необходимым, чтобы «абсолютно очевидные вещи все-таки одинаково толковались в этих учебниках. Нельзя называть черное белым. Нельзя называть, допустим, агрессором того, кто оборонялся... Мы когда-то учились по учебникам истории, которые были утверждены определенным образом, проходили жесткую идеологическую обкатку, утверждались, что называется, на самом верху и давали некие целостные представления о том, что было в прежней жизни, что было в истории России, да и всего мира».

Здесь двойственная ситуация, замечает в беседе с корреспондентом «НГ» президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов: «С одной стороны, общественное мнение хорошо воспринимает критику учебников. С другой – это попытка скорректировать вектор дискуссии с темы ЕГЭ на тему учебников истории».

Заявление Медведева, отмечает эксперт, продолжает идущую полгода дискуссию о намерении власти бороться с альтернативными интерпретациями истории страны: «Подготовка к годовщине Второй мировой войны – некая инъекция общественному мнению. Потому что понятно, что сегодня диспут о том, как советские и немецкие войска вступали в Польшу, звучит довольно широко. Это еще и мобилизация общественного мнения вокруг действий украинских властей – поскольку пропаганда делает акцент на том, что они пытаются подвергнуть ревизии итоги Второй мировой».

Сталинизм – это исторический феномен, имеющий конкретные черты, замечает в беседе с корреспондентом «НГ» политолог Евгений Минченко. Беда в том, отмечает эксперт, что в России до сих пор нет понятной, утвержденной на государственном уровне трактовки сталинизма: «Именно эта разноголосица позволяет трактовать события, связанные с началом Второй мировой войны, в негативном для России смысле. Плохо, что сама Россия пока не сформулировала четко – что для нас сталинизм, как мы его сейчас, по прошествии многих лет, оцениваем. А это необходимо сделать. До тех пор, пока мы этого не сделаем, у нас будут проблемы, в том числе и со странами постсоветского пространства».

Записанное заранее интервью Дмитрия Медведева произнесено было уже после пятничного заседания комиссии по противодействию фальсификации истории. Где глава администрации президента Сергей Нарышкин дал резкую отповедь клеветникам и фальсификаторам, продолжив таким образом тезисы собственной статьи, размещенной чуть ранее на сайте МГИМО. Участники мероприятия сошлись во мнении, что с фальсификаторами надо что-то делать. Что именно, пока никто не знает. Теперь, после заявления Медведева в эфире ВГТРК, стало ясно, что учебники будут подвергнуты не только проверке учеными РАН, но выстроены по единому образцу. Несмотря на заверения Нарышкина о том, что комиссия не собирается становиться цензором.

Выступление главы кремлевской администрации не успокоило опрошенных «НГ» российских историков, сотрудников ведущих институтов РАН. Конечно, хорошо, рассуждают они, если новый орган действительно не собирается переписывать историю. Однако есть опасение: не станет ли с помпой заявленный орган надзорной инстанцией, понуждающей авторов исследований к политически конъюнктурным выводам? Настораживает собеседников «НГ» и замечание Нарышкина по поводу того, что комиссия будет отслеживать «заинтересованно-ложные толкования истории за рубежом и активно им противодействовать». Кто будет выступать в качестве судьи? Кто будет оценивать эти моменты? Сказано также, что использованы будут в борьбе «научные, общественные трибуны и другие меры реагирования». Интересно, спрашивают ученые, какие это «другие» меры имеются в виду.

Александра САМАРИНА


Распечатать страницу