Политический дневник. Эхо трагедии

10.09.09

Политический дневник. Эхо трагедии

Источник: «Коммуна»

Главным событием минувшей недели и, возможно, событием 2009 года станет, по всей видимости, участие российского премьер-министра Владимира Путина в международных мероприятиях в Гданьске, посвященных 70-летию начала Второй мировой войны.

О серьезном отношении мировой общественности к этому событию свидетельствует хотя бы тот факт, что в Польшу съехались представители 30 государств, в том числе самого высокого ранга, отдавая дань памяти жертвам трагедии, имевшей самые тяжелые последствия для всего мира. Для России, вынесшей на своих плечах основную тяжесть борьбы с фашизмом и понесшей самые большие потери во Второй мировой войне, обстоятельства, связанные с ее началом, отзываются тяжелым и неприятным эхом, омрачая исторические заслуги нашего народа перед всем человечеством.

Для российско-польских отношений визит Владимира Путина имел особый смысл. Дело в том, что за последние годы торгово-экономические и политические отношения с Польшей у нас изрядно испортились. Причин тому - множество, но одною из них является именно историческая.

Польский истеблишмент, да и значительная часть населения, не могут простить России как правопреемнице Советского Союза Пакта Молотова – Риббентропа, заключавшего в себе, по их мнению, тайный раздел между Гитлером и Сталиным Восточной Европы, включая Польшу, а также расстрела в Катыньском лесу под Смоленском в марте 1940 года 22 тысяч польских офицеров.

На высшем государственном уровне наиболее непримиримую антироссийскую позицию неоднократно высказывал Президент Польши Лех Качиньский. В самый канун визита Владимира Путина депутаты польского Сейма резко негативно отреагировали на документальный фильм о Пакте Молотова – Риббентропа, представленный телеканалом «Россия» широкой российской публике. По их мнению, фильм искажает исторические факты и отражает сталинскую версию событий. В результате, по данным последнего опроса, каждый третий поляк высказался против того, чтобы Владимир Путин приезжал.

В дискуссию включились высокие официальные лица – Сергей Нарышкин, Сергей Лавров, Сергей Миронов, - опубликовавшие свои статьи на сайте МГИМО. Между тем деятельность российско-польской научной комиссии, которая должна была издать капитальный совместный труд по истории начала Второй мировой войны, оказалась «замороженной». В результате профессиональные историки России и Польши не могут найти общую платформу для изложения своих позиций, противопоставить серьезный научный анализ старым идеологемам, которыми пестрят современные брошюры об истории начала Второй мировой войны.

В таком контексте визит российского премьера не обещал быть легким, а в какой-то момент и вовсе оказался под вопросом.

Стремясь снизить накал эмоциональных исторических заявлений, Владимир Путин накануне визита дал интервью популярному польскому изданию «Газета выборча». В нем российский премьер-министр попытался показать многообразие причин, которые привели к самой кровопролитной войне в истории человечества, и множество ошибок, сделанных всеми участниками событий в предвоенные годы. Был упомянут и печально известный Мюнхенский сговор 1938 года, согласно которому западные державы отдали Гитлеру Чехословакию и тем самым поставили советское руководство перед необходимостью любыми способами защитить свои национальные интересы. К тому же позиция польского руководства в те годы вовсе не была безупречной. Польша в 1938 году также направила Чехословакии ультиматум и одновременно с немецкими войсками ввела свою армию в Тешинскую и Фриштадскую области.

Однако эти аргументы не оказали должного воздействия на польского президента. Он заявил, что большевистская Россия нанесла Польше удар в спину, выполняя в соответствии с Пактом Молотова – Риббентропа свои союзнические обязательства. Польские офицеры были расстреляны за то, что были польскими офицерами. «Не Польше следует учить уроки смирения. У нас нет для этого причин. Причины есть у тех, кто своими действиями развязал эту войну. У тех, кто ее упростил», – сказал Лех Качиньский.

Коллега Владимира Путина польский премьер Дональд Туск был более дипломатичен, отмечая, что память о трагических событиях поляки не станут использовать против кого-либо и готовы независимо от обстоятельств прошлого твердо строить лучшее будущее российско-польских отношений. На совместной пресс-конференции российский премьер, в свою очередь, посоветовал не «выискивать из этой старой, заплесневелой булки какие-то изюминки для себя, одной участницы процесса». Образ булки, пожалуй, был не слишком удачным, хотя с идеей премьера о том, что спекулировать на трагедии - безнравственно, трудно не согласиться.

Так или иначе, главам правительств Польши и России удалось договориться вместе двигаться вперед, огибая острые исторические углы, тем более что Путин пообещал Туску бесперебойное снабжение Польши энергоносителями. Договорились также о создании двух совместных институтов по изучению всех обстоятельств Катыньской трагедии. Кроме того, Владимир Путин заверил партнера в том, что РФ будет готова открыть для польских специалистов свои исторические архивы при условии, что и польская сторона пойдет на такой же шаг.

Подводя первые итоги этого непростого визита, стоит заметить, что российские телеканалы, создавая фильмы, полностью оправдывающие Пакт Молотова – Риббентропа, сослужили премьер-министру плохую службу. Уж очень много пропагандистского угара, слишком сильно желание действовать по принципу «чего изволите?», хотя вряд ли Владимир Путин нуждался именно в такой апологетике. Его упоминание о том, что Второй Съезд народных депутатов в 1989 году осудил Пакт Молотова – Риббентропа, звучало гораздо весомее и убедительнее, чем досужие и далеко не оригинальные разглагольствования журналистов о том, что иначе и быть не могло.

Известный латиноамериканский писатель Хорхе Луис Борхес незадолго перед смертью заметил: «Историки знают о прошлом ровно столько же, сколько мы ничего не знаем о настоящем». Неполное знание событий 1939 года, обусловленное ведомственной и отраслевой разобщенностью архивного богатства, все еще тяготеет над российской историографией и мешает пониманию текущих проблем. Это девальвирует историческую память нации, становится питательной средой для антиисторического мифотворчества внутри страны и серьезных внешнеполитических коллизий.

Наступающий год принесет нам еще одну великую дату – 65-летие победы над фашизмом. Не подлежит никакому сомнению, что этот юбилей – как и предыдущее 60-летие – будет отмечаться торжественно и с размахом.

Как и в прошлый раз, в Москве будут ждать высоких гостей из разных государств мира, подчеркивая тем самым особую роль, которую сыграл советский народ в избавлении мира от коричневой чумы. И эту роль, скорее всего, никто не будет оспаривать. Спор идет вокруг другого: как и почему произошло то, что произошло? Кто несет историческую ответственность за случившееся? Как сделать так, чтобы такое никогда больше не повторилось?

Такие вопросы требуют не просто скрупулезного изучения исторических документов, в том числе и тех, которые были (или еще остаются) засекреченными, но и откровенного, не зашоренного идеологемами диалога специалистов, сама научная репутация которых не подлежит сомнению. Она-то и не позволит им слишком вольно обращаться с фактами или подтасовывать их в угоду нынешней политической конъюнктуре.

От политиков же требуется еще большее мужество – убедительно и ответственно донести мнение экспертов до своих народов, не боясь задеть тонкие струны национальной психологии. Возможно, только это и позволит подвести черту под застарелыми обидами, многолетними препирательствами по поводу вины и ответственности, создающими самое сложное препятствие для взаимовыгодного сотрудничества и добрососедских отношений.

Александра ГЛУХОВА,
доктор политических наук, профессор ВГУ


Распечатать страницу