Неконструктивный рост

05.10.09

Неконструктивный рост

Источник: «Эксперт»

Россия выходит из кризиса, но без структурных изменений, констатировали участники заседания клуба «4 ноября». В то же время импульс инновационному развитию экономики могло бы дать жилищное и инфраструктурное строительство.

В отличие от кризисного заседания годичной давности настрой собравшихся был весьма оптимистичным, и председатель совещания, директор Института общественного проектирования Валерий Фадеев, и другие выступавшие настаивали на том, что выход из кризиса, по крайней мере, уже начался. Выступивший в конце заседания глава ФСФР Владимир Миловидов отметил, что в прошлом году «настроение было хуже и философии меньше».

Как заметила шеф-редактор медиахолдинга «Эксперт» Татьяна Гурова, в конце 2008 года группа ее единомышленников дала прогноз, что кризис закончится через 40 недель [2]. По мнению Гуровой, именно так и произошло. Экономисты-оптимисты опирались на ситуацию 1998 года – по их мнению, нынешняя ситуация развивается по той же схеме, хотя с этим многие не согласны. «В циклическом анализе метод аналогии один из важнейших. Полностью выход из кризиса ознаменует превышение нормы отдачи на капитал стоимости денег. Сейчас этот показатель начал расти», – сообщила Гурова.

В то же время почти единогласно участники заседания констатировали, что, хотя фактически цифры по экономическим показателям улучшаются, нынешний рост экономики не наполнен новым содержанием. По-прежнему этот рост связан с ценой нефти, и структура его никак не меняется. Если из кризиса 1998 года мы выходили с новыми производствами, то сейчас этого нет. «Никакого изменения структуры экономики не происходит», – сообщил директор Института Восточной Европы Александр Погорельский.

Причем, по мнению экономистов, и вопрос денег не стоит уже так остро, как раньше. Деньги есть, но есть растерянность – что с этими деньгами делать? «Мы думаем, как привлечь инвестиции. Но собрать деньги можно, это не проблема. Вопрос, куда им идти?» – задал риторический вопрос Миловидов. «Банкам просто некуда идти со своими деньгами, и предприятиям нечего закладывать под кредиты», – согласился Погорельский.

По мнению экспертов, важнейшими очагами роста и освоения инвестиций должны стать жилищные и инфраструктурные проекты. И подготовлены они должны быть уже к весне. Эти отрасли дадут импульс всей экономике и ее модернизации.

«Существует увлеченность инновационной сферой. Но в такой маленькой экономике, как наша, нет возможности отвлекать ресурсы на исследования. Нужно масштабировать экономику. И сделать это реально как раз за счет строительства и инфраструктуры», – заявила Гурова. А оптимальный способ привлечения денег на такие проекты, по ее мнению, – выпуск региональных облигаций, например на постройку жилья под аренду.

Как заметил научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин, схема дорог по плану правительства на 2030 год ничем не отличается от схемы 1911 года. Несмотря на то что автомобилизация России очень низкая, перегруженность автомобильных дорог огромна. В то же время в Китае за последние пять лет было построено 3,1 млрд кв. м жилья, 480 тыс. км автомобильных и 19 тыс. км железных дорог. В России в 2008 году построили столько дорог, сколько в Китае за десять дней. А стоимость строительства в России в разы выше, и это не считая огромных откатов.

«Стандартная триада, с помощью которой страны выходят из кризиса: дом, дорога, автомобиль. Дороги – это единственная национальная программа, которая имеет смысл», – считает Блинкин. «Не осваивая территории, мы разглагольствуем о высоких технологиях. Это же шутовство», – поддержал Фадеев.

Если говорить непосредственно об инновациях, о которых так часто говорят в правительстве, то тут, по мнению экспертов, ряд проблем. Во-первых, до сих пор непонятно, кому конкретно нужны инновации, кто в них заинтересован. «Президент велел перейти на энергосберегающие лампы. Какой результат? Все против: чиновники, бизнес», – заметил Фадеев. По мнению профессора МГИМО, вице-президента Российской ассоциации политических наук Оксаны Гаман-Голутвиной, сложность в инновационном процессе не исчерпывается конфликтом интересов участников рынка (холдинги и старые еще советские производства не хотят менять и модернизировать свои предприятия, потребители тоже). «Проблема еще и в том, что модернизация сегодня не современна. Не исчерпаны энергетика и инерция предшествующих этапов. Своей модернизацией США обязаны государству, которое внедрило культ знания», – говорит Гаман-Голутвина.

Во-вторых, по мнению президента инвестиционной компании «Минфин» Александра Волкова, сейчас преждевременно говорить об инновациях, когда мы находимся еще на сырьевой стадии. «Инновации – это четвертый, пятый передел, а мы до сих пор до первого и второго не дошли. Сейчас нужно из-за границы в Россию переместить добавленную стоимость первого передела, то есть, иными словами, перестать возить на экспорт кругляк. Нужна поэтапная, догоняющая модернизация», – считает Волков. Вместе с тем, по его мнению, инвестировать и заниматься модернизацией мало кто будет, пока в стране существует системное рейдерство. И судьба инвестиций и затрат не безоблачна.

И, наконец, в-третьих, инновационному развитию мешает монополизация экономики. «Застолбить монополизацию – значит застолбить кризис», – считает Погорельский.

В то же время, отмечает академик РАН Андрей Кокошин, есть предприятия малого и среднего бизнеса, которые прорвались на мировые рынки отдельными высокотехнологичными компонентами, но их государство не замечает и не поддерживает.

Собравшиеся эксперты коснулись и политического аспекта экономического развития. На заседании произошел спор о том, нужны ли для форсированного развития страны свобода и демократия в их современной форме. Блинкин заявил, что к настоящему времени в России вымерло поколение специалистов, способных заниматься творчеством в неволе, подобно тому как Сергей Королев и другие конструкторы работали в сталинских «шарашках». Как отметил профессор Блинкин, он окончил мехмат МГУ «в хорошие годы», и теперь среди его одногруппников есть и отец создателя системы Google Сергея Брина. Однако это создано в США, а в России никто из детей тех выпускников мехмата ничего подобного не создал.

Возражая Блинкину, Валерий Фадеев заметил, что демократия в ее современном виде существует всего полвека, тогда как изобретениями человечество успешно занимается как минимум 2,5 тыс. лет.

Екатерина ШОХИНА


Распечатать страницу