Пекин, похоже, не спешит «править миром» на пару с Вашингтоном

11.11.09

Пекин, похоже, не спешит «править миром» на пару с Вашингтоном

Источник: ПРАЙМ-ТАСС

Глобальный экономический кризис стал поводом взглянуть на мир несколько по-новому. Развивающиеся рынки испытывают подъем, а «законодатели моды» финансовой сферы вынуждены умерять амбиции. Растущая мощь Китая, а вслед за ним и других стран группы emerging markets заставляет пересмотреть расстановку сил на мировой финансовой арене, что влечет за собой множество сложностей, связанных как с самоопределением, так и с поиском новых коллег и партнеров и заставляет мировых лидеров думать и действовать, исходя из предположений о том, каков будет мир в недалеком будущем.

На этом фоне весьма популярны так называемые «теории заговоров», распространяемые в СМИ, и уличающие некоторые страны в разработке, в тайне от остальных, единого алгоритма действий, завязанного на экономически выгодные условия. Например, в начале октября британское издание Independent уверяло, что страны Персидского залива, а также Россия, Япония, Китай и Франция ведут тайные переговоры об отказе от долларов в расчетах за нефть и переходе на новую валютную корзину. Министерства финансов указанных стран поспешили опровергнуть информацию о тайном сговоре.

Не менее популярна концепция так называемой Chimerica /China + America/, предполагающая симбиоз двух крупнейших экономик мира – китайской и американской. Идея принадлежит историку, профессору Гарвардского университета Найэллу Фергюсону, который в 2008 году обнаружил, что взаимозависимость США и Китая достигла такой степени, что породила сдвоенную экономическую систему. Идею развили до теории G2, предполагающую, что именно Китай станет локомотивом роста для глобальной экономики, и именно Пекину предстоит спасать своего второго по значимости после Евросоюза торгового партнера от краха. Союз двух стран, полагают американские политологи, будет носить не только экономический характер, но и влиять на процессы, происходящие в мире. Ведь политическая мощь определяется экономическими возможностями. О необходимости образования «большой двойки» пишет известный политолог Збигнев Бжезинский в газете Financial Times. «Ядро будущего мирового порядка должны составить США и КНР», — вторит Бжезинскому бывший госсекретарь США Генри Киссинджер…

Пока официальный Китай открещивается от планов по созданию подобных союзов. Тем не менее, мировое сообщество крайне обеспокоено одной только возможностью появления так называемой Chimerica и осторожно задает Пекину наводящие вопросы.

Стоит отметить, что Китай с его растущим во время кризиса ВВП является весьма привлекательным экономическим партнером.

Недавний визит в Пекин российского «экономического десанта» подтверждает намерения Москвы расширять сотрудничество с КНР, пусть и не в слишком «диверсифицированном» виде. Речь идет о торговле российскими энергоносителями, в которых так нуждается Пекин.

В этой связи общественностью горячо обсуждаются российско-китайские взаимоотношения, их текущее состояние и перспективы. Не менее любопытны в этой связи и взаимоотношения КНР с США, их направленность, интенсивность и потенциал. В преддверии визита президента США в Пекин, Москва озадачена следующим вопросом: каково влияние американского фактора в российско-китайских взаимоотношениях. Существует ли такой фактор вообще? Стоит ли бояться стратегического союза двух мощнейших экономических держав? Есть ли перспектива у трехстороннего сотрудничества стран, и в каких областях это возможно? В рамках видео-моста, организованного с Пекином, российские политологи попытались узнать у китайских коллег, что в КНР думают по этому поводу?

Рассуждая о разнице взаимоотношений, Чрезвычайный и Полномочный посол РФ, профессор МГИМО МИД РФ Юрий Дубинин, отметил, что если между Америкой и Россией существуют связи, прежде всего, в области стратегической стабильности и стратегических вооружений, то в китайско-американском сотрудничестве доминирует экономический фактор. «В этой связи трудно найти общую составляющую», — полагает Ю.Дубинин. С другой стороны, Россия и Китай также наращивают экономическое сотрудничество, и пример тому визит делегации РФ в Пекин нынешней осенью.

Правда, негативным моментом является тот факт, что рост объемов торговли по большей части осуществляется за счет госучастия, а частный бизнес стоит в стороне. «Это пережитки прежних структур экономического планирования, — поясняет Ю.Дубинин, считающий, что КНР и России стоит этот фактор преодолеть.

По мнению эксперта, существует перспектива трехсторонних диалогов в области сокращения ядерного арсенала, а также сотрудничества в области нераспространения ядерного оружия. Диалог необходим также в области проблем с КНДР и Ираном в ядерной сфере. «Это не повестка дня на сегодня, а перспектива для двухстороннего и трехстороннего диалога», — уточняет эксперт.

О трехсторонних отношениях говорят и в Пекине. «Правильнее сейчас называть эти отношения трехсторонними», — сказал глава центра стратегических исследований Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Академии наук КНР У Дахуэй, говоря о трех странах. — Отношения между странами не имеют взаимонаправленности». При этом эксперт признал, что отношения стратегического партнерства между тремя странами в различные периоды истории являлись сдерживающим фактором в отношениях друг с другом.

Соглашается с этим и профессор института международных отношений, директор центра американских исследований Китайского народного университета Ши Иньхун. «Американский фактор в отношениях между нашими странами проявляется во многих аспектах. После холодной войны являлся стимулирующим и укреплял отношения между Россией и КНР, поскольку на тот момент Соединенные Штаты являлись сверхдержавой, что стимулировало наши страны двигаться в сторону многополярного и справедливого мира», — сказал эксперт.

При этом он отмечает, что в настоящий момент китайско-американские отношения являются одними из самых важных двусторонних отношений для Пекина, и надеется, что Москва это понимает. «Это не означает, что отношения между КНР и США более интенсивны, чем между Китаем и Россией», — сообщил Ши Иньхун.

КНР уважает действия России на американском направлении и рассчитывает на ответное уважение. В целом, отношения Москвы и Пекина должны получить новое развитие, считает он. «США и Россия обладают самыми мощными военными потенциалами, да и китайская мощь растет, — рассуждает Ши Иньхун. — Все это дает повод подумать о совместной работе в области военного паритета и разоружения». Кроме того, на повестке дня остаются проблемы глобального изменения климата и сохранения безопасности и стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Что касается китайской позиции по G2, то Ши Иньхун назвал подобный союз «нонсенсом». Доктрина «большой двойки» раскручивается с американской стороны, заявил он. «Официальный Китай не говорит об этом, а премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао публично опроверг наличие такой концепции», — отметил профессор.

Среди всего богатства мировых проблем не найдется ни одной, которую можно решить только усилиями КНР и США, считает Ши Иньхун. А «разгогрев» этой концепции — американская стратегия, имеющая целью заставить Китай действовать по правилам США в области финансов и торговли.

Комментируя особенности внешней политики КНР, эксперт назвал ее «танцем».

«Наша внешняя политика «живая», — сказал он. — Мы танцуем много танцев одновременно». КНР никогда не пожертвует своими отношениями с другими странами ради отношений с США, полагает Ши Иньхун. Да и вообще. Китаю не по силам ответственность, которую подразумевает «большая двойка».

«Модель мира, где США вместе с кем-то правят бал, связана с тем, что США хотят, чтобы кто-то оплатил их счета», — соглашается с коллегой У Дахуэй. – КНР нужно думать в направлении G4, то есть развивать сотрудничество со странами БРИК».

Слова китайских коллег стали «бальзамом на душу» российским политологам. «Победа G2 нам кажется сомнительной, — сказал, в свою очередь президент Международного фонда «Экспериментальный творческий центр» Сергей Кургинян. — Нынешний мир — мир партнерства, переговоров, договоренностей, а не мир грубой конфронтации. Мы не хотим возвращаться в такой мир».

Появление G2 повлечет за собой изменения, считает он. «Все должны понимать, что оценка возможности такой позиции может серьезно повлиять на мировые взаимоотношения», — предостерег КНР С.Кургинян. Любые сдвиги в эту сторону повлекут за собой сдвиг взаимоотношений между другими странами, полагает он.

«К G2 в Китае абсолютно отрицательное отношение», — убежден другой российский эксперт, заместитель главного редактора журнала «Проблемы Дальнего Востока», старший научный сотрудник института Дальнего Востока РАН Андрей Давыдов, который общался с китайской стороной по этому поводу. А.Давыдов надеется, что предстоящий визит Барака Обамы в Китай как раз и станет поводом обозначить пути развития мировой ситуации.

Успокоившие «соседей» представители КНР, между тем, заявили и о своих опасениях. «Мы тоже беспокоимся, а не окажет ли американо-российское взаимодействие влияние на Китай», — примирительно заметил У Дахуэй. Например, Россия стремится к сотрудничеству с США по поводу создания системы глобальной ПРО, напомнил ученый. «Система направлена не только против стран-изгоев, она направлена против всех, кто в ней участия не принимает», — считает он. — А значит, направлена против Китая…»

Контраргументов у российской стороны не нашлось. Да и вопрос с условиями построения глобальной ПРО вряд ли можно считать решенным.


Распечатать страницу