Они сошлись: вода и… камень

07.12.09

Они сошлись: вода и… камень

Источник: «Мегаполис»

Так уж совпало. В тот день, когда в Институте политических решений в Алматы говорили о безопасности Центральной Азии (ЦА), одно из колец этой самой безопасности было разомкнуто. Кольцо, объединявшее электросети всех стран ЦА. И разомкнул его Ташкент, практически лишив регион единой энергосистемы. Случившееся ещё раз показало: если наши братские республики и надо спасать, то, в первую очередь, от самих себя.

Вода камень точит, говорят в народе. В нашем случае вода — сама стала камнем. Камнем преткновения, о который то и дело спотыкаются центральноазиатские республики. На этот раз — Узбекистан и Таджикистан. Но последствия не заставят себя ждать и в Астане, и Бишкеке и, возможно, Ашхабаде.

Между прочим, в Казахстане давно ожидали подобного развития событий. Ещё 13 октября, когда в Акмолинской области проходило 9-е заседание Координационного электроэнергетического совета Центральной Азии, на нём были проведены консультации «по вопросу вероятного отделения и выхода энергосистемы Узбекистана… из режима параллельной работы с энергосистемами Казахстана и Кыргызстана». На том же заседании его участникам объяснили, что «ГАК „Узбекэнерго“ эту инициативу обосновывает требованием об оплате за транзит кыргызской электроэнергии по электрическим сетям Узбекистана». И предупредили: «Данные намерения могут повлечь за собой распад ОЭС Центральной Азии…»

Чуть позже, 28 октября, на сайте АО «KEGOC» — системного оператора ЕЭС Казахстана — появилась информация, где, в частности, говорилось, что и казахстанские энергетики намерены «инициировать и согласовать с правительством РК выход из параллельной работы с ОЭС Центральной Азии в случае продолжения несанкционированного отбора электроэнергии и непринятия мер со стороны других участников ОЭС». Астана обвиняла уже своих таджикских коллег: из-за несбалансированной работы их энергосистемы «за период с начала октября неконтрактный переток превысил 100 млн кВт/ч. Указанный объем покрывался за счет поставок кыргызской электроэнергии для ЕЭС Казахстана… Кроме этого, по сведениям КДЦ „Энергия“, со стороны энергосистемы Таджикистана участились факты невыполнения оперативных команд вышестоящего диспетчерского центра, что является нарушением принципов параллельной работы действующих межгосударственных решений и соглашений»…

Паны, читай энергетики, дерутся, у потребителей… сами знаете, что происходит. Темно и холодно в квартирах у потребителей. В домах узбеков и таджиков, казахов и киргизов. Как сообщает тот же сайт АО «KEGOC»: «Уже страдают Южно-Казахстанская и Жамбылская области, где в часы прохождения максимума нагрузок фиксируется недопустимо низкий уровень частоты (до 49,2 Гц)». А Вести.ру добавляют: «Перебои уже есть в Баткенской и части Ошской областей. Заведующий лабораторией гидроэнергетики Института водных проблем АН Таджикистана Георгий Петров пояснил сложившуюся ситуацию: «Страны стали тянуть одеяло на себя и разорвали систему. Кому от этого хорошо? Никому! Эта система помогала всем: и продавать электроэнергию, и регулировать частоту, и водный обмен был»…

Вот так вот! А вы о безопасности. По крайней мере, об её энергетической составляющей можно забыть. Что на очереди? Конечно же, тесно завязанная с энергетикой водная проблема. О ней ещё весной этого года мы говорили с директором Института развития Казахстана Магбатом Спановым. Мой собеседник тогда отмечал: суть в том, что водные ресурсы в наших государствах распределены неравномерно. Регион чётко делится на богатые в этом отношении страны — как Таджикистан и Кыргызстан. И зависимые от них — Узбекистан, Туркмения и Казахстан.

Таджики контролируют Амударью, киргизы — Сырдарью. Бишкек и Душанбе на протяжении многих лет указывают на существенные издержки со своей стороны по поддержанию гидротехнической инфраструктуры. Киргизы и вовсе предложили трактовать воду, как вид товара и в перспективе ввести за неё плату. Более того, выработка Бишкеком дефицитного в осенне-зимний период электричества оборачивается масштабными попусками воды. Однако ледовый покров в нижнем течении Сырдарьи не пропускает эти огромные массы в Аральское море. Отсюда паводки, подтопление тысяч домов в Южно-Казахстанской и Кызылординской областях. Предупреждение и ликвидация последствий этих ЧП требуют от Казахстана многомиллиардных затрат.

Расположенное на границе Узбекистана и Казахстана крупное Шардаринское водохранилище не в состоянии сдержать паводковые потоки.

От себя добавлю: вялотекущие межгосударственные переговоры по бурнотекущим рекам грозят перерасти в нечто большее. И придётся, не дай бог, говорить уже о продовольственных войнах, продовольственной безопасности нашего Казахстана. Вода нам нужна для полива огородов и пастбищ, электричество — для заводов по переработке сельхозпродукции. Будут там бесперебойно крутиться станки — будет что покупать в магазинах и что поставить на наш с вами стол.

Вот о чём не мешало бы подумать. Между тем в уже названном Институте политических решений зачем-то вывели некий индекс безопасности. Та пресс-конференция так и называлась «Индекс безопасности Центральной Азии». Путем сложной арифметики подсчитали даже его цифровое значение — 129,5. Как будто цифрой можно измерить безопасность? Абсурд, который лишний раз подтверждает, что между теорией и практикой дистанция огромного размера.

Пока социологи высчитывают непонятные индексы, за ситуацией в Центральной Азии пристально наблюдают заинтересованные страны, прежде всего, Россия и Китай. Они этого и не скрывают. В конце октября, например, в Москве прошла конференция под названием: «Безопасность в Центральной Азии: интересы России и Европы». Конечно же, речь не могла не пойти о таких региональных объединениях, как ОДКБ и ШОС. В первом доминирует Россия, во втором — Китай. Международный обозреватель газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов сказал на форуме об ОДКБ: «Не может быть эффективной региональная организация, нацеленная на обеспечение безопасности, если страны-члены этой организации находятся в состоянии нерешенных взаимных территориальных проблем, если границы между странами заминированы, если эти страны не в состоянии договориться между собой даже в таком жизненно важном вопросе, как вода. А в отношениях между центральноазиатскими партнерами по ОДКБ есть привкус недоверия и подозрительности». Мол, пора России вмешаться…

Что касается ШОС, там российское влияние уравновешивает присутствие Китая. Пекин готов выделить в фонд ШОС 10 млрд долларов, а Россия пока не выделяет ничего. Об этом напомнил на конференции Александр Лукин, директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС Московского государственного института международных отношений.

Ох, как не хочется, чтобы безопасность в Центральной Азии измерялась российскими или китайскими долларами!..

Виктор ВАРОВ


Распечатать страницу