«Давай за вас, давай за нас — и за Сибирь, и за Кавказ...»

28.01.10

«Давай за вас, давай за нас — и за Сибирь, и за Кавказ...»

Источник: «Московская правда»

Креативная кремлевская мысль, реализованная в практику кадровых перестановок, в очередной раз потрясла всех своей непредсказуемостью. Ибо никто из экспертов даже в самых смелых своих фантазиях не мог предвосхитить назначение сибиряка Александра Хлопонина полпредом в Северо-Кавказский округ. Посему я попробовал найти логическое обоснование случившемуся и просчитать все возможные последствия кадровой перестановки года…

Страна парадоксов

«Россия — это загадка, обернутая в мистерию, помещенная внутрь неизвестности», — так сказал когда-то Черчилль про Россию. Ровно то же самое любой российский обыватель может сказать про Кавказ. Эта часть страны, покрытая громадами гор, в сознании обывателя до сих пор остается «пороховой бочкой», а ее обитатели — живыми гранатами на двух ногах, у которых почему-то испорчен «взрыватель». Великие знатоки жизни — политологи и политтехнологи «отбиваются» расхожими фразами о том, что «Кавказ — своеобразная цивилизация, живая, сложная, пульсирующая материя, исполненная гармонии и беспорядка, рождающая героев под стать себе…» — далее по тексту.

Самое интересное — правы и те, и другие. Кавказ, как еще одна пороховая бочка планеты — Балканы, — действительно необычное место на земле, где «доброе слово дороже золота, а злое страшнее пули». И кавказцы в массе своей — не совсем обычные люди (в нашем понимании, естественно. — И. М.). В отличие от обывателей мегаполисов, их всегда обуревали могучие страсти, порожденные волей к власти, жаждой славы и наживы. Здесь удивительно мирно соседствуют изощренное коварство и высокое благородство, изуверский рационализм и наивное простодушие, инстинкты стяжательства и беззаветная преданность…

Ну разве не парадокс: еще недавно над столицей Чечни ревела страшная катастрофа, и сам город, казалось, разбомбили навсегда, а нынче это современный европейский город. А те, кто раньше стрелял в российских солдат (включая нынешнего президента Чечни), теперь стали уважаемыми чиновниками, надели форму милиции и охраняют в республике порядок…

И вот в этот парадоксальный взрывоопасный регион, который, по словам бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева, «горит не переставая последние пятнадцать лет», делегировали полпредом банкира — навести там, елико возможно, некое подобие порядка…

На самом деле: сможет ли бывший банкир, финансист, рожденный в столице Цейлона Коломбо, стать героем кавказского романа? Способен ли он выстроить в сложнейшем регионе пластичную систему отношений с окружающим миром людей и явлений? Станет ли новый кадровый сюрприз действительно «самым мудрым решением президента за все время его правления», как утверждают эксперты, или это очередной химерический прожект властей в регионе вечных парадоксов, чреватый самыми непредсказуемыми последствиями?

Закон кавказской харизмы

Несмотря на некоторую кажущуюся анархичность региона, у Кавказа есть свои неписаные законы, которые при благоприятном стечении обстоятельств свято соблюдаются его обитателями. Но священный авторитет обычая на Кавказе под давлением времени и обстоятельств оказался на редкость пластичным. Изменились обстоятельства — поменялись и законы. А послевоенный Кавказ характерен тем, что правила и исключения здесь меняются порой с невероятной стремительностью. На Кавказе, например, столетиями существовал расхожий стереотип: уважение в горах зарабатывается тяжкими трудами и кровью, а теряется в одно касание. И восстановить его в миллион раз труднее, чем потерять. Теперь все не так просто. Сейчас здесь могут полюбить даже заклятого врага — как полюбили в свое время грозу ваххабитов генерала Трошева. Меняются и другие приоритеты. Раньше, когда богатство наживалось с кончика шашки или добывалось под дулом автомата, в чести были лихие абреки и искусные боевики. С поправкой на специфику нынешнего времени банкира на Кавказе будут уважать не меньше, чем опаленного порохом войны национального героя. Но как только у того закончатся деньги… Горцы с удивительной легкостью отворачиваются от заходящего солнца и падают ниц перед восходящим. Прекрасно зная особенности менталитета горцев, искушенные кремленологи наверняка задумали кавказскую двухходовку — сразу после банкира сюда придет более близкая горскому менталитету личность.

На Кавказе были обкатаны, наверное, все методы интеграции проблемного региона в состав империи. В ход шло все — грубая сила, мягкая сила, хитрость, деньги, соблазн…

На силу Кавказ реагировал однозначно, заливая кровью и своих, и чужих. Хитрость здесь нужна тоже специфическая, к которой русский человек не вполне свычен. А вот деньги — совсем другое дело. С ними не нужны ни сила, ни воля, ни отвага. Они хороши сами по себе и справятся с кем угодно. На какое-то время — даже с Кавказом. Теперь здесь, по словам моего старого приятеля Магомеда, бизнесмена из Махачкалы «пригоршня возможностей дороже самосвала справедливости». «Это раньше у нас в авторитете были только борцы и боксеры, — просвещал меня Мага, прокручивая барашка на шампуре. — А теперь, даже если ты всю жизнь занимался боксом по переписке, но кошелек твой трещит по всем швам, ты все равно — крутышка, и даже на Кавказе можешь рассчитывать на уважуху…»

Закон кавказской математики

Судя по всему, «кавказский сибиряк» во вверенном ему хозяйстве должен оправдать высокое доверие Кремля — привлечь в регион мощные финансовые потоки. Но потоки мало привлечь — их надо правильно разогнать и проконтролировать их целевое использование. То есть сделать с ними как раз то, что в свое время не получилось у другого искусного менеджера — бывшего председателя правительства Чечни Сергея Абрамова. Но есть один маленький нюанс — тогда деньги были федеральными, то есть формально — ничьими. Потому они уходили в никуда. При Абрамове, которого хитрые чечены довели до полной потери самоидентификации, горцы дали полную волю своим стяжательским инстинктам. Теперь хозяин у Кавказа новый, но инстинкты-то никуда не делись. А Хлопонин, насколько я понимаю, заточен Кремлем на то, чтобы тратить деньги госкорпораций. В том числе и свои собственные. Ну и другие чисто конкретные деньги чисто конкретных людей. Почувствуйте разницу. Но — честное слово, я что-то не представляю себе, как интеллигент в седьмом поколении Александр Хлопонин устраивает «разлет попкорна» оборзевшему местному авторитету, герою похода на Буденновск: «По-прежнему хочешь сорок миллионов? Ничего не получишь! А где деньги, которые были отпущены под строительство школы? Что, волной смыло? Вот найдешь ту волну — тогда приходи…»

И дело даже не в том, чтобы уметь наезжать на кого-то. На Кавказе не умеет «наезжать» только ленивый. Но надо «сечь поляну», кому дать, кому нет, кому отказать грубо, кому — вежливо, а если и прессовать, то четко понимать, как, когда, кого и при каких обстоятельствах. Публично или с глазу на глаз. Жестко или не очень. Кого пожалеть, а кого заставить плевки с пола слизывать. И ошибиться нельзя: здесь единственным способом расчета, кроме банковских карт и наличных, с недавних пор стали автоматные очереди. Умение наезжать на Кавказе — целая наука, которой тебя не обучат ни в одном, самом привилегированном институте…

Чтобы как-то усилить харизму Хлопонина и придать ей некий кавказский шарм, кремлевские пиарщики показали на одном из федеральных каналов занимательный сюжет — похоже, насквозь постановочный. Хлопонин якобы распекает подчиненных на планерке. Слабоватое зрелище…

У кавказского «закона математики» есть еще одна сторона медали. Здесь комбинации врагов и союзников настолько переменчивы, что порой и не сообразишь, кто и против кого и когда дружит. Как в прошедших чеченских войнах: сегодня боевики воюют против России, завтра с Россией — против Грузии. Что будет послезавтра — не знает никто. В том числе они сами. Здесь друзей можно купить — пусть на время, а вот врагов получают бесплатно. И разобраться в этих кавказских шарадах и головоломках посложнее, чем разруливать финансовые потоки в банках…

«Сектор газавата»

«Чеченская гражданская война кончилась — началась война общекавказская партизанская», — сострил как-то один из знакомых спецназовцев, прошедших Чечню вдоль и поперек. Угли этой партизанской войны тлеют до сих пор по всему Кавказу и периодически взрываются искрами терактов, которые заливаются водой зачисток и точечных операций спецслужб. «Какой только швали я не насмотрелся в чеченских горах во время командировок, — рассказывал мне в приступе откровения опер из Службы специальных операций. — Турки, арабы, индусы, негры, китайцы — вся сволочь мира тогда слетелась в свободную Ичкерию!» С тех пор негров с китайцами в регионе, может, стало и поменьше, а вот финансовые потоки для террористов не шибко обмелели. А будут деньги — будут и новые рекруты. В идущей на Кавказе войне нет авторитетов — в Дагестане был убит министр внутренних дел, в маленькой Ингушетии, которую сами кавказцы называют «страной шайтанов», а чекисты — «кавказским сектором газавата» (по аналогии с сектором Газа), больше десяти раз покушались на президентов республики.

По замыслу Кремля, нынешний полпред делегирован на Кавказ в том числе и для того, чтобы «приколоть, как бабочку», целую армию спиртовых баронов — тех самых, которые десятилетиями безнаказанно поставляли в Россию составы паленой водки. «Тот, кто замахнется на Кавказе на этот бизнес, сразу станет объектом охоты кровавых мстителей и жертвой враждующих мечей», — патетически заметил Мага, угощая меня в своем кафе паленой кабардинской водкой. — Надо же, на наших водочных крутышек замахнулся! Он вообще понимает, на какое кубло может напороться? Может, он еще и на наших работорговцев наехать рискнет?!..»

Не хочется, конечно, каркать, но дело теперь у Хлопонина «зело опасным» будет. Заснеженный Красноярск после горячего Кавказа может раем показаться. Так что хочется пожелать Александру Геннадьевичу удачи в его донельзя хлопотном округе. И почему-то всплывает в памяти картинка из старого фильма «Трафальгар», когда перед решающим сражением в ответ на бодрое приветствие адмирала капитан корабля, старый морской волк, совсем не по уставу отвечает: «Готов к боям и к пучине, мон женераль!»

…Интересно, что после такого повышения по службе ответил Медведеву Хлопонин?

Советы непостороннего

Полагаю, что Александру Геннадьевичу было бы чрезвычайно полезно полистать пару-тройку книг директора Центра кавказских исследований, профессора МГИМО Владимира Дегоева. Таких, например, как «Имам Шамиль» или «Большая игра на Кавказе». А еще лучше — пригласить Владимира Владимировича в советники. Чтобы облегчить задачу, я прямо здесь приведу кусок текста из дегоевского «Шамиля», который мне понравился чрезвычайно. В нем профессор дает собирательный образ кавказского наиба. Итак…

«Он в совершенстве владеет всеми приемами политического обольщения, искусством казаться тем, кем выгодно… В его радушии нет чувства, а в его мести — настоящего гнева. Блестящий актер, он пленит и обезоружит свою жертву выражением трогательных эмоций, искренность которых не вызовет сомнений. Чем сильнее он ненавидит, тем меньше будет это показывать. Его глаза будут излучать глубокое сострадание по отношению к тому, кого бы он с удовольствием порвал на части. Даже самые великодушные и щедрые жесты он позволяет себе только ради собственной пользы. Он умеет представить свою алчность бескорыстием, эгоистичные помыслы — заботой о других, пустые обещания — уже предоставленной помощью. Услуги, оказанные им, он ставит гораздо выше, чем услуги, оказанные ему: первые необходимо продать подороже, вторые — купить подешевле. Внушительным тоном, изящным слогом, мягким и вкрадчивым голосом он добивается доверия, особенно тогда, когда уже твердо решил обмануть…»

Заступив на свой нелегкий пост, банкир, финансист и сибиряк Хлопонин будет преломляться Кавказом каждый день. Сможет ли он преломить Кавказ в себе? Сможет ли он избежать хитрых кавказских силков и не пойти по пути Абрамова? Сумеет ли совместить трезвый политический практицизм с моральной щепетильностью? И если Кремлем действительно задумана двухходовка, кто придет на Кавказ после него? Политик, военный, интеллектуал? С железной волей и бронзовой совестью — или вообще без оных? Или за зубчатыми стенами разработали принципиально новую концепцию вахтовой ссылки: хочешь послужить Родине и сделать карьеру — езжай на Кавказ.

Кто ответит на этот водопад вопросов? Только время. Будем ждать.

Игорь МОИСЕЕВ


Распечатать страницу