Интервью перед «Советом мудрецов» НАТО в Москве

08.02.10

Интервью перед «Советом мудрецов» НАТО в Москве

Источник: «Время новостей»

9 февраля в Москве начнутся запланированные на три дня рабочие встречи «совета мудрецов» НАТО, которым до конца апреля необходимо выработать новую стратегическую концепцию альянса. Среди экспертов — бывший министр иностранных дел Польши, сопредседатель российско-польской группы по сложным вопросам 71-летний профессор Адам РОТФЕЛЬД. Накануне приезда в Москву он ответил на вопросы «Времени новостей».

— Какие цели ставят перед собой члены «совета мудрецов» НАТО во время визита в Москву?

— Это качественно новый элемент в сотрудничестве НАТО и России. Группа экспертов состоит из бывших министров иностранных дел и министров обороны, а также видных и опытных дипломатов. В ней 12 человек. Создана она решением генсека НАТО (в 2009 году. — Ред.). До сих пор подобные группы работали внутри альянса, выезд за его границы для консультаций с одним из партнеров осуществляется впервые. Это проявление уважения к России как к самому главному партнеру НАТО. Из встреч с руководством российского МИДа и Совбеза, с депутатами, учеными, политологами и студентами МГИМО мы получим представление о том, как должны складываться отношения НАТО и России.

— Как вы относитесь к расширению НАТО? Ведь вы известны лоббированием вступления Украины в альянс…

— Своего рода конституцией альянса является Вашингтонский договор (подписан в апреле 1949 года в Вашингтоне, договор лег в основу учредительных документов альянса. — Ред.). В нем есть 10-я статья, которая является основой для принятия новых членов, она отвечает философии «открытых дверей». С международной точки зрения есть заключительный акт Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), который также подписал Советский Союз, а Россия как наследница СССР согласна, что этот документ является основой отношений между государствами. Там есть ясная фраза, что каждое государство имеет право организовать свою безопасность, в том числе вступать или не вступать в военные союзы. В концепции, которую мы подготовим в соответствии с этими документами, будет закреплено право любого государства на вступление в НАТО.

Но я не считаю, что это главный вопрос. Государства сами должны созревать к членству в НАТО. Если на Украине большинство населения против этого, никто не будет втягивать ее в альянс. Это должно быть решение украинцев, которые вынесут вопрос на референдум. Из многочисленных исследований известно, что большинство населения против вступления в альянс. Сегодня этот вопрос не стоит на повестке дня.

— Не станет ли размещение американских зенитных ракетных комплексов «Пэтриот» на территории Польши, которая входит в альянс, барьером на пути партнерства НАТО и России?

— Считаю, что нет. Все знают, что на самом деле это имеет скорее символическое значение. Скажем честно: ни в России, ни в Польше никто не считает, что это является угрозой. Было бы оптимальным, если бы в сотрудничестве по противоракетной обороне участвовали не только все члены альянса, но и Россия.

— Когда будет готова стратегическая концепция НАТО?

— Мы обязались ее закончить не позже конца апреля. Это временные рамки работы нашей группы. Доклад будет передан генеральному секретарю НАТО. Потом он проведет консультации со всеми государствами, чтобы в конце этого года на саммите эта концепция была утверждена.

— Российский премьер Владимир Путин пригласил польского коллегу Дональда Туска в апреле вместе посетить Катынь в Смоленской области, где весной 1940 года было расстреляно несколько тысяч польских офицеров. Как вы воспринимаете это приглашение?

— В Польше это вызвало большой резонанс. Для нас трагедия в Катыни — болезненный вопрос. Была надежда, что этот вопрос разрешится гораздо раньше. В последние годы своего правления Войцех Ярузельский в своих контактах с Михаилом Горбачевым настаивал на том, чтобы снять все недомолвки. Советский президент тогда впервые дал понять, что расстрел польских офицеров инициировал Лаврентий Берия (народный комиссар внутренних дел СССР. — Ред.) и это было преступление сталинского режима.

Был еще очень важный качественно новый шаг Бориса Ельцина с передачей документов по «катынскому делу». Но был упущен шанс придать особое значение этой трагедии, чтобы она не разделяла наши народы, а объединяла их. Потом отношения между нашими странами ухудшились, а российская прокуратура прекратила следствие, что в Польше вызвало негодование. И вот наконец появляется возможность выйти из тени трагической истории, десятилетиями отягчающей наши отношения.

— Глава польского МИДа Радослав Сикорский считает, что этому может помочь работа совместной группы по сложным вопросам…

— Чтобы размотать запутанный клубок противоречий, еще во времена министров иностранных дел Игоря Иванова и Влодзимежа Чимошевича была создана группа по сложным вопросам. Но на деле тогда она была не в состоянии что-либо продвинуть, потому что общая политическая обстановка этому не способствовала. Когда же работа этой группы была возобновлена полтора года назад, правительства обеих стран оказали ей поддержку.

Доверительные отношения премьер-министров двух стран во время визита Владимира Путина в Польшу 1 сентября 2009 года стали первым, пусть и скромным сигналом, что дела идут в хорошем направлении. Сейчас приглашение от Владимира Путина в адрес польского премьера явилось еще одним важным сигналом для польской общественности. Мы выступаем за то, чтобы увековечить память польских офицеров, которых погибло в лагерях НКВД больше 20 тыс., а также тех нескольких десятков тысяч советских граждан, останки которых покоятся рядом. Это могила общая, надо увековечить память всех этих людей.

— Каковы планы российско-польской группы по сложным вопросам?

— Мы примем участие в памятных мероприятиях в Катыни, к которым будет приурочено специальное заседание группы в Смоленске. Это будет 10 апреля. Очередное заседание намечено провести в июне в Варшаве. Надеюсь, к этому времени у нас на столе будет готовый общий фундаментальный труд по вопросам российско-польских отношений.

Беседовал Валерий МАСТЕРОВ


Распечатать страницу