Андрей Денисов: Когда личный успех – это успех своей страны

10.02.10

Андрей Денисов: Когда личный успех – это успех своей страны

Источник: РГРК «Голос России»

В эксклюзивном интервью «Голосу России», приуроченному к Дню дипломатического работника, первый заместитель министра иностранных дел РФ Андрей Денисов рассказал о сегодняшнем дне российской дипломатии

— Андрей Иванович, в начале года всегда принято подводить итоги предыдущего. Многое было уже сказано о внешнеполитических итогах 2009 года, давал пресс-конференцию министр иностранных дел России Сергей Лавров. Однако, безусловно, для достижения этих внешнеполитических итогов была проделала огромная работа. И не в последнюю очередь российскими дипломатами. Насколько оказался тяжелее 2009 год, если сравнивать его с 2008-м?

— На моей памяти всегда каждый последующий год оказывается или, по крайней мере, кажется, сложнее, чем предыдущий. То ли это субъективное ощущение, то ли это отражение реальной ситуации. Если подводить итоги 2009 года, скорее уместно второе. Наша международная жизнь в целом усложняется. Усложняется и работа тех, кто так или иначе эту международную деятельность обслуживает. Это выражается прежде всего в двух моментах. Первое — в целом усложняется общемировая ситуация. И финансово-экономический кризис с последовавшими за ним, в том числе, разного рода политическими осложнениями — это только одна часть имеющихся проблем. Есть чисто, если хотите, арифметический показатель. Второе — растет количество международных встреч, включая встречи на высшем уровне. Уже вошло в оборот привычное слово «саммит». Этих саммитов, как региональных, так и глобальных, проводится все больше и больше.

Для того чтобы как-то справиться с кризисом, еще в конце 2008 года была создана «Группа Двадцати», 20 государств. Их лидеры собираются для обсуждения вопросов глобальной экономической и финансовой ситуации. Раньше такой группы не было. Теперь она есть, и собирается как минимум дважды в год, обсуждает очень серьезные проблемы, требующие глубокой, поэтапной профессиональной подготовки. Разумеется, в этой подготовке участвуют специалисты разного профиля. Но и в содержательном наполнении такого рода встреч и, в особенности, их организации и проведении очень велика роль Министерства иностранных дел, наших сотрудников центрального аппарата и российских государственных учреждений. Передо мной не ставится задача подводить политические итоги года, но с точки зрения субъективных ощущений я могу, в том числе и на своем опыте, подтвердить, что работать стало тяжелее, но, с другой стороны, и интереснее.

— Андрей Иванович, и все-таки каким был 2009 год для российских дипломатов? С какими проблемами в прошлом году наиболее часто сталкивались российские дипломаты?

— Осложнилась ситуация во многих регионах мира, что в общем так или иначе добавляет нам работы. Есть и проблемы, связанные с самим функционированием нашей службы. Но будет уместно сказать, что в целом наша служба задачи, которые перед ней ставятся, выполняет. Задачи эти разноплановые — и политические, и серьезные организационные, связанные с проведением тех или иных международных мероприятий как у нас в стране, так и за рубежом: от переводов, логистического обеспечения до составления проектов документов и согласования их с партнерами. Это и консульская работа, связанная с обеспечением режима въезда иностранных граждан на территорию России и выезда наших людей за рубеж. А ведь это миллионы и миллионы человек ежегодно. Все это, конечно, ставит перед нами не просто задачи, а, я бы сказал, серьезные профессиональные вызовы. Я говорю именно так — вызовы, потому что зачастую своим делом нам приходится заниматься в непростых условиях. Вспомните, еще какие-нибудь 20–25 лет назад, не говоря уже о более раннем периоде, выезд за рубеж был очень крупным событием. Сейчас миграция наших граждан из России за рубеж, из-за рубежа обратно в Россию возросла. Я уж не говорю о поездках по странам СНГ, хотя мы с уважением относимся к независимости, суверенитету, прежде всего законодательным системам наших государств-соседей.

Конечно, бывают проблемы, сложности. У кого их нет? Хотя руководство Министерства иностранных дел едва ли не ежедневно ориентирует наших работников на максимально внимательное отношение к нашим людям, находящимся за рубежом, особенно к тем, кто оказался в силу разных причин в сложной ситуации. Но поверьте, гораздо больше к нам поступает просьб выразить благодарность тому или иному сотруднику за оказанное им содействие, нежели претензий.

— Андрей Иванович, в связи с праздником не хочется думать о проблемах. В Вашей практике многолетней работы в МИДе были какие-нибудь интересные, веселые, казусные случаи?

— Веселья в нашей работе хватает. Хотя бы потому, что работа очень разнообразная. Зачастую каждый день готовит какой-нибудь сюрприз. Иногда эти ситуации внешне смешные, но, по сути, дела тревожные. Наши люди работают в самых разных условиях. Это не только ухоженные и цивилизованные столицы европейских государств. Это зачастую страны со сложной политической обстановкой, где идет война, где тяжелое положение. Очень эффективно работают наши посольства в Ираке, в Афганистане, в других государствах, где не все в порядке. Наши дипломаты оказали максимальную помощь сотрудникам МЧС во время недавнего землетрясения в Гаити. Половину острова занимает собственно Гаити, а вторую половину — Доминиканская Республика, с которой у нас есть дипломатические отношения. Но у нас там нет не только посольства, нет даже консульского пункта. Нам пришлось срочно мобилизовывать наших работников из других государств региона, которые день и ночь работали, помогая решать технические, организационные вопросы, связанные с переброской людей, посадкой самолетов, организацией работы наших спасателей и медиков.

А всякого рода смешные случаи… В моей работе они были связаны, как правило, с разного рода казусами при переводе документов или при переводе бесед. Я, как абсолютное большинство моих коллег, начинал свою работу переводчиком. До сих пор, наверное, мог бы из собственной практики собрать целую книжку разного рода занимательных случаев.

— В конце 2009 года в одной из зарубежных поездок Сергею Лаврову задали вопрос о том, каким самым важным, с его точки зрения, принципам должны следовать те, кто выбрал профессию дипломата. С учетом того, что мир сегодня кардинально изменился, изменилось ли требование к российской дипломатии?

— Вы знаете, может быть, я выскажу мысль, которая кому-то покажется неожиданной, но мне кажется, что ничего такого особенного в профессии государственного служащего, работающего на дипломатическом поприще, пожалуй, нет. Необходимы те же самые качества, которые требуются от любого человека, в любом месте, где бы он ни работал. Наверное, несколько десятилетий тому назад владение иностранным языком было какой-то изюминкой. Далеко не все-такими навыками обладали. Но сейчас большинство наших молодых людей вполне прилично говорят как минимум на английском языке. Кстати, профессиональные требования к нашим сотрудникам — это уверенное, экспертное владение как минимум двумя языками. Если работник МИД не владеет двумя языками и не подтверждает знания, регулярно сдавая экзамены, — а экзамены довольно строгие-то он просто перестает расти в дипломатических рангах.

Ну и не то чтобы мы испытываем какой-то «кадровый голод». В общем, даже в 90-е годы, когда перед нашими людьми, особенно молодыми, дееспособными, хорошо образованными, открылись довольно широкие возможности для устройства в своей профессиональной жизни, даже в это время мы справлялись, не растеряли «золотой фонд» своих кадров. И сейчас мы работаем. Хотя, конечно, мне как представителю старшего поколения хочется от молодежи чего-то большего. Но, наверное, точно так же и на меня лет сорок тому назад смотрели мои учителя. Такова жизнь. Мы сейчас приглашаем на работу выпускников из различных высших учебных заведений. Это уже далеко не только специализированные вузы как, например, МГИМО или Институт стран Азии и Африки МГУ, другие факультеты Московского Университета. Это и другие вузы, университеты многих городов России, причем не только Санкт-Петербурга, но и Казани, и Нижнего Новгорода, и Новосибирска.

Но вот то, что действительно необходимо на нашем специфическом поприще — это «team spirit», есть такой термин «командный дух». Способность играть в команде, работать на команду, а не только на себя. Не выпячивать и приукрашать свои собственные успехи и достижения, а совершенно четко осознавать, что твой труд — это часть общего труда. И успех — это не твой личный успех, а успех твоей страны в решении тех или иных внешнеполитических и внешнеэкономических задач. Кстати, Президент Российской Федерации совсем недавно поставил перед нами задачу более четкого и прямого содействия дипломатическими методами решению задач модернизации страны. Это, кстати говоря, помимо всего прочего предъявляет и новые профессиональные требования. Если раньше можно было позволить себе сказать, что я экономикой не очень интересуюсь, мое дело — это политические отношения, то сейчас никто, ни на одном уровне — от самого младшего дипломата до посла — так уже сказать не может. У нас очень востребованы сейчас экономические знания. И послы, направляя в Москву запросы на тех или иных специалистов для посольств, в двух случаях из трех обязательно указывают: хорошо бы, чтобы специалист имел экономическую подготовку. Так что мир меняется и мы вместе с ним.

— За прошедшие годы Россия подписала с зарубежными странами ряд соглашений, как о безвизовых режимах, так и об упрощении визового режима. Насколько эти решения сказались на объемах работы российских консульств?

— Насколько я знаю, особенно они жизни нам не облегчили. Ситуация с въездом и выездом действительно меняется. Ну например, в 2008-м году наши консульские учреждения за рубежом выдали порядка трех миллионов въездных виз. В прошлом году число выданных виз уменьшилось и составило немногим менее двух с половиной миллионов.

— Экономический кризис сказался?

— Да, совершенно верно. Главной причиной стал все-таки экономический кризис. Поэтому больше всего, на 50 процентов, уменьшилось число виз, выдаваемых иностранным гражданам для осуществления трудовой деятельности. Это отражает вполне объективные процессы. Они имеют временный характер, и вслед за оживлением экономики увеличится число поездок. Что же касается безвизовых поездок, то, видите ли, безвизовые поездки распространяются в основном на краткосрочные посещения, скажем, до 30-ти, максимум до 90 дней, однократные, и без права осуществления трудовой деятельности. Поэтому они все-таки распространяются далеко не на всех тех, кто въезжает, допустим, в нашу страну. В прошлом году вошли в действие соглашения о таких поездках с Аргентиной, Сербией и Специальным административным районом Гонконг Китайской Народной Республики. Хотя это неотъемлемая часть КНР, но эта территория имеет собственный режим визового регулирования. Конечно, это облегчило жизнь и нашим людям, и гражданам этих государств, но на общем количестве выдаваемых виз это отразилось, конечно, незначительно. Ведь может быть не только отмена виз, могут быть и другие способы, например, упрощение получения виз, удешевление, и так далее. Все это всегда ведет к увеличению числа людей, въезжающих по этому режиму. Поэтому здесь я бы не сказал, что это сильно облегчило нашу жизнь.

Гораздо больше разнообразия в работе, связанной с взаимоотношениями наших консульских учреждений с российскими гражданами, находящимися за рубежом. Таковых, я уже говорил, миллионы и миллионы. Многие находятся, как мы говорим, на ПМЖ, в постоянном жительстве за рубежом. Рождаются дети, вырастают, создаются семьи, меняются документы, меняются фамилии. Настает время истечения срока паспорта, нужно его менять, и так далее. Возникает очень много житейских ситуаций. И вот, наверное, с этими вопросами нам, может быть, в первую очередь и приходится сейчас иметь дело за рубежом. И здесь, я повторю еще раз, мы ориентируем наших работников на то, чтобы максимально идти навстречу нашим гражданам.

Есть еще один момент, я не могу об этом не сказать, хоть и в праздничный день. Наши люди активно ездят за рубеж, иногда забираются в какие-то уж совсем «медвежьи углы», отдаленные, труднодоступные места. У нас есть категория, как мы говорим, «экстремалов», любителей всякого рода, скажем, туризма на грани авантюры, будем называть вещи своими именами. И вот здесь, как это ни печально, мы частенько сталкиваемся со случаями удивительной беспечности, безответственности, когда люди идут на нарушения законов тех стран, куда они въехали, или когда планируют для себя такие поездки в такие места, где и появляться небезопасно и очень трудно оказать помощь. Я просто не могу не воспользоваться этим случаем, чтобы воззвать к здравому смыслу наших соотечественников, особенно тех из них, кто чувствует потребность в разного рода, скажем так, экстремальных проектах, в приливе адреналина. По-человечески это все, конечно, понятно, но не надо терять голову.

10 февраля 2010 года российские дипломаты в восьмой раз отмечают профессиональный праздник — День дипломатического работника, учрежденный Указом Президента Российской Федерации 31 октября 2002 года.

Елизавета ИСАКОВА


Распечатать страницу