Россия и Польша: будем дружить?

29.04.10

Россия и Польша: будем дружить?

Источник: Наука и технологии России

Едва оправившаяся от траура Польша готовится к досрочным президентским выборам, от исхода которых в России ожидают либо потепления отношений с европейским соседом, либо начала нового «ледникового периода». В прогнозах политической погоды разбирался журналист STRF.ru

Коморовский и Качиньский

Главные соперники в борьбе за пост президента Польши известны — лидер партии «Гражданская платформа», спикер Сейма, нынешний и.о. главы государства Бронислав Коморовский и представляющий партию «Право и справедливость» брат-близнец погибшего президента Леха Качиньского — Ярослав Качиньский. России удобнее кандидатура более либерального г-на Коморовского, приход к власти которого, разумеется, автоматически не снимет все существующие противоречия между странами, но гарантирует более спокойный тон диалога. Г-н Качиньский, который, по его же словам, желает завершить дело покойного брата на посту руководителя страны, в роли президента стопроцентно будет проводить недружественную политику по отношению к России. Впрочем, эксперты утверждают, что антироссийская риторика в Польше сегодня не в моде.

«У Качиньского не так много шансов победить, должно случиться что-то непредвиденное, чтобы он стал президентом, — отметил в беседе с журналистом STRF.ru ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Николай Бухарин, в сферу исследований которого входит Польша. — Его сторонники, конечно, утверждают, что на фоне произошедшей трагедии рейтинги „Права и справедливости“ растут, но я в это не очень верю. Более двух лет назад на парламентских выборах избиратели отвергли программу этой партии. Соответственно, Ярослав Качиньский не пользуется большим успехом в народе, он достаточно авторитарный руководитель, а таких поляки не любят. Потом, вся его внешняя политика, позже подхваченная его братом, строилась на конфликтах с Европейским Союзом, Германией и Россией. Это многим не нравилось. Тем более сейчас, когда Польша, несмотря на небольшой рост ВВП, всё ещё испытывает влияние глобального кризиса, население вряд ли будет заинтересовано в негативной внешней политике. Да, Ярослав Качиньский харизматичен, но это харизма агрессивного и злобного лидера. Лех был ангелом по сравнению со своим братом».

Газ и нефть

Зачем России дружить с Польшей? Помимо того, что Польша и территориально, и ментально очень близка к нашей стране, есть там у нас и свои экономические интересы, связанные прежде всего с газом и нефтью. Эти вопросы в последнее время неплохо регулирует тандем премьер-министров в лице Владимира Путина и Дональда Туска. В частности, 13 апреля этого года был подписан контракт об увеличении поставок российского газа в Польшу до 11 миллиардов кубометров к 2012 году (для сравнения: в прошлом году мы экспортировали в Польшу 9 миллиардов кубометров газа). Правда, с увеличением объёма поставок будет снижаться цена газа, но эксперты утверждают, что это нормальная практика. Также, по словам Николая Бухарина, должны возрасти объёмы экспортируемой нефти в Польшу примерно до 22 миллионов тонн против обозначенных в сегодняшних договорах 18 миллионов тонн.

Кроме того, с Польшей выгодно дружить и по чисто политическим причинам, так как она играет не последнюю роль в Евросоюзе, а с июля следующего года и вовсе будет председательствовать в ЕС. «Она может способствовать сближению Брюсселя и Москвы, — полагает г-н Бухарин. — Может предложить конкретные проекты в рамках программы „Партнёрство для модернизации“ между Россией и Европейским Союзом».

Катынь и Волынь

И всё же главные противоречия между Россией и Польшей далеки от разрешения. Их корни, как известно, уходят глубоко в историю, и основные споры сегодня сводятся к поиску не способов разрешения существующих конфликтов, а ответа на риторический вопрос: «кто первый начал?».

Стороны ищут поводы, чтобы задеть друг друга. Польша в качестве основной претензии предъявляет факт расстрела десятков тысяч офицеров под Катынью.

Россия пеняет на гибель советских военнопленных в польских лагерях после войны 1919–1920 годов, а также на двойные стандарты: поляки при всём их трепетном отношении к истории не поднимают столь остро вопрос о волынской расправе над 120 тысячами своих мирных сограждан в 1942–1944 годах, за что ответственны украинские националисты. Есть и другие камни преткновения. Например, учреждение в России нового государственного праздника — Дня согласия и примирения, который получился одновременно и патриотическим, и «антипольским», «праздником против инородцев», и выход в прокат художественного фильма «1612». Поляки в ответ вспоминают разделение их территории в XVIII веке, а также советский период, начиная с неоказания помощи Союзом во время Варшавского восстания в 1944 году и заканчивая самим фактом «польско-советской дружбы». Понятно, что упрёки, предъявляемые сторонами друг другу, не могут исчезнуть в один момент. Однако крушение самолёта под Смоленском с польской государственной и военной элитой на борту, летевшей по злой иронии судьбы почтить память расстрелянных под Катынью офицеров (чего она, кстати, так долго и настойчиво добивалась), отодвинуло разногласия на задний план. «В польско-российских отношениях произошло что-то серьёзное, — сказал в ходе недавнего видеомоста „Россия — Польша“ сопредседатель польско-российской группы по сложным вопросам, экс-глава МИД Польши Адам Ротфельд. — Мы увидели, что Россия относится к нам с симпатией и сочувствием. Теперь важно не оказаться в заложниках своих же ожиданий и использовать этот эмоциональный поворот во благо наших отношений. Одно из предложений, которое, думаю, будет способствовать этому, — создание российско-польского института для исследований объединяющих нас вопросов. Выдвигая эту инициативу, я исхожу из того, что эмоции исчезнут, а сотрудничество в науке останется постоянным фактором сглаживания негатива».

При этом настойчивым требованием польской стороны остаётся раскрытие всех 116 томов архива Катынского дела, на что российские коллеги уверенно говорят: раскроем, но не сразу. Росархив обнародовал документы по «Катынскому делу» из «Особой папки номер 1» 28 апреля 2010 года. Посмотреть рассекреченные документы можно на сайте Росархива.

«Снять одномоментно секретный гриф со всех документов не позволяет российское законодательство», — пояснил на том же мероприятии сопредседатель российско-польской группы по сложным вопросам, ректор МГИМО Анатолий Торкунов, намекнув, что масштаб сталинских «закрытых дел» был такой, что передача только одной части архивов в Польшу может спровоцировать волну подобных запросов со стороны других стран. В общем, насколько можно было понять из выступления г-на Торкунова, мнение нашей дипломатии сводится к тому, что рано или поздно всё тайное из сталинской эпохи станет явным, каким бы безобразным и жестоким оно не было. Но сильно спешить с этим Россия не собирается.

В целом обе стороны оценивают нынешнюю ситуацию как шанс для долгожданного перемирия, к сожалению, добытый неимоверно дорогой и неоправданной ценой.

Политики и народ

Таковы мнения политиков, способных повлиять на развитие межгосударственных отношений России и Польши. Сейчас они во многом совпадают с точкой зрения простых граждан двух стран, но, в отличие от высокопоставленных лиц, народ и до признания Россией исторической правды о Катыни и последовавшей за этим невероятной трагедии под Смоленском не враждовал, а, напротив, хотел примирения. Именно к такому выводу пришла аспирантка Института этнологии и антропологии РАН Валентина Чубарова, в феврале и марте этого года изучавшая отношения жителей польских деревень к россиянам. «Поляки разделяют позицию государства и общества, — пояснила она в интервью журналисту STRF.ru. — Когда я беседовала с ними, они подчёркивали, что Россия, как государство, враждебна Польше, но о русских людях отзывались очень тепло. Говорили, что политики всегда ссорятся — и наши, и ваши хороши, но народ двух стран отлично понимает друг друга. Выражали сожаление, что контакты не развиваются. Они, безусловно, поддерживали своего лидера в требовании раскрыть документы о катынском расстреле, но при этом демонстрировали понимание того, что нельзя отношения между государствами сводить только к выяснению обстоятельств трагических событий».

Отношение россиян к полякам, как убедилась автор исследования, более прохладное. «Я вообще не знаю, какие они, поляки», «Никаких представлений нет», — отвечали российские респонденты на вопросы аспирантки о жителях Польши. Тем удивительнее оказалась реакция россиян на недавнюю авиакатастрофу под Смоленском: тысячи людей принесли цветы и свечи на место крушения лайнера и к посольству Польши в Москве, интернет был завален словами сочувствия полякам, которые в один миг стали как будто родными.

Руководство РФ в свою очередь сделало всё возможное для проведения открытого расследования и даже объявило траур в России, подчеркнув тем самым солидарность в скорби с поляками.

Это, разумеется, нормальная, естественная реакция на беду почти соседа, но в свете отношений с этим соседом воспринималась многими как подвиг. Польские граждане, кстати, это оценили, что также видно по откликам в интернете, в которых они благодарят россиян за неравнодушие к их национальной трагедии. А в ходе уже упоминавшегося здесь видеомоста председатель комиссии по иностранным делам Сейма Польши Анджей Халицкий подчеркнул, что сразу после авиакатастрофы был тронут звонками на мобильный телефон высокопоставленных российских чиновников, в словах которых почувствовал добрую волю России к установлению дружеских контактов с Польшей.

Вернее, к возобновлению таковых. Ведь не так давно отношения, по крайней мере, на уровне простых граждан успешно развивались. В период «железного занавеса» Польша для россиян была «всей Европой». И только после 1989 года, когда наши европейские соседи провели первые демократические выборы, а в СССР начался идеологический разлад, отношения между странами осложнились. «Польша, которая ещё вчера была желанным Западом, стала задворками этого Запада, — замечает Валентина Чубарова. — Она осталась „под крылом самолёта“: если уж мы хотим посетить Европу, то едем в любую страну, только не в Польшу. А со стороны поляков первой реакцией было чувство освобождения от опеки „старшего брата“».

В последние годы, как образно замечает Валентина Чубарова, отношения России и Польши напоминали скандал между супругами: жена ушла в Евросоюз, уверяя всех, что её муж — подлец и обманщик, женился на ней силой и тем самым поломал ей жизнь. Россия же, не признававшая этой насильственности, демонстрировала вполне естественную обиду от «измены». Сейчас, когда стороны уже насладились независимостью, их отношения становятся похожими на трогательную историю разлучённых братьев, которые вдруг снова встретились и начали понимать друг друга. Самое приятное в этой зарождающейся идиллии то, что она не только окрашена в политические тона, но и поддерживается снизу, что подтвердилось солидарностью простых жителей России и Польши во время недавней трагедии. Всё-таки есть вещи, которые нельзя сделать важными насильно, даже по отмашке президента.

Наталья БЫКОВА


Распечатать страницу