Нет стимулов

12.05.10

Нет стимулов

Источник: «Ведомости»

В кризисном 2009 году бизнес-школа MIT Sloan сумела привлечь от спонсоров на достройку кампуса $200 млн (70% от плана). В России годовой рынок пожертвований на все образование оценивается экспертами не более чем в $50 млн. Этих денег на научно-технический прорыв не хватит

Спустя почти три года после принятия закона о фондах целевого капитала (эндаументах) в России создано около 50 таких фондов, средства перечислены примерно в 80% из них на общую сумму 2,7 млрд руб. Такие оценки дает профессиональная ассоциация благотворителей «Форум доноров», реализующая программу «Развитие целевых капиталов в России». Позволить себе эндаумент могут самые сильные и крупные организации, причем, как правило, из области образования — больше половины фондов созданы для поддержки ведущих вузов, обращает внимание Мария Черток, директор фонда «CAF Россия».

Но даже у крупных государственных вузов эндаументы по сравнению с западными пока небольшие. Самый большой в России фонд целевого капитала МГИМО (524 млн руб.) сформирован в основном за счет трех выпускников: Владимира Потанина, Алишера Усманова и Фаттаха Шодиева, которые перечислили по 125 млн руб. Фонд Финансовой академии — 200 млн руб. — оплачен Михаилом Прохоровым и несколькими другими известными и богатыми выпускниками. Крупные российские бизнесмены и компании обещали «Сколково» $180 млн, но перечислено не все (сколько — школа не комментирует). Поэтому школа была вынуждена взять кредит в Сбербанке на завершение строительства кампуса. «В России сначала надо научиться искать средства на текущую деятельность, и в этом контексте фонд целевого капитала для школы, который у нас тоже есть, — это лишь один из многих инструментов, которые позволяют создать стабильную финансовую базу в долгосрочной перспективе», — рассказывает директор по стратегическим проектам «Сколково» Елена Чернышкова.

Если вуз строит стратегические планы, то без долгосрочного источника финансирования не обойтись, соглашается ректор Российской экономической школы (РЭШ) Сергей Гуриев. В перспективе доходы от эндаумент-фонда составят 20% бюджета школы (в США в среднем 30–40%, по данным National Association of College and Business Officers). Пока РЭШ собрала 500 млн руб. — и этого недостаточно. Гуриев считает, что в России до сих пор легче собирать пожертвования на текущую деятельность, а не вклады в эндаумент. В 2008/2009 учебном году такого рода помощь составила 30% бюджета школы в 176,6 млн руб., еще 28% привлечено за счет платы за обучение, включая студенческие займы, 25% школа заработала на исследовательских проектах, от иностранных фондов получено 17%, по данным годового отчета РЭШ.

Другие университеты также более успешны в формировании фонда помощи текущего развития. Доходы от управления капиталом эндаумента Высшей школы менеджмента (ВШМ) СПбГУ (75 млн руб.) обеспечили ей 3% бюджета школы на 2010 г., который составил 400 млн руб. Зато средства благотворительного фонда компаний и частных лиц — 21% бюджета (плата за обучение — 59%, 17% — бюджетное финансирование СПбГУ и научные гранты из федерального бюджета). Пока размер эндаументов не позволяет говорить о качественном прорыве отечественной науки, создании в России наукоградов и центров знаний. Кампании по сбору средств на затратные проекты и на Западе проводить не очень легко, но там средние доноры понимают важность эндаументов и готовы давать им деньги. У нас это пока удел в основном супербогатых, говорит Черток.

«В целом рынок пожертвований в образование составляет примерно $50 млн в год, причем во все его сегменты, в том числе в начальное образование. То есть в России есть считанные компании, с которыми можно хотя бы обсуждать взнос в $10 млн», — сожалеет Чернышкова.

Анатолий Милюков, руководитель бизнеса доверительного управления группы Газпромбанка, считает, что дело в кризисе: «Как только фонды начнут заниматься фандрайзингом в условиях уже приходящей в себя экономики и продемонстрируют бизнесу, насколько эффективно и в каких целях будут тратиться их средства, мы удивимся, как эта тема всем интересна».

Назад к альма-матер

Около 65% выпускников Колумбийского университета, школы бизнеса Tuck и других университетов жертвуют в свой фонд ежегодно. Более половины средств эндаумента Колумбийского университета (США) — взносы выпускников и студентов.

Выпускник Гарвардской школы бизнеса Анатолий Милюков ежегодно перечисляет деньги в фонд школы. «Мне высылаются письма с предложением сделать пожертвования, и это воспринимается как корректное напоминание о способах отблагодарить школу. Просто там люди достигли высокого мастерства в этом вопросе и превратили фандрайзинг в неотъемлемую часть политики школы», — делится он.

Жертвователи гораздо активнее, если они видят, что выпускники тоже готовы вносить средства. Причем важен не размер пожертвований, а сам факт и массовость, соглашается Игорь Баранов, первый заместитель декана ВШМ СПбГУ. В январе 2008 г. выпускники школы обещали внести в созданный тогда эндаумент 15 млн руб. — и большая часть суммы ими внесена. Правда, гораздо больше перечислено компаниями-партнерами.

Но пока в России даже в лучших вузах не сформирована полная база выпускников. По информации представителя РУДН Владимира Тимошека, университет закончили 70 000 человек, в базе — 34 000, но с активными контактами — 2000. МГИМО закончили 35 000 человек, из них 9500 — в Ассоциации выпускников.

Первую кампанию по сбору средств среди алюмни начала весной РЭШ, где учится 250 студентов. Но Гуриев предупреждает: важно не переусердствовать с платой за обучение. «Выпускник должен понимать, что школа дала ему гораздо больше, чем он заплатил за образование», — говорит он.

Не стоит рассчитывать на существенную монетизацию этих усилий, уверен Сергей Филанович, декан ВШМ ГУ-ВШЭ. В США есть выбор — отдать деньги в налоговую инспекцию или на благотворительность, в России надо платить в любом случае. Поэтому у нас или вообще нет стимула для благотворительности, или взносы уведены в полусерые схемы, сожалеет Филонович.

Со следующего года президент обещал ввести льготы по налогу на прибыль для организаций и частных лиц, оказывающих благотворительную помощь, напоминает Черток. Они станут реальным стимулом для доноров за пределами «золотой сотни».

С ростом размера эндаумент-фондов у любого университета в мире с бюджетным финансированием возникает риск сокращения этого финансирования, обращает внимание Милюков. В мире есть две модели развития эндаумент-фондов: американская и европейская. В Америке образование в основном в частных руках и эндаументы наряду с платой за обучение являются основой финансирования учебных заведений. В России, как в Европе, преобладает государственное образование. Поэтому эндаументы могут стать серьезным подспорьем, но не заменой бюджетному финансированию, прогнозирует Милюков.

Татьяна МАРТЬЯНОВА


Распечатать страницу