В Риме состоялось открытие российско-итальянской академии «Премудрость и наука»

21.05.10

В Риме состоялось открытие российско-итальянской академии «Премудрость и наука»

Источник: Русская Православная Церковь. Отдел внешних церковных связей

20 мая 2010 года в Риме состоялось открытие итало-российской академии «Премудрость и наука». Новая международная организация видит свою цель в содействии развитию европейских народов на основе христианских ценностей. Ее презентация собрала около ста представителей государственных властей, общественности и религиозных деятелей двух стран.

Так, в мероприятии приняли участие председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион, почетный председатель Папского совета «Справедливость и мир» кардинал Рафаэле Мартино, заместитель министра при председателе правительства Италии Дж. Летта, сопредседатель российско-итальянского форума-диалога по линии гражданских обществ Л. Тодини, проректор МГИМО МИД России Н.Б. Кузьмина.

Настоящий научно-общественный проект появился в результате многолетнего сотрудничества международной ассоциации «София: идея России, идея Европы» и Московского института международных отношений МИД России при активном участии Русской Православной и Римско-Католической Церквей. Главными достижениями взаимодействия стало издание отдельными книгами избранных выступлений Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на итальянском языке и папы Римского Бенедикта XVI на русском языке, а также совместные программы в области высшего образования, научные конференции и семинары.

На открытии академии был представлен сборник выступлений С.С. Аверинцева на итальянском языке под общим названием «Россия и европейское христианство». Труды этого русского ученого легли в основу деятельности созданной академии «Премудрость и наука».

В своем выступлении митрополит Иларион рассказал о заслугах С.С. Аверинцева в сохранении и развитии русского духовного и интеллектуального наследия.

«Сергей Сергеевич стоял у истоков очень многих выдающихся начинаний как в России, так и в Италии и многих других странах мира. Этот человек в очень трудное время, когда Церковь была гонимой, умел говорить о христианской вере, используя порой эзопов язык. Может быть, всего два человека подобного масштаба и уровня пользовались такой техникой: Дмитрий Лихачев и Сергей Аверинцев. Наверное, не случайно, что одна из наиболее известных книг С.С. Аверинцева называется „Поэтика ранневизантийской литературы“, — это название как бы отсылает к классическому труду Д.С. Лихачева „Поэтика древнерусской литературы“.

В советское время невозможно было открыто говорить о богословии, поэтому надо было придумывать некую особую терминологию. Лихачев и Аверинцев использовали нейтральный в идеологическом отношении термин „поэтика“, и, с чисто формальной точки зрения, книга Аверинцева была книгой о поэтической технике византийских и сирийских авторов. Однако, занимаясь анализом поэтической техники таких авторов, как Ефрем Сирин, Роман Сладкопевец и других, он рассказывал о христианской гимнографии и тем самым делал доступными для широкого читателя тексты, о которых в Советском Союзе, как правило, никто не слышал.

Так же он поступал и когда писал статьи для философского словаря, для различных энциклопедий. Это была, по сути дела, апостольская миссия. Через книги С.С. Аверинцева очень много людей пришли к вере».

Председатель ОВСЦ подчеркнул, что Сергей Сергеевич Аверинцев был человеком исключительной эрудиции и в совершенстве владел многими древними и новыми языками. «Один раз при подаче заявления на визу в какую-то страну он должен был заполнить анкету, в которой, в частности, был пункт о знании иностранных языков. Сергей Сергеевич начал заполнять эту графу, а потом в растерянности сказал: „Мне не хватает места“», — рассказал об ученом владыка Иларион.

Митрополит Волоколамский Иларион поделился с собравшимися также личными воспоминаниями:

«Мне доводилось неоднократно встречаться с. С.Аверинцевым в самых разных контекстах и на различных научных конференциях. Очень памятным для меня было посещение вместе с ним Равенны. Мы рассматривали равеннские мозаики, делились впечатлениями об этих удивительных памятниках древнехристианского искусства. Мы прибыли в этот город для участия в симпозиуме, работа в рамках которого была построена по очень интересной схеме: каждому участнику давалась только одна минута, чтобы высказаться; можно было говорить несколько раз, но не больше одной минуты. Сергею Сергеевичу это было крайне сложно, так как он привык говорить пространно, но, тем не менее, мы выдержали это испытание.

В 2003 году я был избран епископом Венским и Австрийским, о чем узнал от митрополита Кирилла (ныне Патриарха Московского и всея Руси), который мне позвонил и поздравил с этим назначением. Конечно, я знал, что С.С. Аверинцев живет в Вене. А следующий звонок был от супруги Сергея Сергеевича Наталии Петровны, которая сказала мне, что с Аверинцевым только что случился инсульт. Когда я приехал в Вену, Сергей Сергеевич был тяжело болен, и я был свидетелем его постепенного угасания, свидетелем подвига, который несла Наталья Петровна, ухаживая за своим мужем. Когда его состояния стало критическим, я совершил над Сергеем Сергеевичем Таинство елеосвящения (соборования).

Каждый день в венском соборе Московского Патриархата мы молились о его здравии и надеялись на то, что произойдет чудо — он вернется к жизни. Когда же С.С. Аверинцев скончался, мы вознесли первую молитву о его упокоении».

По свидетельству Владыки, «Сергей Сергеевич Аверинцев продолжает жить в нашей памяти»:

«В нашей памяти сохранился образ совершенно удивительного человека, который был богато и разносторонне одарен, который умел говорить с самой с разной аудиторией, работать с различными источниками на многих языках. Это был, что называется, человек Возрождения — гуманист в самом высоком смысле этого слова, но гуманист христианский. Сергей Сергеевич был глубоко верующим, глубоко церковным человеком, для которого участие в богослужении было важнейшей составляющей жизни. Значение каждого человека узнается не только при его жизни, но и после смерти: бывают в человеческом обществе „звезды“, которые вроде бы ярко светят, а как только завершается жизнь такого человека, все о нем все забывают. Значение С. С. Аверинцева признавалось и при его жизни, однако и сейчас мы видим, что его дело продолжает жить. И то событие, которое происходит ныне в этих стенах, не произошло бы, если б не было Сергея Сергеевича и того дела, которому он посвятил всю свою жизнь».

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата сердечно поблагодарил всех, кто принял участие в создании итало-российской академии «Премудрость и наука», и выразил надежду, что дело, которому отдал свою жизнь С.С. Аверинцев, будет продолжаться его учениками.


Распечатать страницу