Баффет и Гейтс призвали миллиардеров делиться

17.06.10

Баффет и Гейтс призвали миллиардеров делиться

Источник: ПРАЙМ-ТАСС

Инвестор Уоррен Баффет и основатель Microsoft Билл Гейтс обратились к американским миллиардерам с просьбой пожертвовать на благотворительные цели как минимум половину состояния. Сами американские миллиардеры, открывающие список Forbes, уже давно активно занимаются благотворительностью. У.Баффет еще в 2006 году объявил о передаче 99 проц своего состояния в Фонд Билла и Мелинды Гейтс, куда основатель Microsoft вложил с1994 по 2010 годы около 28 млрд долл. Представители российского бизнеса высоко оценивают инициативу, оценив собственную социальную ответственность лишь на «троечку».

Согласно инициативе, делать пожертвования миллиардеры могут как во время жизни, так и после смерти, внеся соответствующий пункт в завещание. Отметим, что Giving Pledge не обязывает богачей заключать какие-либо контракты или перечислять на ее счета деньги. В рамках кампании им лишь предлагается взять на себя моральное обязательство перечислить половину денег на благотворительность.

Организаторы Giving Pledge не занимаются распределением пожертвований, их цель — убедить богатейших людей США публично объявить о намерении заняться благотворительностью и, таким образом, вдохновить других своим примером.

По словам У.Баффета и Б.Гейтса, они в течение года встречались в неформальной обстановке с несколькими десятками богатейших людей США и убеждали их совершать пожертвования. На их призыв откликнулись уже как минимум четыре миллиардера.

Всего в США, по данным журнала Forbes на 2010 год, проживают 403 миллиардера — больше, чем в любой другой стране мира.

Эксперты не склонны считать поведение двух американских миллиардеров чудачеством. Скорее, их поведение полностью отражает ситуацию с благотворительностью в США, где одни из самых либеральных в мире правил налогообложения благотворительной деятельности и, наоборот, серьезное фискальное бремя на любые виды и формы наследства.

В России благотворительность крупным бизнесом воспринимается как один из элементов его социальной ответственности перед обществом. Еще в начале 1990-х годов, во многом благодаря слепому копированию американской «картинки», в России были замечены первые попытки создать некоммерческие фонды, деятельность которых бы сфокусировалась на благотворительности. Идеологическое обрамление этого движения оформлено, однако суть его остается так до конца и не понятой тем же обывателем — благотворительность в современной России — это искренний гражданский порыв или же схема снижения налогов, уплачиваемых государству?

Напомним, что в 1995 году был принят федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», в котором говорилось о возможности организаций, бизнес-структур, граждан оказывать нуждающимся материальную помощь и получать льготы за эти действия. Закон был далеко несовершенен, чем и пользовались многие грамотные в вопросах налогообложения люди. Поэтому и сформировалось такое понятие, как «серая» благотворительность.

В начале 2000-х правительство начало бороться с таким положением вещей и в результате отменило многие льготы для благотворителей.

Битва за честную благотворительность в России продолжилась. В 2006 году был принят закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций», который дал мощный толчок развитию благотворительности. Эндаументы — /от англ. endowment — пожертвование — прим.ред/ — самая прозрачная и эффективная сегодня форма финансирования некоммерческих организаций, говорят эксперты. Она позволяет нарабатывать материальный фундамент и выстраивать долгосрочную стратегию. Сейчас в России около 20 эндаументфондов. В том числе — МГИМО, Финансовой академии при правительстве РФ, Московского физикотехнического института, Московской школы управления «Сколково», Европейского университета в Санкт-Петербурге, Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета, Российской экономической школы, Сибирского федерального университета, Южного федерального университета, Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Московского дома актеров и Большого театра, «Первый специализированный фонд» для поддержки издательско-образовательного проекта, осуществляемого Институтом распространения информации по социальным и экономическим наукам, Фонд целевого капитала «Образование и наука Южного федерального округа». О создании эндаументов заявили Фонд развития и поддержки велосипедного спорта, Институт бизнеса и делового администрирования при Академии народного хозяйства РФ, благотворительный фонд «СМ. Черити» в Красноярске. В процессе их создания — детский фонд «Виктория», фонд «Меценаты столетия», проект «Большая книга», Высшая школа экономики…

Однако сравним: в США только в сфере поддержки университетов и колледжей действуют около 800 эндаументфондов. Первый в мире эндаумент был создан в 1649 году для поддержки Гарвардского университета. Сегодня он располагает капиталом почти в 34 млрд долл, а ежегодные доходы в последнее время превышают 1 млрд долл. В целом же средства эндаументов приносят западным университетам до 40–50 проц годового дохода.

А каковы «мощности» российских эндаументов по сравнению, скажем, с американскими? К примеру, из тех, что созданы в России первыми: Фонд развития МГИМО имеет объем капитала 15 млн долл, а фонд Финансовой академии при Правительстве РФ — 8 млн долл. Причин «маломощности» и медленного прироста капиталов российских эндаументов несколько. Для отечественного бизнеса это новинка, он не спешит, предпочитая уже освоенные способы благотворительности, тому же, отдав значительные средства в эндаументы, где те будут работать в довольно закрытом режиме, бизнес лишит себя ярких поводов для пиара. Не сказало еще своего слова и государство. А ведь именно оно могло бы стать главным катализатором процесса, сделав серьезный финансовый взнос в эту сферу из средств, например, Фонда будущих поколений, отмечал ранее глава Российского союза промышленников и предпринимателей /РСПП/ Александр Шохин.

Отметим, что закон об эндаументе был разработан в рекордно короткий срок — за три месяца. К чему такая спешка? Это политическое решение, объясняют в РСПП.

Государство с опозданием пытается выстроить политику по отношению к гражданскому обществу.

Как сказал ПРАЙМ-ТАСС замдиректора Института социальных систем Дмитрий Бадовский, «тотальное недоверие бизнеса к благотворительным фондам, недоверие бизнеса к бизнесу разрушает изначально позитивную атмосферу вокруг благотворительности в нашей стране». По его словам, «по большому счету, государство до сих пор исходит из того, что благотворительность — это очередная форма украсть, что-то недодать государству. Презумпция подозрительности главенствует. Любые льготы — это путь к коррупции, считают большинство чиновников. Поэтому налоги на благотворительность в России не отменяются, а вот налог на наследство отсутствует. Это зеркальная ситуация с США, где одни из самых высоких налогов в мире на наследство». «При этом тот же Баффет недавно снова заявил, что налог на наследство нужно еще поднимать, и это, по его мнению, будет стимулировать благотворительность», — добавляет он. «У нас же династическая передача бизнеса и наследства — это highway нынешней российской бюрократии и бизнеса. Первое поколение российских миллиардеров психологически не готово расставаться с нажитым капиталом», — полагает Д.Бадовский.

16 июня Всероссийский центр изучения общественного мнения /ВЦИОМ/ представил очередную часть ежегодного исследования, посвященного проблемам российского бизнеса — о социальной ответственности бизнеса. Конечно, нельзя полностью идентифицировать понятия благотворительности и социальной ответственности, но они, можно сказать, находятся в одной нише. Исследование было проведено в 2009 году по заказу РСПП среди 1200 владельцев и топ-менеджеров частных компаний промышленности и строительства, транспорта и связи, сферы обслуживания и торговли.

Только 17 проц представителей бизнес-сообщества в ходе опроса высоко оценили уровень социальной ответственности бизнеса в нашей стране. Как низкую её оценивают больше половины респондентов — 55 проц. Как результат, средний балл по этому показателю составил 3,31 из 7 возможных, т. е. чуть меньше половины. Наблюдается осторожный рост этого показателя за последние три года: в 2007 году бизнесмены оценили свою социальную ответственность на 3,02 балла, а в 2008 году на 3,13.

Отношение российского общества к бизнесу опрошенные оценили несколько выше, чем уровень социальной ответственности самих бизнесменов: на 4,1 балла из 7 возможных. Это выше, чем в 2007 году /3,85/, но ниже, чем в 2008 году /4,25/. Но это все равно выше, чем уровень социальной ответственности самого бизнеса, как его оценили представители российского бизнес-сообщества.


Распечатать страницу