Политическая наука развивается, если есть открытая политика

23.07.10

Политическая наука развивается, если есть открытая политика

О развитии политической науки в России и возможностях нового образовательного стандарта по политологии в интервью РИА Новости рассуждает декан факультета прикладной политологии ГУ-ВШЭ Андрей Мельвиль.

— Андрей Юрьевич, политическая наука как учебная дисциплина появилась у нас не так давно. Политологические школы уже успели сложиться?

— В «свернутых» формах их зачатки возникали еще в 1970-х, а «бум» пришелся на конец перестройки и начало1990-х. «Родовая травма» отечественной политологии — чисто внешнее и механическое заимствование западных традиций без их глубокого усвоения — при своего рода «перелицовке» основ научного коммунизма.

Из сложившихся центров назову Факультет политологии МГИМО (в недалеком прошлом — лучший в стране); факультет прикладной политологии ГУ-ВШЭ, где постепенно кристаллизуется направление политического анализа с использованием многомерных статистических методов и акцентом на экономическую науку; молодой и амбициозный факультет политологии МГУ с немалым административным ресурсом. Факультету политологии СПбГУ еще предстоит проявить себя.

Есть ряд качественных магистерских программ: в Европейском университете С.-Петербурга, Московской высшей школе социальных и экономических наук. Явные точки роста также в Перми, Ростове, Краснодаре.

— Где трудоустраиваются выпускники-политологи?

— В развитых странах они носители очень распространенных и многофункциональных профессий. У нас в какой-то момент возник особый запрос на политтехнологов, в том числе в регионах. Но в условиях сжатия открытого политического пространства эта ниша стала сужаться. Настоящая политическая наука развивается там, где есть открытая политика. Сегодня выпускники-политологи начинают работать в самых разных прикладных областях — это GR, PR, политический консалтинг, реклама, анализ политических рисков, менеджмент…

Политическая наука как исследовательская профессия привлекает сегодня немногих. Но я не ставил бы это обязательно в «минус». В частности, наш факультет дает солидную и гибкую профессиональную базу с учетом потребностей рынка и выстраивания индивидуальных карьерных траекторий.

— Успела ли российская политическая наука привнести что-то в международный опыт?

— О реальном вкладе можно судить по нашим, увы, совсем скромным зарубежным публикациям, индексам цитирования, выступлениям на международных форумах профессиональных ассоциаций. Тем не менее, определенные наработки появились: в областях политической регионалистики, мировой политики, политической философии, сравнительных политических исследований и — в политической психологии и политической социологии. В основном это работы индивидуальные или совсем небольших коллективов.

Пока мы на этапе накопления эмпирических знаний и усвоения существующих теоретических моделей. Российские политологи, особенно молодые, проходят его успешно, а значит, формируется неплохой стартовый капитал для развития.

— В чем преимущества и недостатки разработанного в 2009 году нового образовательного стандарта по политологии?

— Он разрабатывался на базе МГУ с участием специалистов из других университетов. Его отличает гибкость: в нем больше простора для инициатив и творчества за счет разумной обязательной и значительной вариативной части. Таким образом, наиболее продвинутые факультеты получают больше свободы действий, в том числе в плане приспособления к меняющимся условиям на рынках труда.

Для национальных исследовательских университетов открылись в этом плане еще большие возможности. Мы этой возможностью воспользовались и начинаем новый учебный год с оригинальным образовательным стандартом по политологии: в нем акцент на фундаментальные и прикладные исследования, роль научно-исследовательского семинара, особенности формируемых компетенций, специализированные программы включая языковую подготовку в вариативной части.

— Как обеспечить высокое качество политологической подготовки?

— Он не может гарантироваться лишь стандартами и критериями министерства, здесь очень важна стратегия самого университета и вовлеченность профессионального сообщества. В развитых странах именно последнее почти полностью берет на себя функцию мониторинга качества. В России профессиональное сообщество еще складывается — преимущественно на базе Российской ассоциации политической науки, но общие стандарты еще нужны в силу неготовности сообщества овладеть функцией мониторинга и оценки качества.

Другой факт: абсолютное большинство кафедр и отделений политологии сегодня еще не способны самостоятельно обеспечить высокое качество всех преподаваемых дисциплин.

Один из «экономных» вариантов решения проблемы — формирование «биржи образовательных услуг» (решение не только для политологии). Такая биржа в идеале могла бы обеспечить вполне рыночный наем необходимого внешнего специалиста для чтения интенсивного курса и подготовки преемников, особенно в региональных университетах. Это могло бы стимулировать внутреннюю академическую мобильность и трансляцию профессиональных знаний.

Мария ГРАЧЁВА


Распечатать страницу