Увидеть Японию

16.03.11

Увидеть Японию

Источник: «Российская газета»

И не умереть

Произошедшее в Японии 11 марта землетрясение магнитудой 9,0 признано самым сильным за всю историю наблюдений в Стране Восходящего Солнца. Оно спровоцировало мощное цунами, которое дошло до берегов Канады и США. Повреждения в зоне катастрофы получили не менее 76 тысяч домов. В настоящее время свыше 450 тысяч человек до сих пор остаются во временных убежищах. Все последующие дни регион продолжают сотрясать подземные толчки меньшей силы. В официальном списке погибших в настоящее время числятся 3079 человек. Однако, по неутешительным прогнозам, число жертв стихийного бедствия в Японии может превысить 10 тысяч человек. Корреспонденту Russia Beyond The Headlines Елене Марчан удалось встретиться с нашим соотечественником, студентом 4 курса факультета международных отношений МГИМО, ставшим свидетелем катастрофических событий в Японии.

Ты в Японию с туристической целью ездил?

В Японии я участвовал в семинаре по гуманитарным наукам, организованном Японским фондом. Это полуправительственная организация, которая занимается культурным обменом. В данном случае их интересовало представление молодых японистов о внешнеполитическом имидже Японии. Собственно, по этой теме мы и выступали с докладами. Ездили в несколько институтов, там встречались с различными исследователями. В пятницу планировался симпозиум с участием таких известных японистов, как Молодяков и Стрельцов. Как раз перед ним и произошло землетрясение, и он отменился.

Были какие-то предупреждения о возможности природных бунтов?

Если и было, то я его не слышал. И, насколько я знаю, остальные ребята тоже.

И как же все началось?

Честно говоря, когда оно началось, я спал. У нас очень насыщенная программа была в Японии, да еще и потом ночью гулять постоянно ходили, общались с местным народом. Мы приехали из очередного института, и у нас было 3 часа свободного времени. Я сходил купил еды и решил прилечь немного поспать. Проснулся от землетрясения. Честно говоря, сначала было такое ощущение, что еду в поезде — все шатается и скрипит. Привстал с кровати, чтобы надеть тапочки — на меня чуть телевизор не упал. В ванной упали шампуни — слышно было, как они стукнули об пол. Тут я смекнул, что-то не так и позвонил на ресепшен. Девушка слегка испуганным голосом сказала, что надо открыть дверь и встать под дверной косяк — там самое безопасное место. Но вообще здание современное и все должно быть хорошо. Зашла ко мне одногруппница — ей было страшно одной сидеть. Успокоил ее. Попытался видео снять. Получилось неэффектно — надо было на стол поставить. А мы не догадались. Снимала девушка, нас обоих трясло — поэтому кажется, что мы там сами двигаемся. Позвонил еще на ресепшн, спросил, можно ли пользоваться лифтом. Сказали, что нельзя — пришлось идти по внешней лестнице. В итоге я оказался на улице.

Можно предположить, что ты там оказался такой далеко не один?

Конечно, людей было много. Однако все вели себя очень организованно, и, несмотря на толпу, давки не случилось. Лица у всех были испуганные, но паники не было. Дороги были забиты -машин куча, в основном такси. Настолько было много машин, что даже пожарным было тяжело проехать — хотя все старались их пропускать. Пару вертолетов пролетело. Выли сирены. Владельцы кафешек и магазинчиков вынесли телевизоры поближе к выходу, так что у всех была возможность смотреть выпуски новостей. Трясло так, чтобы очень сильно, где-то минут 15. Затем все более-менее успокоилось. Но периодические толчки продолжались до самого вечера. Толпа стала расходиться где-то через час. В тот день на улице все равно было достаточно много народу — опасались возвращаться в свои дома. Однако уже через сутки город выглядел и жил так, будто никакого землетрясения и не было. Конечно, разговоров о трагедии было много. К тому же, периодически выходили выпуски новостей с ужасающими кадрами городов, разрушенных цунами. Особенно много почему-то было кадров с изображением кораблей, врезающихся в дома или волнорезов. Жертв считали, сначала счет на сотни шел, потом и за тысячу перевалило.

Цунами, слава Богу, Токио миновали, но вот в северных районах Японии были очень сильные. В основном люди погибли из-за них, а не из-за землетрясения. В тот же день, что и случилось землетрясение, в местных СМИ прошла первая информация про ядерные реакторы. Еще когда был пожар на первом блоке АЭС «Фукусима», сказали, что существует большая вероятность, что будут проблемы на третьем блоке, куда более опасные. Вообще, складывается впечатление, что японцы не особо замалчивают факты.

Как ты прожил оставшиеся до возвращения домой дни?

Честно говоря, единственное, о чем я думал после землетрясения, — когда поскорее заработает транспорт, и можно будет еще куда-нибудь съездить, что-нибудь посмотреть. На следующий день удалось встретиться с друзьями-японцами и очень здорово погулять. А в воскресенье уже вылет был. Ничего никуда не переносили, даже самолет вылетел вовремя. В Токио вообще мной проблем с покиданием столицы нашими гражданами мной замечено не было.

В Москве следишь за ситуацией в Японии?

Конечно, я прочитал, что пишут в Интернете, смотрю новости. Честно говоря, вот тут меня ожидал настоящий сюрприз. Тут такое рассказывают… Порой складывается впечатление, что люди просто хотят поднять рейтинги на чужом горе. Полный абсурд — будто полки магазинов совсем пустые, везде военные, голод… И ладно бы про другие города, но читать такое про Токио просто смешно. Повеселила информация о том, что нашего зав. кафедры востоковедения Дмитрия Викторовича Стрельцова потеряли. Я лично его видел ровно через полтора часа после землетрясения. Потом еще с ним созванивались. А в каких-то изданиях написали, что-де потерян профессор МГИМО Стрельцов, никак не можем с ним связаться. Короче, очень много бреда и сгущения красок.

Не отбила у тебя эта поездка желание дальше заниматься культурой Японии?

Нет, что ты. Я очень люблю эту страну. Искренне верю, что у них все наладится. С удовольствием, при первой же возможности, еще приеду к ним в гости.

Елена МАРЧАН


Распечатать страницу