В Москве прошла научная конференция «Санкции и их влияние на положение в Иране»

25.04.11

В Москве прошла научная конференция «Санкции и их влияние на положение в Иране»

Источник: Iran.ru

11 апреля 2011 года в Институте востоковедения Российской академии наук прошла научная конференция, которая называлась так: «Санкции и их влияние на положение в Иране».

Помимо ученых из сектора Ирана в данной конференции приняли участие сотрудники отдела Израиля ИВ РАН, иранисты из МГИМО и РГГУ, а также независимые эксперты. На конференции присутствовал руководитель Международного фонда иранистики доктор Мохсен Хейдарни.

Было зачитано 14 докладов, высказывались разные точки зрения о влиянии санкций на внутреннюю и внешнюю политику Ирана.

Научные доклады:

Мамедова Н.М. (ИВ РАН) Иран: усиление санкционного режима и его результаты.

Лаптев В.А. (МГИМО) Международно-правовые основы санкционного режима и проблема легитимности односторонних санкций в отношении Ирана.

Карасова Т.А. (ИВ РАН) Нанесет ли Израиль удар по Ирану.

Усова Е.Ю. (ИВ РАН) Геополитическое и геоэкономическое положение Ирана на Ближнем Востоке — взгляд из Израиля.

Писаревская Д.Б. (ИВ РАН) Израильская молодежь и отношение к санкциям против Ирана в блогах.

Федорова И.Е. (ИВ РАН) Санкции как инструмент политики США.

Сажин В.И. (ИВ РАН) Либо санкции, либо война.

Свистунова И.А. (независимый эксперт). Ирано-турецкие отношения — влияние санкций.

Данилов В. (независимый эксперт) Влияние санкций на российско-иранское сотрудничество в области высоких технологий.

Кулагина Л.М. (ИВ РАН) Влияние санкций на внешнюю политику Ирана.

Филин Н.А. (РГГУ) Проблема устойчивости иранского режима в период санкций.

Дунаева Е.В. (ИВ РАН) Санкции и оппозиционное движение.

Дружиловский С.Б. (МГИМО) Влияние санкций на динамику политической борьбы в Иране.

Кожанов Н. А. (независимый эксперт). О влиянии экономических санкций на внутриполитическую ситуацию в Иране.

Старченков Г.И. (ИВ РАН) Воздействие санкций на энергетический комплекс ИРИ.

Общую тональность конференции можно выразить словами профессора МГИМО Сергея Дружиловского, который сделал следующий вывод:

Продолжающее стремление постоянных членов Совета Безопасности ООН и, прежде всего, США, при помощи всё новых санкций принудить Иран свернуть его ядерную программу, пока не дали видимых результатов. Более того, санкции послужили очевидным стимулом для выполнения Ираном ряда важных, усиливающих его позиции, государственных программ, которые в других условиях вряд ли бы приобрели такой масштаб и динамику. Речь идет, прежде всего, об ускорении развития иранского военно-промышленного комплекса, космической ракетной программы.

В качестве примера Сергей Дружиловский привел факт самостоятельного запуска своего спутника, сделавшего Иран седьмой космической державой в мире. Эмбарго на поставки в Иран топливно-смазочного материала тоже способствовало мобилизации внутренних ресурсов страны: еще в 2010 году в Иран ввозилось до 40% бензина, в этом году Иран начинает экспортировать свой бензин.

Выступившая на конференции Татьяна Карасова, заведующая отделом изучения Израиля того же Института, отметила, что Израиль называет Исламскую Республику Иран «стратегическим противником номер 1» и считает, что одних только санкций недостаточно, так как «они не носят калечащий характер» и по большому счету не мешают планам Ирана стать ведущей региональной державой. Израиль предлагает ужесточить все виды эмбарго в отношении поставок в Иран и в вопросе о санкциях ввести формулировку «вплоть до применения военной силы». Однако израильские политологи считают маловероятным нападение Израиля на Иран, так как понимают, насколько велики будут последствия контрудара, — отметила доктор Карасова.

Санкции остаются ключевым инструментом американской политики в отношении Ирана, наряду с «размыванием режима изнутри». И хотя военный сценарий, разработанный в кабинетах Пентагона, всё еще лежит на столе, большинство американских экспертов, в том числе Киссинджер и Бжезинский, считают его менее предпочтительным, чем продолжение режима санкций, — сказала Ирина Федорова, старший научный сотрудник сектора Ирана Института востоковедения РАН.

Преподаватель Российского государственного гуманитарного университета Никита Филин в своем докладе сделал вывод о том, что режим санкций в определенной мере способствует устойчивости иранской политической системы и сплочению иранской нации перед лицом внешнего врага. Кроме того, санкции объективно привели к созданию щадящих таможенных тарифов и формированию протекционистской политики в Иране. По его словам, некоторые экономисты в Иране даже опасаются, что открытие внешних границ нанесет ущерб «базару» и значительной части мелких производителей в стране.

Санкции в отношении Ирана, которые сейчас стали самой актуальной проблемой для мирового сообщества, применяются уже не в первый раз. 60 лет назад — в мае 1951 года масштабный набор санкций был применен Англо-иранской нефтяной компанией в ответ на национализацию правительством Ирана под руководством Моссадыка своей нефтяной промышленности. Тогда ситуация была разрешена путем военного переворота 1953 года, организованного и профинансированного США. Однако особенно широко санкционный режим в отношении Ирана стал применяться после Исламской революции. Обо всем этом напомнила заведующая сектором Ирана Института востоковедения РАН доктор Нина Мамедова, которая в своем докладе тщательно проанализировала историю и последствия применения санкций против Ирана.

В интервью для русской службы ИРИБ она сказала:

— Исламская Республика Иран живет в условиях санкционного режима все годы своего существования. Иран делал все, чтобы ужиться с этими санкциями, попробовать использовать их для ускорения своего развития, как это ни парадоксально. Потому что определенные санкции заставляют Иран налаживать производство той или иной продукции.

Но почему мы именно в этом году решили провести такую конференцию? Дело в том, что режим санкций нарастал как бы постепенно, и только в 2010 году стало очевидно, что это скачок в том режиме, которому подвергнут Иран. К наиболее жестким санкциям, которыми являлись для Ирана санкции США, присоединилось большое количество других стран. Это, прежде всего, санкции со стороны Евросоюза, санкции со стороны некоторых ближайших соседей Ирана из числа стран Персидского залива. Пусть они и не занимают большое место в общем торговом обороте страны, тем не менее, они являлись комфортными воротами для импорта тех товаров, которые не могли быть импортированы, находясь под санкциями, со стороны европейских стран.

К санкциям, которые наложили США, хотя и не в полном объеме, присоединилась Россия. И эти санкции гораздо шире того набора санкций, которые содержались в резолюции Совета безопасности ООН прошлого года.

Поэтому, конечно, это новый важный момент и в экономическом, и во внешнеполитическом развитии Ирана. Кроме того, не нужно забывать о том, что санкции пришлись на год, в конце которого развернулись национальные движения в арабских странах, и до сих пор неизвестно, к чему они приведут в результате. Это тоже может повлиять на формирование санкционного режима, либо с точки зрения его уменьшения, либо увеличения, либо повлияет на само отношение Ирана к тем причинам, которые и вызывают эти санкции. Я имею в виду, прежде всего, поддержку Ираном движения «Хезболлах» и «Хамас» и, главное, отношение к ядерной программе.

Программа конференции охватывает все эти различные виды проблем. Конференцию мы хотели сделать не столько представительной, сколько более прагматичной. Потому что считаем, что если ее результаты будут оформлены в виде сборника статей, они могут повлиять на формирование иранского направления нашей российской внешней политики, — сказала Нина Мамедова заведующая сектором Ирана ИВ РАН.

На конференции также выступили сотрудники Института востоковедения Елена Дунаева, Людмила Кулагина, Владимир Сажин, Геннадий Старченков, Екатерина Усова, Дина Писаревская, исследователи из МГИМО Ирина Свистунова и Владимир Лаптев, независимый эксперт экономист Владимир Данилов.

Аида СОБОЛЕВА


Распечатать страницу