Сценарии третьей мировой

27.04.11

Сценарии третьей мировой

Источник: РИА Новости

Кавказ, Ближний Восток, Центральная Азия и Азиатско-Тихоокеанский регион — все это зоны особого внимания военных экспертов и дипломатов. Где сегодня проходят линии геополитических разломов и где завтра ждать боевых действий? Насколько вероятна третья мировая война и будет ли она обязательно ядерной? Как предотвратить уничтожение цивилизации? На эти вопросы пытались ответить специалисты на круглом столе «Военные концепции и вызовы ХХI века», организованном журналом «Международная жизнь» в МГИМО 26 апреля.

Вводные данные

Говорить о вероятности развития военных конфликтов, не представляя себе, какими именно бывают современные военные конфликты, пожалуй, некорректно. Война в понимании среднестатистического гражданского человека — это что-то вроде «когда танки стреляют, самолеты бомбят». Но война войне рознь.

Вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков напомнил о классификации военных конфликтов, разработанной отечественным Центром военно-стратегических исследований. Согласно этой классификации, военные конфликты определяются по причине их возникновения, географии, длительности и необходимой численности группировки войск.

Наименее масштабный — пограничный конфликт (длится от недели до месяца, требует численность группировки около 10–50 тыс. человек). Следующий уровень — вооруженный конфликт (около 100 тыс. человек; от месяца до нескольких лет). Далее — локальная война, вести которую невозможно без группировки численностью в миллион человек (такова, кстати, планируемая численность Вооруженных сил РФ по итогам реформы). Локальная война длится от нескольких месяцев до нескольких лет. Региональная война, примером которой можно считать Великую Отечественную, на современном этапе развития требует группировки около 5–6 млн человек. Наконец, высшая форма военного конфликта — мировая война. «По структуре мировая война может представлять систему региональных, локальных войн, вооруженных конфликтов, — пояснил Сивков, — или просто локальных войн и вооруженных конфликтов, которые охватывают значительную часть территории мира».

Горячие точки будущего

Исходя из подобной классификации военных конфликтов и существующих в мире противоречий, военные эксперты прогнозируют вероятные угрозы. Впрочем, стоит отметить, что речь идет именно о прогнозе. И о прогнозе долгосрочном. Без указания точных дат и гарантии его реализации.

«Все существующие на данный момент в мире противоречия позволяют говорить о том, что весь спектр войн реально может возникать», — констатировал Сивков. В частности, по его мнению, с уровнем вероятности «средний» следует ожидать военных конфликты масштаба «локальная война» на Ближнем Востоке (военная операция в Ливии — наглядное подтверждение тому). Эксперты не исключают, что США все-таки решится на операцию против Ирана. Причем, скорее всего, Штаты формально не будут его инициаторами, а вступят в схватку как миротворцы (в составе НАТО, то есть вместе с Евросоюзом) на фоне крайне вероятных конфликтов между Ираном и Израилем или Ираном и Саудовской Аравией. «В любом случае рано или поздно разборка между Ираном и США будет наверняка», — уверен начальник отдела оборонной политики Российского института стратегических исследований Григорий Тищенко.

Возможны вооруженные конфликты в Центрально-Азиатском регионе, куда Россия будет втянута в связи с необходимостью поддерживать союзников по региону.

Руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок, в частности, считает, что уже «в ближайшие 3–5 лет в этом регионе возможен конфликт за воду». Григорий Тищенко напомнил, что в Центральной Азии «приходит время смены лидеров региона». «И вполне вероятно, что этот процесс пройдет не очень мирно, — прогнозирует эксперт. — Тем более что конфликт между странами Центральной Азии существует и сейчас — за Ферганскую долину, которая является по существу единственной житницей региона». Тищенко отметил, что в Центральную Азию также может «выплеснуться конфликт из Афганистана».

Кроме того, если говорить о российских соседях, то возможно обострение ситуации в Приднестровье. «Сейчас идет активная румынизация Молдавии, — пояснил Григорий Тищенко. — И к чему она приведет, трудно сказать. Например, в Приднестровье уже хочет ввести миротворческие силы Евросоюз, но военные силы Евросоюза себя фактически еще нигде не показали. И говорить, смогут ли они справиться с возможным обострением в Приднестровье, очень сложно».

Военный конфликт вероятен и на Кавказе. «Бесспорно, Нагорный Карабах может стать причиной раздора, — считает Тищенко. — Азербайджан активно разрабатывает свои внешнеполитические концепции, активно наращивает вооруженные силы. То же самое делает Армения, где у нас расположена военная база». «И самое интересное, — добавляет Александр Цыганок, — что у России нет конфликтов ни с Азербайджаном, ни с Арменией, так что совершенно непонятно, как нам придется действовать при обострении ситуации в Нагорном Карабахе».

Первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков считает, что противостояние уровня «вооруженные конфликты — локальная война» вероятны и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в частности, между Камбоджей и Таиландом.

Причем, по мнению военного теоретика, подобные локальные конфликты в различных регионах мира связаны с глобальным общим противоречием, предполагающим создание нового мирового порядка. «А в истории еще не было случаев, чтобы новый мировой порядок складывался без войны, — пессимистично настроен Сивков. — Дважды строился — в начале ХХ века путем Первой мировой войны и в середине ХХ века через Вторую мировую войну».

Противоречивый мир… или война?

Человечество за время существования более-менее научилось разрешать конфликтные ситуации мирно. Но только в утопии возможен бесконфликтный мир. Противоречия между странами неизбежны, как неизбежны противоречия между людьми. Сейчас эксперты выделяют три группы противоречий, способных провоцировать военные конфликты разных уровней.

Первая группа — внутренние противоречия в государстве. Главным образом они связаны с двумя источниками.

Прежде всего, речь идет о социально-политических проблемах (конфликт элиты и низов, связанный с распределением материального продукта). «Подобное противоречие наиболее ярко выступает в том случае, когда доходы 10% самых богатых более чем в 15 раз превышают доходы 10% самых бедных», — пояснил Константин Сивков, заметив, что в России этот порог «уже давно пройден».

Еще один серьезный внутренний источник — этнокультурные и религиозные противоречия. Их предостаточно и на территории России, и на территории других стран, особенно в США.

Вторая группа противоречий носит региональный характер. Противоречия, например, России с Китаем (связанные с территориальными претензиями), Китая с Индией, России с Японией, Индии с Пакистаном. Есть внутренние противоречия в Арабском мире, между Ираном и Арабским миром, между севером и югом на американских континентах. Подобные противоречия чреваты региональными конфликтами.

Наконец, наиболее масштабная группа — противоречия глобального характера. Первое из них, противоречие между объемом производства и потребления и оставшимися в распоряжении человечества ресурсами земли, по словам Сивкова, «ставит на кон всю направленность развития цивилизации». «Противоречие это антагонистическое, так как предполагает своим разрешением одно из двух: либо ограничить потребление, либо изменить социальный строй», — уточнил военный теоретик.

Второе противоречие вызвано диспропорцией между распределением производственных мощностей и сырья. «Одни страны имеют высокотехнологичное производство, другие — сырье. Неадекватный обмен между ними приводит к обогащению одних и обнищанию других, — пояснил Сивков. — Выход: либо оставить одни страны в подчиненном состоянии, либо установить справедливое распределение доходов, что приведет к обнищанию других стран без изменения социального строя в этих странах».

Третье противоречие глобального характера, начинающее играть все большую роль, это, по словам военного эксперта, «бездуховность свободного рынка и духовные ценности традиционных цивилизаций — ислам, православие и прочие».

«Это противоречие порождает ту взрывную массу, которая идет в ряды боевиков и смертников, — обратил внимание Константин Сивков.-То есть рынок, в том виде, в котором сейчас существует, и духовные ценности существующей традиционной цивилизации несовместимы. И новый глобальный мир пытается определиться, с кем он — со свободным рынком или с ценностями традиционных духовных цивилизаций».

Наконец, еще одно важное противоречие — это противоречие между «финансовым пузырем» и реальным сектором экономики. «То противоречие, которое сыграло значительную роль в приходе к власти Адольфа Гитлера в 1933 году. То противоречие, благодаря которому бюстик Адольфа Гитлера стоял у Генри Форда на столе, — напомнил эксперт. — Противоречие между финансовым и промышленным капиталом. И его разрешение предполагает ликвидацию власти одного или другого капитала».

Третья мировая реальность

Эксперты констатируют, что вероятность внезапной масштабной агрессии со стороны одной из мировых держав, в том числе с применением ядерного оружия, на самом деле сводится к нулю. К счастью, понимание последствий подобной войны присутствует не только у цивилизованных стран, но и во всем мире.

Однако новая мировая война, размышляет Константин Сивков, может возникнуть бесконтрольно, как «естественная эскалация локальных конфликтов регионального масштаба, которые сольются в крупномасштабные конфликты». «Возможность возникновения таких конфликтов лично я оцениваю как «низкую и среднюю», — уточнил он. Применение оружия массового уничтожения будет лишь последней стадией подобного мирового конфликта.

Но мировая война, если она все-таки будет развязана, грозит, безусловно, катастрофическими последствиями. И если в свое время Уинстон Черчилль предупреждал, что «каменный век может вернуться на сияющих крыльях науки», то сейчас эксперты более конкретны. Проведенный анализ позволяет им говорить, что по продолжительности новая мировая война может охватить период от 6–7 до 25–30 лет, в военных действиях могут принять участие более 100 млн человек с обеих сторон, а суммарные демографические потери населения мира могут превысить несколько сотен миллионов человек.

Именно поэтому эксперты обращают внимание, что прогноз вероятных военных конфликтов важен не только и не столько с точки зрения подготовки к боевым действиям собственных армий. Военные давно не развязывают войн. И только политики и, по выражению Сивкова, «капитаны» экономики в состоянии не допустить перехода неизбежных противоречий этого мира в глобальное вооруженное противостояние.

Алина ЧЕРНОИВАНОВА


Распечатать страницу