«Всё, что он сделал, до сих пор вызывает восхищение»

08.09.11

«Всё, что он сделал, до сих пор вызывает восхищение»

Источник: Фонд «Русский мир»

Пресс-конференция, посвящённая празднованию 300-летия М.В. Ломоносова, состоялась 8 сентября в Центральном доме журналиста. Домжур подошёл к делу нетрадиционно — на входе гостей встречало напоминание о ломоносовском обозе — сани-волокуши, гружёные «рыбой» (архангельскими пряниками-козулями, выполненные в виде рыб) и такой же ненастоящий Михайло Васильевич. Пряники особо никому не давали, а Ломоносов сам на себя похож не был. Но это мелочи.

Сама пресс-конференция тоже получилась не то что бы обычной. Скорее, это был круглый стол, за которым шла дискуссия и о самом Ломоносове, и о современном российском образовании, и о необходимости инноваций.

В пресс-конференции приняли участие вице-президент РАН, президент Фонда имени М.В. Ломоносова Николай Лавёров, проректор МГИМО по научной работе Алексей Подберёзкин, научный руководитель Ломоносовской школы Марат Зиганов, глава «Этномира» Руслан Байрамов и другие. Открывал встречу председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов.

Сам уроженец Архангельской области, академик Лавёров увлечённо рассказывал о поморской настойчивости Ломоносова, его пути в науке, главных достижениях. Ломоносов был очень разносторонним человеком, не случайно его называют первым учёным-энциклопедистом России. Многого он, умерший всего в 54 года, сделать не успел. По мнению Лавёрова, многие его мысли поразительно актуальны и сегодня — например, о необходимости освоения Северного Ледовитого океана, что сейчас выражается в проектах по освоению шельфа. «Всё, что он сделал, — сказал учёный о своём выдающемся предшественнике, — до сих пор вызывает восхищение». Однако дело не только в научных достижениях. Главное в образе Ломоносова, что ценно для современной России, считает Лавёров, — это его стремление на практике применить свои знания. В России, где программы по модернизации и инновациям принимаются, но не выполняются, это особенно важно.

Автор четырёхтомного труда «Человеческий капиталъ» Алексей Подберёзкин также развивал тему модернизации. По мнению учёного, перед Ломоносовым стояли ровно те же задачи, что и перед нами сегодня — формирования национальных научных школ. Только национальные школы способны создать что-то принципиально новое в своей области. Те страны, которые сумели их создать, как, например, Финляндия, лидируют и по уровню жизни. «Либо мы реанимируем национальную научную школу, — заявил Подберёзкин,-либо, отказавшись от этого, останемся аутсайдерами».

Марат Зиганов привлёк внимание к другой проблеме — отсутствию действительного интереса к Ломоносову. Между тем, заметил он, Ломоносов, всё время стремившийся к знанию, — очень хороший образ, который нужно использовать для воспитания подрастающего поколения. Именно с этой целью Ломоносовской школой осуществляется целая серия проектов к 300-летию учёного.

Их реализация, уверен Зиганов, привлечёт внимание и к проблемам современного российского образования. Самый масштабный из них — Ломоносовский обоз. Путешествие из Холмогор в Москву с остановками во многих городах России будет, конечно, не пешком и не на санях. Школьников повезут автобусы, но каждый из них будет везти на прицепе сани, аналог тех, на которых ехал (или за которыми шёл в обозе) 19-летний Ломоносов. В пунктах остановок запланирована высадка Ломоносовских аллей, концерты, пресс-конференции, встречи с деятелями науки и культуры.

Среди проектов школы — издание трёхтомной Ломоносовской энциклопедии, проведение Ломоносовской ассамблеи и Ломоносовского бала, конкурс видеофильмов, подготовка экспонатов для комнат-музеев в Марбурге (здесь учился Ломоносов) и в туристическом центре «Этномир», а также создание интернет-портала, посвящённого Ломоносову, на котором публикуются все произвёдения ученого. Всего же школа осуществляет целых 30 проектов к юбилею М.В. Ломоносова.

Много было сказано о Ломоносове. Для кого-то он интересен как учёный и как человек с интересной судьбой, для кого-то он скорее образ человека, стремящегося к знанию, дерзающего и достигающего многое в жизни. Но в том, что совершил Ломоносов, есть и более универсальный смысл. Как ни странно, лучше всего об этом сказал единственный иностранный гость пресс-конференции профессор филологии из Сиднея, руководитель Общества славянской дружбы Дэвид Вонсброу, произнёсший речь об образованном человеке. «Образованный человек — это не эксперт в любой области, — заметил австралийский учёный, — наоборот, он понимает, что знает очень мало, и поэтому всегда готов к дальнейшему исследованию — и изменению своего ума».

Ломоносов многое сделал для науки и русской культуры, но скорее как учёный-одиночка. Он не создал школы — у него практически не было учеников. Многие труды его устарели. Однако неуёмное стремление к исследованиям природы и новому знанию устареть не может. В этом он по-прежнему остаётся прекрасным образцом для подражания.

Борис СЕРОВ


Распечатать страницу