Россия видит в Европе «пациента»

30.11.11

Россия видит в Европе «пациента»

Источник: «Российская газета»

Политологи предрекают развал Евросоюза на ядро и периферию

В то время как Россия уверенно движется в Азию, Китай, напротив, стремится в Европу.

На «круглом столе», который прошел в Высшей школе экономики, обсуждалась «Европа после Евросоюза: что дальше?». Такая постановка вопроса изначально предполагала наличие среди участников дискуссии евроскептиков.

Доклад заведующей кафедрой европейской интеграции МГИМО Ольги Буториной от перспектив интеграции единой Европы не оставил камня на камне. Если кратко — все в Старом свете обстоит плохо. От экономики — радикальные финансисты-предсказатели предупреждают, что евро не доживет до Рождества — до политики, где национальный эгоизм не дает лидерам ЕС принять согласованные решения.

Нет смысла повторять многочисленные доводы, которые демонстрируют неспособность Евросоюза при существующем руководстве преодолеть кризис в рамках действующих интеграционных моделей. По прогнозам экспертов, при нынешних темпах развития госдолг большинства государств ЕС через 20–25 лет составит от 200 до 250 процентов ВВП. А социальные проблемы — безработица, дефицит пенсионных фондов — окончательно добьют так называемую «европейскую идею», не сумевшую победить национальный эгоизм европейцев.

Будущее Европы участники Круглого стола видят в «реинкарнации» Евросоюза, но уже с новым объединяющим содержанием. В то время, как старая европейская идея, по мнению экспертов, окончательно «ушла на кухню».

Надо ли в такой ситуации России цепляться за пациента, который «скорее мертв, чем жив»? Москва объявила о готовности помочь Старому свету. Но с оговоркой — не напрямую, а через Международный валютный фонд. Одновременно Россия, не отказываясь от европейской самоидентификации, намерена строить более динамичные отношения со странами Азии.

В то время как мы семимильными шагами «бежим» от слабеющей Европы на Восток, Китай, напротив, усиливает присутствие на Западе. Центробанк Китая обсуждает возможное увеличение валютных резервов в евро. Пекин не исключает покупки евробондов в том случае, если они будут выпущены, при «наличии определенных гарантий» со стороны руководства ЕС. Китайцы еще не говорят публично о вложении средств в спасение еврозоны, однако, делают в отношении Евросоюза дипломатичные заявления о желании «помочь друг другу».

Почему проблемы, которые испытывает единая Европа, тревожат Россию, но не пугают Китай? Возможно, дело в… исторической памяти. Как показывают социологические опросы, многие россияне по-прежнему видят в Европе экономического конкурента, враждебную силу, объединенную в блок НАТО. Китайцы на Старый свет смотрят иначе.

Ослабление единой Европы в тактическом плане отвечает интересам России и Китая. Только выводы из такой ситуации мы делаем разные. Москва, наблюдая за тем, как слабеет ее главный экономический партнер, с надеждой смотрит на Азию. Тогда как Пекин видит в проблемах Европы шанс для подъема собственной экономики. Какие гарантии получит Китай от ЕС в случае покупки евробондов, нигде публично не обсуждалось. Но можно предположить, что такими гарантиями станут технологии и доля акций в наиболее инновационных предприятиях Старого света. Китай, как и Россия, заинтересован в модернизации. Инвестиции в Европу он рассматривает в качестве шага, дающего импульс его собственной экономике. В заметной слабости и «недееспособности» нынешних властей Евросоюза в России видят непреодолимую проблему, китайцы — возможность для торга по поводу будущих преференций.

На Круглом столе большинство экспертов согласились с неизбежностью постепенного развала еврозоны с возможным появлением на ее территории двух и даже нескольких валют, формированием более продвинутого «ядра» Европы и ее экономически отсталой периферии. Такое развитие событий делает Россию и Китай конкурентами в борьбе за потенциальные богатства ЕС — технологии, недвижимость, предприятия. В этой борьбе Россия имеет преимущество — в силу географического положения страны и ее культурной общности с Европой. Важно не распылять ресурсы: движение на сформировавшиеся, давно поделенные азиатские рынки — процесс длительный, не всегда с гарантированной перспективой. В то время как Европа, оставаясь основным торговым партнером Москвы, выглядит более привлекательной площадкой для долгосрочных инвестиций. Вопрос лишь в том, согласятся ли государства-члены Евросоюза, часть которых до сих пор не избавилась от негативной «исторической памяти» в отношении России, принять наши деньги и какие гарантии ЕС предоставит в качестве «обеспечения» за полученную помощь. Или же в Европе предпочтут иметь в качестве кредиторов «исторически нейтральных» китайцев, чем своего ближайшего соседа.

Евгений ШЕСТАКОВ


Распечатать страницу