Миллиард желаний

27.12.11

Миллиард желаний

Источник: «Московские новости»

«Сколковотех» планирует обзавестись беспрецедентным для России целевым фондом

Один миллиард долларов планируется собрать в ближайшие три года для внебюджетной поддержки Сколковского института науки и технологий — такие планы обнародовал президент фонда «Сколково» Виктор Вексельберг. Иначе, признает бизнесмен, реализация этого важнейшего для российской власти образовательного проекта окажется под вопросом. Аналогичный фонд Массачусетского технологического института составляет 10 млрд долл., но смогут ли его российские партнеры собрать десятую часть этой суммы, пока неясно.

Российские университеты получили право создавать эндаумент-фонды лишь пять лет назад, и пока планка в 1 млрд долл. остается для них недосягаемой высотой — как, впрочем, и для большинства их зарубежных вузов. «В мире существует всего около 80 фондов целевого капитала объемом больше 1 млрд долл., почти все они находятся в США и имеют более чем столетнюю историю формирования», — пояснил «МН» директор Фонда развития МГИМО Евгений Бирюков. В трехлетний срок, по словам эксперта, смогут привлечь подобную сумму не более десяти зарубежных фондов. Впрочем, «если «Сколковотех» будет взаимодействовать с крупнейшими российскими и мировыми бизнесменами, вполне вероятно, что эта программа будет выполнена», считает Бирюков.

Президент фонда «Сколково» Виктор Вексельберг утверждает, что начало уже положено — за последние два месяца было собрано 50 млн долл., свой вклад внесла, в частности, компания «Русснефть». Судя по всему, именно государство через «свои» компании и будет выступать основным донором фонда. Российские госкорпорации, по словам Вексельберга, смогут принять участие в формировании фонда целевого капитала — предложения об этом уже направлены правительству. Председатель правления «Роснано» Анатолий Чубайс, правда, уточнил, что его корпорация пока не может этого сделать, поскольку распоряжается финансовыми средствами, полученными от государства. Вместе с тем Чубайс сказал, что «те бизнесы, которые мы создаем (на базе проектных компаний), могут вложить деньги».

В пресс-службе ОАО «РусГидро» (доля государства — 57,6%), «МН» сообщили, что из пяти заявленных в «Сколковотех» секторов обучения компания в основном заинтересована в молодых специалистах, прошедших подготовку по направлениям энергетики и энергоэффективности. «Мы рассматриваем различные варианты сотрудничества с институтом — мы готовы предложить свою лабораторную базу, испытательные площадки. «РусГидро» проводит большое количество НИОКР, в которых мы готовы предусмотреть участие студентов», — заявил «МН» директор компании по инновациям и ВИЭ Михаил Козлов. Более детальный анализ моделей сотрудничества — финансового и практического — пока, впрочем, остается предметом обсуждений.

Однако и не зависящий напрямую от государства бизнес тоже имеет основания активно вкладываться в «Сколковотех». Политические и экономические риски подобных вложений для бизнесменов будут иметь мало значения, уверен член правления Российского союза промышленников и предпринимателей, председатель правления Института современного развития (ИНСОР) Игорь Юргенс. «Хороший проект по созданию научно-практического центра многих должен заинтересовать, к тому же он будет опекаться любым президентом, кто бы ни был избран», — отметил Юргенс в беседе с корреспондентом «МН». «Подумав головой, а не сердцем, люди поймут, что заведение, возглавляемое с одной стороны, одним из самых успешных российских бизнесменов, с другой — американским лауреатом Нобелевской премии, стоит того, чтобы вкладывать туда свои деньги и обучать там свои кадры», — считает эксперт.

Вместе с тем, как отмечают многие эксперты, и в частности генеральный директор «ВТБ Капитал управление активами» Наталья Плугарь, «институт эндаумент-фондов существует в России непродолжительное время, поэтому пока не сложилась философия данного направления». «Если обратиться к истории и международному опыту, основными источниками формирования подобных фондов всегда выступали частные пожертвования. В России нежелание нынешнего частного капитала выступать жертвователями, на мой взгляд, является основным риском для развития этой индустрии», — указала «МН» Плугарь.

Аналогичного мнения придерживается первый проректор Московского института стали и сплавов (МИСиС) Наталья Третьяк. «Если мы проанализируем опыт формирования эндаумент-фондов, то увидим, что они складываются в виде пирамидки — большую ее часть вкладывает 5% жертвователей», — отметила Третьяк в разговоре с корреспондентом «МН». Формирование эндаумент-фонда МИСиС пока еще находится «на самом старте». По словам проректора института, «первое время программы по сбору денег не будут окупаться теми доходами, которые фонд будет приносить». Для того чтобы хватило денег хотя бы на поддержание административного аппарата эндаумента, по расчетам МИСиС, необходимо от 64 до 80 млн руб. (минимальный размер фонда целевого капитала по закону 3 млн рублей).

Как уточнил Евгений Бирюков, «в МГИМО поступления из фонда развития сейчас составляют около 3% (бюджета университета)». «Как показывают наши расчеты, для того чтобы фонд начал играть действительно значимую роль в жизни университета и влиял на его инновационное развитие, его активы  должны составлять не менее 3,5 млрд руб. (сейчас он более 800 млн руб.). Планируется достичь этой цели примерно в 2018–2020 годах, тогда фонд начнет давать около 8–10% бюджета МГИМО», — заявил директор крупнейшего в России университетского эндаумент-фонда.

Создатели фондов рассчитывают, что ситуация изменится к лучшему после Нового года. «Для бизнеса это благотворительность и гарантия возможности влиять на проект, который будет на протяжении долгого времени служить обществу. Кроме того, с 1 января появится налоговый вычет из налога на доход физических лиц для частных дарителей, а большинство бизнесменов все-таки вносят деньги не со счетов своих компаний, а от себя лично», — указывает Бирюков. «У ряда наших бизнес-партнеров появились специальные подразделения, которые отвечают за социальное партнерство. Они формируют социально значимые проекты, обсуждают бюджеты, мы участвовали в реализации подобного проекта с объединенной металлургической компанией, с «Металлинвестом», я думаю, что эта работа будет и дальше продолжаться», — рассказала Третьяк.

Правда, как отмечает первый проректор МИСиС, сейчас «мир в ожидании следующего кризиса, это не самое удачное время для управления финансами». В такие периоды высок индекс инфляции: на волне недавнего кризиса крупнейшие фонды потеряли до 20% своего состояния, и не только в объемах, но и в ликвидности своих активов, пояснила Третьяк. «С учетом сегодняшней российской инфляции эндаумент-фонд может дать не более 5% прироста дохода», — полагает эксперт. Некоторые, как МГИМО, могут довести свою доходность до 28%, «но это не система, это отдельные всплески по годам».

По мнению Натальи Плугарь, для управления фондом Сколковского института «важно правильно выстроить стратегию инвестирования между различными классами активов, так как на российском рынке подобный фонд будет одним из крупнейших институциональных инвесторов». При этом «нужно учитывать законодательные ограничения при размещении средств эндаумент-фондов в РФ», подчеркивает она. Вообще для определения инвестиционной стратегии необходимо также учитывать темпы инфляции, ожидаемую доходность для самого фонда и планы использования его средств. «Интересный, но пока незадействованный актив — это недвижимость, ее можно как вносить в фонд, так и приобретать на средства фонда. Вопрос в ликвидности активов, если крупные выплаты из фонда не планируются, арендная плата — хороший стабильный источник дохода», — указала генеральный директор «ВТБ Капитал».

В конечном счете поскольку в России основными дарителями являются отечественные бизнесмены и компании, важное значение имеет не только ситуация в мировой экономике, сколько цена на ресурсы — нефть и металлы, считает Евгений Бирюков. По его словам, «если финансовый кризис и ситуация, наблюдающаяся сейчас в Европе, приведут к рецессии мировой экономики, начнет сокращаться спрос на нефть и в целом станут падать цены на ресурсы, то многим компаниям будет не до благотворительности и спонсорства». Если же цена ресурсов останется высокой, то российская экономика не увидит тех проблем, с которыми сталкивается сейчас ряд развитых стран. В этом случае, поскольку фонды и благотворительные организации приобретают опыт, начинают публиковать отчетность, более эффективно взаимодействовать с дарителями, в ближайшие годы размер привлекаемых средств должен увеличиваться, уверен эксперт.

Источник целевого капитала
Эндаументы, или фонды целевого капитала, — это формируемые за счет пожертвований фонды денежных средств, доходы от инвестирования которых направляются на благотворительные цели (получателями средств могут быть университеты, госпитали, музеи, театры, библиотеки и др.). В России создание эндаументов стало возможным после принятия 30 декабря 2006 года федерального закона №275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций».

«Российские эндаумент-фонды пока недостаточно прозрачны»
Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капиталов Института мировой экономики и международных отношений РАН, председатель совета директоров ИК «Еврофинансы»

Развитию фондов целевого капитала в России сегодня мешает несколько проблем. Во-первых, у нас нет принятых в международной практике налоговых льгот — суммы пожертвований компаний должны учитываться до налогообложения, не включаться в расчет налога на доходы.

Во-вторых, это тяжелая финансовая конъюнктура. Сейчас наш внутренний финансовый рынок находится не на подъеме, и жертвователи тяжело расстаются со своими средствами. Сами фонды при этом могут потерять часть вложений в акции или проблемные облигации, сегодняшняя среда предполагает генерацию очень переменных доходов. Но это сложность преодолимая — понятно, что когда изменяется финансовая конъюнктура, начинается большой приток средств, и риски формирования доходной базы для эндаумент-фондов снижаются.

Третья проблема — это культура донорства, которая в России пока еще мало сформирована. Для нас более привычны пожертвования, например, в области охраны здравоохранения, а вот дорожка к благотворительности в сфере высшего образования и науки только начинается. Этому препятствуют сами фонды — большинство из них сейчас работают не по открытой модели, они не полностью информационно прозрачны и не рассчитаны на работу с широким кругом выпускников. Как правило, эндаумент-фонды ориентируются на тех немногих из них, кто очень состоятелен и готов пожертвовать альма-матер крупные суммы.

Фонда целевого капитала Сколковского института все эти проблемы тоже неизбежно коснутся, ведь «Сколково» не существует в безвоздушной атмосфере. С другой стороны, с осторожностью можно предположить, что есть и вектор, действующий в обратном направлении — административный ресурс, желание крупных корпораций с государственным участием формировать государственно-частное партнерство и конечно же участие самого государства, его одобрение. Все это, безусловно, частично снимает проблемы формирования базы активов эндаумент-фондов, связанных со «Сколково».

При распределении средств фонда «Сколковотех», вероятно, в спонсируемых проектах они будут соединяться с другими средствами, идущими от корпораций с госучастием и, может быть, из частного сектора. Доходы фонда будут расходоваться на те цели, для которых работает Сколковский институт, для этого нужно посмотреть его устав, но могу предположить, что это будет не в форме прямого проектного финансирования, а скорее личных грантов, премий — к примеру, ученым, которые занимаются той или иной тематикой.

«Эндаумент-фонды могут стать способом адаптации к кризису»
Ярослав Лисоволик, член правления, главный экономист, руководитель аналитического департамента Дойче-банка в России

В России есть все, чтобы быть одной из самых успешных стран в области создания университетских фондов целевого капитала — как продвинутая и развитая система образовательных учреждений, так и крупные компании, которые заинтересованы в получении более надежного доступа к самому дефицитному ресурсу, к квалифицированным кадрам. Сегмент будет развиваться быстро, отчасти это зависит от ситуации на финансовых рынках, но перспективы здесь достаточно хорошие.

Конечно, когда ситуация на мировых финансовых рынках сложная, это ограничивает те ресурсы, которые могут быть доступны для направления в эндаумент-фонды. С другой стороны, может быть, не так уж и плохо, что этот виток развития происходит в сложных условиях. Стратегия управления фондами целевого капитала будет более консервативной, в то же время для многих компаний и отдельных предпринимателей вложения в эндаумент-фонды станут способом адаптации к кризису, возможностью осуществлять вложения в долгосрочные проекты. Конечно, государству необходимо также создавать для них налоговые стимулы — это вопрос времени.

Сегодня одна из основных проблем управления капиталом эндаумент-фондов — это их низкая ресурсная база, ограниченность, что не позволяет диверсифицировать риски. Управляющим компаниям приходится вкладывать эти ресурсы в облигации и некоторые другие инструменты, так что их инвестиционные стратегии носят скорее «защитную» функцию. У фонда Сколковского института ситуация, по всей видимости, будет лучше, поскольку размер капитала крупнее, но сейчас важно ставить вопрос относительно того, как дальше будет регулироваться эта индустрия, какая-то поддержка со стороны государства необходима, чтобы стимулировать приток капитала в этот сегмент.

Стоит отметить, что на последней конференции по «Сколково» было много представителей управляющих компаний, для которых этот сегмент представляет интерес. Для них это в какой-то степени имиджевая вещь: управление эндаументом вуза — это некая марка того, что они достигли определенных успехов и признания, так что здесь конкуренция тоже будет расти.

Мария САЛТЫКОВА


Распечатать страницу