Глава Европейского суда рассказал о роли футбола в экономике ЕС

05.04.12

Глава Европейского суда рассказал о роли футбола в экономике ЕС

Источник: РАПСИ

В России впервые побывала большая делегация высшей судебной инстанции Европейского Союза — Европейского суда справедливости: 16 судей и генеральных адвокатов во главе с председателем суда Василиосом Скурисом. За пять дней гости посетили в Москве Верховный суд, Высший арбитражный суд, министерство юстиции, поучаствовали в семинаре в Московском государственном институте международных отношений (МГИМО), а также съездили в Санкт-Петербург в Конституционный суд РФ. В столь насыщенном графике господин Скурис смог выкроить время для единственного интервью — Российскому агентству правовой и судебной информации.

— Господин Скурис, в России все знают Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), и почти никто не знает Европейский суд справедливости (ЕСС).

— ЕСС существует почти 60 лет, эта судебная инстанция была создана в рамках Европейского объединения угля и стали. Таким образом, в рамках европейского сообщества изначально был судебный орган. В сферу его компетенции входит толкование и применение права сообщества, поэтому суд имеет широкую компетенцию, которая, однако, ограничена пределами Европейского Союза. Именно поэтому его, наверное, мало знают в России. В отличие от ЕСПЧ, функционирующего при Совете Европы. В силу того, что Россия входит в Совет Европы и является участником Европейской конвенции по правам человека, но не входит в Европейский Союз (ЕС).

Между тем, суд ЕС играет важную роль в сфере европейской интеграции и имеет большое значение для уважения и соблюдения верховенства права в рамках такой уникальной международной организации как ЕС.

— Хотелось бы уточнить. Означает ли сказанное вами, что российские граждане и компании ни при каких условиях не могут обратиться в ЕСС?

— В сферу компетенции суда ЕС, как и вообще в сферу права ЕС, входят все лица, которые проживают на территории ЕС. Безусловно, это могут быть и российские граждане. То же касается и российских компаний. Если они ведут экономическую деятельность на территории ЕС, это влечет возникновение правовых отношений и из этих правоотношений могут возникать споры.

В качестве примера можно привести ситуацию, когда российская компания является частью картеля, что может нарушать антимонопольное законодательство ЕС. В случае выявления такого нарушения комиссия ЕС может применить санкции в отношении российской компании, и санкции могут быть весьма значительными. Если российская компания пожелает обжаловать такие действия европейской комиссии, то она сможет подать свой иск в суд ЕС.

Другой пример касается демпинга. Если на территории ЕС российская компания осуществляет действия, которые можно квалифицировать как демпинг, то институты ЕС могут принять соответствующие санкции и обязать российскую компанию выплатить большие штрафы. Эти меры, принятые ЕС, тоже могут быть обжалованы российским юрлицом в ЕСС.

— В России ваш суд получил некоторую известность благодаря делу "Симутенков против Министерства образования и культуры и Федерации футбола Испании". Футболист Игорь Симутенков играл за один из испанских клубов и на него распространялся лимит на легионеров: в Испании было запрещено включать в заявку команды на матч больше трех игроков из стран, не входящих в ЕС. Между тем, между Россией и ЕС был подписан договор о недискриминации работающих легально граждан. Симутенков подал иск в ЕСС и выиграл дело.

— Это несколько иная сфера, но тоже достаточно важный вопрос, поскольку он связан с таким основополагающим для ЕС принципом, как свобода перемещения работающих лиц и услуг в рамках ЕС. Принцип свободы перемещения очень важен для функционирования единого рынка. В первую очередь это относится, конечно, к гражданам самого ЕС, но может иметь значение и для граждан третьих государств, поскольку единая экономика ЕС не может быть закрыта, она взаимодействует и с другими экономиками, и с иностранными гражданами.

Однако вопрос о том, входит ли спортивная деятельность в сферу права ЕС, требовал особого решения. И в «деле Босмана» суд ЕС в 1995 году прямо сказал, что футбол — не любой спорт, а именно футбол — является  экономической деятельностью. И тем самым он подпадает под действие права ЕС. Таким образом, поскольку право ЕС распространяется на любых лиц, находящихся на территории ЕС, то этот вывод имеет значение и для иностранных граждан, участвующих в правоотношениях, связанных с футболом, на территории ЕС.

— Знаете ли вы что-либо о судебной системе России?

— Это первый визит ЕСС в Россию, поэтому его основная цель именно информационная — получение представления о стране и ее судебной системе, потому что российская судебная система у нас, конечно, не очень хорошо известна. У нас позавчера был визит в Верховный суд, сегодня — в Высший арбитражный суд, на завтра намечен визит в Конституционный суд РФ.

Мы делаем такие визиты не только внутри ЕС, мы имеем отношения и с третьими государствами, у нас были поездки в США, Китай. В глобализованном мире для суда ЕС важно знать и понимать, как устроены и работают судебные системы крупнейших и важнейших государств мира. Кроме того, мы ведь работаем с правом Всемирной торговой организации, куда входит и РФ.

Вчера мы приняли участие в очень интересной конференции в МГИМО, где нам сотрудники университета и приглашенные специалисты сообщили достаточно много интересной информации о праве, регулирующим экономические отношения в России и практике его применения. По окончании визита мы сможем лучше оценивать и понимать российскую судебную систему.

— Хотелось бы побольше узнать о вашем суде. Скажите, пожалуйста, сколько дел рассматривает суд ЕС в месяц? Какова нагрузка на одного судью? Это больной вопрос для российских судов.

— Если позволите, первый ответ я дам сам, а второй — судья Левитс на русском языке. (Судья Эжиль Левитс, представляющий в ЕСС Латвию, присоединился к беседе по ее ходу. — Авт.)

Что касается суда ЕС, в его состав входят 27 судей — по одному от каждого государства-члена ЕС, а также 8 генеральных адвокатов. Это юристы, которые выполняют особые функции: они дают заключения по важнейшим вопросам для сведения суда до того, как дело будет рассматриваться непосредственно в судебном заседании.

В состав суда ЕС, помимо его высшей инстанции — Европейского суда справедливости, входят еще Общий трибунал, который раньше назывался судом первой инстанции (в него также входят 27 судей), и специальный трибунал — суд по вопросам гражданской службы, в компетенцию которого входят только споры гражданских служащих ЕС со своими работодателями.

Что касается непосредственной компетенции — по рассмотрению жалоб граждан и компаний на действия государств-участников ЕС, — такие жалобы рассматриваются в суде первой инстанции. ЕСС в таких делах выступает апелляционной инстанцией. В общем суде первой инстанции рассматривается порядка 700 дел в год, в ЕСС — 600 дел в год, а в трибунале по вопросам гражданской службы — примерно 150 дел в год.

— Я могу сказать, что нагрузка на каждого судью стопроцентная, — подключился судья Левитс. — В среднем каждый судья ведет 30-35 дел в год как судья-докладчик, когда он сам подготавливает решение суда, и 120-150 дел, по которым он входит в коллегию судей. Важно отметить, что мы не имеем специализации. Каждый судья должен быть универсалом, должен рассматривать дела из всех сфер, которые входят в компетенцию суда. Нагрузка очень большая.

— Не могли бы вы привести примеры наиболее громких дел, повлиявших на экономику ЕС? Может быть из сферы антимонопольного права.

— Это непростой вопрос, поскольку наш суд имеет 60-летнюю историю. Если подводить сейчас какой-то итог, то этот итог не будет объективным. Потому что у каждого свои предпочтения, каждый видит для себя какие-то свои наиболее важные дела в практике суда.

Но что я могу сказать точно: изначально, с момента создания, суд ЕС своей практикой обозначал важнейшие вехи, этапы развития ЕС. На мой взгляд, самые значимые дела были рассмотрены в 60-70-х годах. Именно тогда в практике суда была закреплена позиция, согласно которой право ЕС не является международным правом в чистом виде, а является наднациональным правом, автономной правовой системой. Право, создаваемое институтами ЕС, имеющими правотворческую функцию, автономно, в том числе и от правовых систем государств-участников, и применимо непосредственно в государствах-участниках ЕС. В отличие от международного права, от международного договора акты ЕС не требуют ратификации для их применения.

Таким образом, именно эти два аспекта, которые были обозначены в практике суда ЕС, — непосредственное прямое действие права ЕС и его верховенство по отношению к национальным правовым системам — являются важнейшими принципами, на которых с тех пор строится все развитие ЕС.

— Господин Левитс, вы раньше работали в ЕСПЧ. Можете рассказать в чем разница между двумя европейскими судами?

— Разница в компетенции. Мы тоже рассматриваем дела, связанные с правами человека. Но у нас не самый большой процент таких дел. Еще одна маленькая, но интересная для судей разница — в Страсбурге судья может опубликовать свое особое мнение, а в нашем суде этого нет. Но в основном по компетенции разница.

— Насколько открытая процедура в ЕСС? Пускают ли на заседания публику?

— Публика допускается в заседание, и решение публикуется в официальном журнале и в Интернете на всех 23 официальных языках государств-членов ЕС.

— Последний вопрос господину Скурису. В России в конце прошлого года СМИ писали, что вы рассматриваетесь в качестве кандидата на должность премьер-министра Греции. Как вы относитесь к такой перспективе?

— Я ничего не могу об этом сказать. Поскольку я являюсь председателем суда ЕС. Я очень доволен тем, чем сейчас занимаюсь. Я считаю, что в Греции есть люди, которые могут справиться с этой задачей достойно и, может быть, лучше меня.

Сергей ФЕКЛЮНИН

Благодарим за помощь в проведении интервью Святослава Щеголева,
специалиста Управления международного права и сотрудничества ВАС РФ


Распечатать страницу