Военная кафедра: спектр задач

29.05.14

Военная кафедра: спектр задач

Источник: «Красная звезда»
Военная кафедра: спектр задач

Этот наш рассказ — о буднях военной кафедры при Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России, которой в 2014 году исполняется 70 лет. Вместе с ее начальником — полковником Иваном Ильичом Марущаком мы заглянем и в кафедральное будущее, когда студенты начнут проходить службу по призыву на кафедре, постигая таким образом солдатскую или сержантскую специальность.

Преподающее звено

Большинство преподавателей военной кафедры при Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России — специалисты с большим опытом практической работы. Кто-то служил в миротворческих миссиях, кто-то участвовал в Женевских переговорах, кто-то неоднократно сопровождал военно-техническое сотрудничество в качестве военного переводчика.

К примеру, полковник Иван Марущак, окончив в 1990 году факультет восточных языков Военного института, с 1990 по 1992 год принимал участие в военно-техническом сотрудничестве в качестве военного переводчика арабского языка в Ливии. С 1995 по 2001 год он участвовал в миротворческих операциях ООН (UNPROFOR в Боснии и Герцеговине и Хорватии, UNPREDEP в Македонии, UNIKOM в Ираке и Кувейте) и ОБСЕ (KVM в Косово, Федеративная Республика Югославия). Иван Ильич занимал должности офицера оперативного отдела штаба миссии, начальника оперативного отдела миссии, начальника штаба сектора. Его профессионализм оценен по достоинству: он имеет награды Российской Федерации, ООН и зарубежных стран.

Заместитель начальника кафедры — начальник учебной части подполковник Александр Стариков был в командировках в нескольких арабских странах.

Заместитель начальника кафедры полковник запаса Сергей Лебедев принимал участие в обеспечении мероприятий военно-технического сотрудничества в качестве переводчика в странах Латинской Америки и в Испании.

Все преподаватели военного перевода знают как минимум два иностранных языка.

— Может, кому-то такое требование покажется завышенным, ведь надо быть специалистом в одном языке, а два поддерживать на высоком уровне сложно, — говорит полковник Марущак. — Но у нас на кафедре два рабочих языка для преподавателя — обязательное условие приема на работу.

Солидный служебный опыт и у преподавателей общевоенной и тактико-специальной подготовки. Например, заслуженный работник высшей школы РФ, профессор, доктор военных наук полковник в отставке Валерий Александров.

Цикл общевоенной и тактико-специальной подготовки укомплектован офицерами запаса, которые в свое время окончили командные училища (Московское, Ташкентское, Бакинское) и немало послужили в войсках.

Учебный процесс

С 2009 года ежегодный набор на военную кафедру составлял около 300 человек. Затем он был сокращен до 230 человек, а в 2013-м восстановлен. Всего на сегодняшний день на военной кафедре при МГИМО(У) учится порядка 740 человек. Большинство из них по специальности военного перевода.

— Сейчас набрать студентов планируется больше, чем подразумевает штатное расписание и учебно-материальная база, — говорит начальник кафедры. — Но мы справляемся, потому что и университет помогает.

Образовательная программа на военной кафедре при МГИМО(У) осуществляется под эгидой Министерства обороны, и военное ведомство, естественно, предъявляет к ней свои требования.

Военная подготовка на кафедре построена так: первый год в рамках военного дня студенты получают общевоенную и тактико-специальную подготовку. Они занимаются общественно-государственной подготовкой, строевой (в вузе есть закрепленный за кафедрой плац), огневой, штудируют общевоинские уставы. Усвоив базовую солдатскую грамоту, студенты приступают к тактико-специальной подготовке — изучают образцы военной техники и вооружения (наши и зарубежные), организационно-штатную структуру подразделений, частей и соединений.

Второй и третий годы обучения на кафедре студенты грызут гранит военного перевода, проходя общий и специальный курсы.

— МГИМО входит в Книгу рекордов Гиннесса по количеству изучаемых языков — их здесь 53, — говорит полковник Марущак. — Мы на кафедре силами наших преподавателей проводим обучение по 18 иностранным языкам, обладаем потенциалом к расширению до 21. На военной кафедре есть романо-германский цикл (немецкий, французский, итальянский, испанский, португальский), цикл восточных языков (арабский, китайский, японский, турецкий и персидский). Недавно ввели курс нидерландского и литовского военного перевода, чуть раньше — польского и чешского. Представлены и скандинавские языки. Этот наш потенциал используется в Министерстве обороны. Мы направляем студентов на стажировку в качестве переводчиков-стажеров, у нас налажено взаимодействие с соответствующим управлением Главного управления кадров. Например, студент 4-го курса факультета международных отношений МГИМО Михаил Лабзин сравнительно недавно переводил встречу с делегацией Чехии по взаимному содержанию воинских захоронений. В результате мы получили отчет о работе этого студента, где его охарактеризовали с наилучшей стороны. И ректор по итогам стажировки издал приказ о поощрении студента Лабзина.

Всего на кафедре пять циклов обучения, в том числе три языковых. Большая часть студентов обучается на цикле английского языка. Дело в том, что в МГИМО(У) каждого студента обучают двум иностранным языкам, один из которых для обучаемого считается основным. Поэтому основному языку и учат на военной кафедре, чтобы военный перевод преподавать уже на базе устойчивых знаний. Однако в тех случаях, когда основного для студента языка на военной кафедре нет, обучаемого готовят в качестве военного переводчика со знанием английского.

Принято считать, что сфера образования — среда консервативная. С другой стороны, именно преподаватели должны прививать студентам любовь к познанию нового, неизведанного. И они это делают. Прежде всего личным примером, участием в военно-научной работе, которая на кафедре весьма интенсивна.
Например, электронный учебник по военному переводу написал (самостоятельно выполнив работу, в том числе программиста) заместитель начальника кафедры подполковник Стариков. Учебник содержит курс военного перевода шести языков. На серверном пространстве МГИМО(У) под него выделено специальное место.
Также близится к завершению и уже используется отдельными модулями электронный учебник по тактике.
— Определено, что учебной литературой военную кафедру должно обеспечивать Министерство обороны, — говорит полковник Марущак. — Однако в Минобороны не всегда имеются в наличии современные учебники по всем языкам военного перевода. Например, по турецкому военному переводу последний был издан в середине прошлого века. А мы на кафедре только что, в 2013 году, создали двухтомный учебник по турецкому военному переводу в исполнении нового преподавателя турецкого языка.

Сейчас авторский коллектив, включающий начальника кафедры и его заместителя, завершает двухлетнюю работу над книгой по воинским званиям арабских стран. Естественно, у каждого из 22 арабских государств свои воинские звания и знаки различия. В учебнике они будут представлены в сопоставлении со званиями в наших Вооруженных Силах и американской армии.

Мотивация и конкурсный отбор

Система отбора на военную кафедру при МГИМО(У) выстроена следующим образом. В апреле—мае на первом курсе студенты, желающие обучаться на военной кафедре, подают соответствующие заявления. На кафедре им вручают направления в военные комиссариаты по месту жительства, где они проходят медкомиссию и профессионально-психологический отбор. Кандидаты собирают необходимые документы в университете: рекомендации деканата, оценочный рейтинг, в том числе оценки за сдачу нормативов на кафедре физподготовки. Нормативы в данном случае такие же, как и для поступающих в военные вузы. Кафедра физподготовки с начала учебы на первом курсе ориентирует студентов: если они не будут регулярно тренироваться, то не сдадут нормативы, что, кстати, каждый год и происходит — большинство не поступивших на военную кафедру не сдали именно физподготовку.

Результаты медкомиссии, профотбора и сдачи нормативов по физической подготовке заносятся в итоговые протоколы на военной кафедре. После этого соответствующий орган военного управления, ответственный за организацию подготовки на военной кафедре (в МГИМО(У) это Главное управление кадров Минобороны РФ), назначает комиссию и ее председателя. В эту комиссию от МГИМО(У) входят начальник военной кафедры, один из проректоров, заведующий кафедрой физической подготовки либо его заместитель. Комиссия в университете рассматривает документы, оформленные в виде личных дел, и принимает решение по каждому кандидату. Кого она допустит к учебе, тот с 1 сентября приступает к обучению на военной кафедре.
Не секрет, что до недавних пор одним из мотивов поступления на военную кафедру в вуз была возможность «урегулировать отношения с Минобороны».

— Во-первых, мне не совсем понятно, почему при реформе военных кафедр из Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» была изъята категория «офицер по призыву», — замечает по этому поводу полковник Марущак. — Ведь раньше офицерами могли стать либо по желанию при окончании военного вуза, либо по призыву. И эта система блестяще, по-моему, функционировала до 2009 года. Потому что именно тогда, когда человек выпускается с кафедры, у Министерства обороны и есть понимание, специалистов в каких областях нужно в данный момент призывать. Насколько известно, на технических кафедрах призывалось до 60 процентов выпускников из числа юношей. Несколько десятков ежегодно шли служить и по окончании нашей кафедры. На военных кафедрах учились только те, кто понимал, что их могут призвать, и внутренне были готовы отдать долг Родине.

С тех пор, как эта система была упразднена, стало гораздо сложнее понять, учится ли студент на военной кафедре для того только, чтобы избежать призыва рядовым, либо стремится получить дополнительные знания и хочет испытать себя на офицерском поприще.

А вот у девушек, которых ВУС переводчика позволяет принимать на военную кафедру, мотивов уклониться от призыва не может быть по определению. Так что для них военная кафедра — способ не избежать военной службы, а наоборот, поступить на нее в будущем.

Студентку факультета международных отношений Татьяну Миронову три года назад вопрос «быть или не быть на военной кафедре?» не заставил терзаться сомнениями. Отец у нее служил в «горячей точке», и со школьной скамьи Таню интересовала военная тематика, история войн. И вот уже третий год она учится на военной кафедре, не только познает тонкости военного перевода, но и получает массу знаний о нашей армии и армиях зарубежных стран.

Студенты МГИМО(У) обязаны пройти практику в каком-либо из государственных органов. Татьяна выбрала Министерство обороны, хотя большинство ее сокурсников выбирали МИД или Минэкономразвития. Она практиковалась в паспортно-визовом отделе Главного управления кадров и считает приобретенный опыт очень полезным для себя, увидев изнутри работу одного из главных управлений Минобороны в части, ее коснувшейся. Таня скромно полагает, что «какую-то пользу принесла». Она не ошибается — не зря же после ее практики из Главного управления кадров Минобороны в МГИМО(У) было направлено благодарственное письмо! Тане очень понравились люди, ее наставники в ГУК.

— Мы очень были дружны, несмотря на то что я к армии не имею прямого отношения, нигде не служила и у меня пока нет никакого звания, — с теплотой вспоминает она. — Мне было очень приятно работать там этот месяц, взаимопонимание было полным.

Конкретных вариантов своего профессионального будущего у Татьяны пока нет. Она понимает, что ситуация меняется, что одни возможности появляются взамен других.
— Но все, что можно сделать для того, чтобы в будущем работать в системе обороны, я сделала и делаю, — говорит Татьяна.

Кстати сказать, во время обучения на кафедре для представительниц прекрасной половины человечества особых условий не создают и поблажек не делают. Если раньше девушки проходили сборы при кафедре, то сейчас различий по полу в этом отношении нет — все направляются на учебные сборы и стажировки. Девушек ведь никто не заставлял, они сами изъявили желание. К тому же военная служба не для кисейных барышень. Она требует других качеств.

Именно благодаря формированию этих качеств, и прежде всего высокой самодисциплины, ответственности за порученное дело, силы воли, у выпускников военной кафедры при МГИМО(У) есть преимущества перед теми, кто эту кафедру не оканчивал. Военная кафедра существенно дисциплинирует студентов. Если у первокурсников — и прически, и футболки, и т.д. и т.п., то после поступления они сначала меняются внешне (коротко подстрижены, аккуратно одеты). А затем, привыкая вести себя уже по-другому, преображаются внутренне.

Форма на кафедре для обучаемых установлена дипломатическая: костюм, галстук. А на сборах в лагерях они носят выданную полевую форму одежды. До последнего года со складов выдавали сапоги — из старых запасов. Когда они израсходуются, начнут выдавать берцы.

Военная кафедра — это обучение три года, жесткая дисциплина и возможность отчисления за ее нарушение, это полевой лагерь, что для изнеженных созданий может быть не очень приятным. И вполне объяснимо, что Министерство иностранных дел при конкурсном отборе к себе на работу учитывает, прошел ли кандидат подготовку на военной кафедре и стал ли офицером запаса.

В этом году на традиционное ознакомительное собрание с первокурсниками, которое проводит военная кафедра, пришли примерно 180 человек. Девушек — около 40.

— Люди хотят получить дополнительные знания, они понимают, что у них появится еще одно конкурентное преимущество, еще один шаг к госслужбе, — говорит начальник кафедры. — В последние годы студентов, которые интересуются, как поступить на госслужбу, в том числе в армию, становится все больше.
Вполне возможно, что военную службу изберет для себя и студент 4-го курса факультета прикладной экономики и коммерции МГИМО(У) Аркадий Таболов.

— Я много думал об этом, особенно последний год. И в силу того, что мне довелось побывать в Министерстве обороны на встрече с Сергеем Кужугетовичем Шойгу. Скажу честно: обстановка мне там очень понравилось. А вообще я поступил на военную кафедру потому, что считаю: служба в Вооруженных Силах — один из важнейших этапов в жизни любого мужчины. Каждый должен отдать долг своей Родине.

Дед и отец Аркадия также в свое время обучались на военной кафедре. Отец Артур Батразович был призван, служил в Ленинградском военном округе в ракетных войсках, дослужился до капитана, а когда ушел в запас, ему присвоили звание майор.

— Отец тоже рекомендовал мне пройти обучение на военной кафедре, сказав, что это не только получение очень полезных знаний, но и определенная школа жизни. Из личного опыта могу сказать, что я здесь не только приобрел знания, но и развил в себе некоторые личные качества. Прежде всего дисциплинированность благодаря занятиям в первый год обучения, например строевой подготовкой. У нас был очень строгий преподаватель, который в свое время командовал ракетным дивизионом. Он много интересного рассказывал об армии и сформировал интерес к военным дисциплинам. И я для себя не исключаю добровольного поступления на военную службу в дальнейшем.

Блестящей идее — достойное исполнение

Как известно, уже в этом году должна начаться подготовка на военных кафедрах сержантов и рядовых запаса, которые таким образом пройдут службу по призыву. У начальника военной кафедры при МГИМО(У) заведена специальная папка с документами и материалами, касающимися этой проблематики (письмами, телефонограммами, указаниями и «дорожной картой», которая была принята на заседании Коллегии Минобороны 21 января с.г.). В эту тему полковник Марущак погрузился основательно.

— В последние годы получается так, что из 560 тысяч представителей самой продвинутой части молодежи, которая оканчивает высшие учебные заведения и по закону обязана служить в армии, призываются 60 тысяч, несколько тысяч становятся офицерами запаса после окончания военных кафедр, а полмиллиона ежегодно «растворяется», — приводит известные данные Иван Ильич. — Кто-то из них, может быть, от службы и не уклоняется, но таких меньшинство. Это означает, что у нас в стране за последние 10 лет появилось уже 5 миллионов мужчин, которые начали свою сознательную жизнь с попыток обмана государства, с того, чтобы сделать все, чтобы в армии не служить. То есть закладывается антипатриотическая, антиармейская и антигосударственная мина замедленного действия, которая сработает через пять-десять лет, когда эти люди достигнут 40-летия и будут составлять основную массу управленцев в стране (как в бизнесе, так и в госструктурах). Все они будут помнить, как сделали свой первый шаг после вуза — уклонились от армии. И поэтому инициатива руководства Минобороны, направленная на то, чтобы это предотвратить, самая что ни на есть актуальная. Министерству обороны есть что предложить студентам взамен.

Во-вторых, мы прекрасно понимаем: когда контрактник служит 15 лет на какой-то высокотехнологичной должности, мобилизационного ресурса на эту должность нет. Ведь если бы эту должность занимали солдаты по призыву, то, выслужив по году, они составили бы мобилизационный резерв в количестве 15 человек!
То есть предложенная идея — это решение государственной проблемы создания мобресурса.

— Эта идея настолько великолепна, что ни в коем случае нельзя допустить ошибок при попытке реализовать ее на скорую руку, принеся продуманность и взвешенность в жертву скорейшему выполнению поставленной задачи, — убежден полковник Марущак.

По его мнению, к примеру, когда почему-то говорят, что на военных кафедрах московских вузов нужно готовить студентов из соседних высших учебных заведений, то не учитывают, что практически у каждого вуза в Москве по пять-шесть территорий в разных районах столицы и студенты, проходящие военную подготовку методом военного дня, могут совершенно спокойно посещать занятия в любом конце города. И не по географическому принципу нужно определять, где кого учить на военной кафедре, а с учетом профессиональной направленности военно-учетных специальностей. Если физики и переводчики учатся через дорогу друг от друга, то это вовсе не значит, что они должны вместе заниматься на одной военной кафедре.

— В Москве несколько институтов, где преподается иностранный язык, — напоминает Иван Ильич. — Студентов этих вузов и было бы целесообразно готовить на нашей кафедре.

Также надо учесть, что при реализации идеи прохождения службы по призыву студентами на кафедре численность обучаемых сильно возрастет.

— Сейчас на военной кафедре при МГИМО пять преподавательских вакансий, и пока нет возможности найти кандидатов для их замещения, — делится наболевшим Иван Ильич. — Если добавят еще десять должностей, у меня будет 15 вакансий, потому что в любом случае кого попало на кафедру брать нельзя. А найти специалиста очень непросто. Несмотря на постоянный рост доходов профессорско-преподавательского состава, обеспечиваемый как за счет увеличения бюджетного финансирования, так и привлечением вузом внебюджетных средств, оклады преподавателей все еще требуют увеличения для привлечения специалистов из числа офицеров с приостановленным сроком службы или офицеров запаса с опытом службы и знанием двух иностранных языков.
В 2008–2009 годах было расформировано около 200 военных кафедр. Теперь на оставшиеся 70 возложат подготовку солдат и сержантов запаса — и им придется работать сверх положенной загрузки.

Но преподавательский состав — гражданские люди, они руководствуются Трудовым кодексом, который регламентирует для них четкую продолжительность рабочего дня, 56 суток летнего отпуска, обязательное предоставление рабочего времени на подготовку к занятиям. Военнослужащих на кафедре только два — начальник и его заместитель. Они, конечно, могут дневать и ночевать на службе, но их двоих на проведение всех занятий не хватит. 1.542 часа — такой должна быть годовая нагрузка на преподавателя в МГИМО, работающего на ставку при шестидневной рабочей неделе. Из них проведение занятий в аудиториях — не более 900 часов. Причем чем выше уровень преподавателя, тем больше времени он обязан тратить на научную деятельность и меньше — на непосредственно преподавательскую.

Сейчас на военной кафедре при МГИМО нагрузка на преподавателей достигла почасового максимума. Если добавят еще сотню обучаемых, она резко увеличится. И у преподавателей может появиться сомнение в целесообразности оставаться на военной кафедре и обучать военному переводу. Потому что достаточно сделать шаг — и преподаватель оказывается на одной из языковых кафедр МГИМО(У) со строго нормированным рабочим днем без выезда в лагерь на ежегодные сборы, с обычной нагрузкой и с таким же окладом. Он — человек штатский, и Родине в свое время воинский долг отдал полностью.

— Понятно, что мы стараемся вовлекать наших преподавателей в университетский процесс, привлекаем их к каким-то дополнительным коммерческим программам — они же у нас гражданские, им это разрешено, — продолжает полковник Марущак. — Но сразу всех не пристроишь. В связи с этим нагрузка на преподавательский состав существенно увеличится, сложности будут. Хотя, я думаю, они решаемы. Потому что сержантские программы имеют уклон в общевоенную и тактико-специальную подготовку. Найти специалистов, которые будут преподавать уставы, огневую и строевую подготовку, можно, в том числе и в связи с большим сокращением численности Вооруженных Сил. Так что с кадровой проблемой мы, я думаю, справимся.

Сложнее с помещениями. Если к поступающим на военную кафедру при МГИМО(У) 300 студентам добавится, скажем, 100 человек для обучения по сержантским ВУС, нужно еще как минимум три класса. К тому же обучение в МГИМО(У) проходит в основном языковыми группами по 7–8 человек, а не академическими. На военной кафедре военный перевод студенты постигают в группах по 5–7 человек. С учетом этого большинство аудиторий в вузе — небольшие, в них нельзя проводить занятие с 25–30 обучаемыми.

Могут ли военной кафедре передать несколько аудиторий других факультетов? Вопрос сложный, потому что они, во-первых, также в основном языковые и, во-вторых, не пустуют, задействованы в учебном процессе.
— Может быть, аудитории будут выделять другие вузы, студентов которых начнут готовить по сержантским и солдатским специальностям на нашей кафедре, то есть наши преподаватели будут туда приезжать на занятия, — предполагает Иван Ильич. — Тогда эти аудитории должны быть оборудованы силами тех вузов, поскольку мы-то не можем полученное кафедрой военно-техническое имущество направить в другой вуз. Кто там будет за него отвечать, его охранять и т.д.?

Для организации подготовки студентов по солдатским и сержантским ВУС потребуются достаточно серьезные вложения со стороны государства, для того чтобы резко нарастить учебно-материальную базу вузов, в которых это осуществляется. Правда, первая фаза реализации этой идеи пойдет с учетом того, что на всех военных кафедрах недавно было сокращение числа обучающихся. Есть кафедры, где два-три года назад набор вообще не проводился или был снижен в два-три раза. И конечно, там, где прежде набирали по 300 человек, а стали набирать 100, можно набирать 200 будущих сержантов и использовать для их подготовки имеющиеся классы.

— Конечно, если поставлена задача — приступить к подготовке студентов по солдатским и сержантским специальностям в определенный срок, она будет начата именно с указанной даты. Со временем все будет урегулировано, станет более логичным. Хотя хочется, чтобы все детали нововведения были проработаны заранее и актуальная идея не дискредитировалась негожей реализацией, — повторяет Иван Ильич.

— Поймите правильно: я ни в коем случае не считаю для себя возможным давать советы офицерам ГОМУ. В Главном организационно-мобилизационном управлении служат профессионалы с большим опытом работы. Мне просто очень хотелось бы, чтобы все было по уму и ничего потом не пришлось переделывать.

— Необходимо полностью изменить всю систему высшего образования, хотя бы в плане выделения времени, — полагает полковник Марущак. — Потому что максимум из того, что сейчас можно сделать, это в дополнение к будущим офицерам набрать будущих сержантов и обучать их так же, только меньше. На сборы отправлять туда же и тогда же, только звание по итогам присваивать другое — сержантское.

— Я полагаю, что эксперимент надо начать так: сейчас из первокурсников набирать только будущих офицеров, — предлагает полковник Марущак. — Через год, в конце второго курса, из числа тех, кто не поступил в конце первого на военную кафедру для подготовки на офицера запаса, принимать на военную кафедру для подготовки на сержанта. У них и стимул будет выше: они один раз уже «пролетели», могут серьезно поработать над собой, например, дополнительно позаниматься физподготовкой, тем более что в вузе для этого есть все условия. Поступающие на сержанта будут учиться с третьего курса два года. А кто не поступил и на сержанта, того принимать на военную кафедру еще через год — на третьем курсе — для подготовки по программам рядовых запаса. Будущие рядовые резерва отучатся на военной кафедре половину третьего и весь четвертый курс. И тогда все они выйдут на сборы вместе, не надо будет менять порядок обучения по основным образовательным программам. Студенты, независимо от программы военного обучения, закончат учебу в вузе в одно время, уедут в лагерь, пройдут сборы, сдадут госэкзамен и получат воинские звания.

Или можно набрать всех сразу, но с разных курсов: на офицеров — первокурсников, на сержантов — второкурсников, которые не учатся сейчас на военной кафедре, а на рядовых — третьекурсников. Главное — не набирать первокурсников на все три программы. Надо разнести это по годам, и в Министерстве обороны не придется ломать голову, что в связи с этим делать в вузах. Да ничего особенного! Изменится только то, что сейчас студенты уезжают на сборы на месяц, а будут уезжать на три.

От идеи подготовки сержантов и солдат на военной кафедре все окажутся в выигрыше: и студенты, и страна в целом. Главное, изначально не пойти по пути ошибок, не ставить вузам невыполнимых задач, не мешать студентам осваивать основные образовательные программы и не вызвать подспудного отторжения в студенческой и вузовской среде. Например, как справедливо заметил на одной из встреч с министром обороны генералом армии Сергеем Шойгу ректор МГИМО(У) Анатолий Торкунов, необходимо законодательно перенести сроки поступления в магистратуру на осень, чтобы предоставить всем студентам равные условия для поступления, в том числе и после прохождения учебных сборов.

Все-таки лучше семь раз отмерить. Не обязательно стараться сделать все за год — можно потратить на это три или даже пять лет, но исполнить безукоризненно.

Скачать статью

Александр ТИХОНОВ


Распечатать страницу