«Сегодня существует прочная основа для взаимодействия с исламским миром» — В.В. Попов

23.09.08

«Сегодня существует прочная основа для взаимодействия с исламским миром» — В.В. Попов

Источник: Muslim.ru

23 сентября председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин от имени 20-миллионой уммы России вручил послу по особым поручениям МИД РФ, директору центра партнерства цивилизаций МГИМО МИД РФ Вениамину Викторовичу Попову высшую награду российских мусульман – орден «Аль-Фахр».

Предлагаем вашему вниманию интервью, которое В. В. Попов дал по окончании церемонии награждения радио «Россия»:

- Вениамин Викторович, поздравляю Вас с этой наградой. По-моему, такой орден впервые вручается российскому дипломату. Как сказал шейх Равиль Гайнутдин, этой наградой отмечается Ваша деятельность, направленная  развитие дружеских связей, сотрудничества нашей многонациональной многорелигиозной страны с арабским и исламским миром,  а также Ваша  последовательная работа по включению  России в ОИК. С памятной речи Владимира Путина в Куала-Лумпуре прошло пять лет, и кому, как ни Вам, подвести итоги этого пятилетия.

- За это время произошли, действительно, очень большие сдвиги. Это связано с тем, что Россия не только стала наблюдателем в ОИК. Наш бывший Президент  В.В.Путин посетил более 15-ти исламских стран. В том числе и Саудовскую Аравию Впервые российский Президент был на родине ислама, хотя история наших отношений начинается в 20-е годы прошлого века. Связи  России с исламским миром за эти пять лет получили очень заметное развитие. Прежде всего, в экономической области. Состоялись крупные  сделки, например, с Алжиром. Мы запустили  7 саудовских спутников. Сейчас мы запускаем спутник  иранский. Очень крупными шагами идет наше сотрудничество с Турцией. Даже с далеким Марокко налаживаются связи, российские бизнесмены начинают вкладывать деньги  в развитие в том числе, туристической индустрии. Я не говорю уже о Малайзии, с которой широко налажено военно-техническое сотрудничество. Это одна сторона.  Вторая сторона  - развитие связей собственно с ОИК. В 2006-м году  Генеральный секретарь ОИК д-р Экмелетдин Исханоглу  посетил Россию, был принят Президентом страны, Патриархом Московским и Всея Руси, председателем  Совета муфтиев России, мэром Москвы. Он провел переговоры с министром иностранных дел России и т.д. Это был успешный визит, Генеральному секретарю был оказан подчеркнуто теплый прием. Недавно назначен постоянный представитель РФ при ОИК: это Камиль Исхаков, мусульман, - наш человек в Джидде, он будет осуществлять все связи. Это важнейшие шаги. Кроме того, многое  делается внутри страны. Впервые в истории российского государства создан фонд при государственной поддержке для помощи мусульманам. Мы создали центр арабских и исламских исследований. Это исторического рода шаги, которые только набирают силу.  В конце октября в Джидде пройдет четвертое заседание группы стратегического видения «Россия-исламский мир». Мы будем обсуждать ,прежде всего, вопросы межрелигиозного сотрудничества. Примеров много. Мы с вами говорим в резиденции СМР у Московской Соборной мечети. Ее вид совершенно меняется.  Возводятся минареты. Мечеть будет вмещать 5 тысяч человек. Это меняет облик Москвы. 17 октября в Грозном большая мечеть открывается.  Это зримые факты. Сразу все сделать нельзя, но многое уже сделано. И эти шаги благотворно влияют и на положение мусульман внутри России. Не случайно во время конфликта на Кавказе слова искренней поддержки прозвучали в первую очередь  из мусульманских стран.

- Да, с пониманием к позиции и действиям России отнеслись КСА, Сирия, Иордания, Ливия. А другие исламские страны – чем объяснить их сдержанное отношение к конфликту, ведь и в Южной Осетии, и в Абхазии есть мусульманские общины?

- Конечно, давление Запада оказывается. Некоторые не очень хорошо представляют суть этого конфликта. Может быть, недорабатывали и мы сами, разъясняя нашу позицию. Вы правильно отметили, что мусульмане есть и в Южной Осетии, и в Абхазии. Турция заняла очень благожелательную позицию в отношении наших действий, потому что в Турции проживает около 5 миллионов выходцев с Кавказа.  Это серьезно, много абхазов и осетин. Большая делегация СМР посетила Осетию после агрессии, сейчас ее члены выпустили книгу об этом. Председатель СМР Равиль Гайнутдин  оказывает солидную помощь мусульманам Осетии и Абхазии. В принципе я думаю, что объективно сейчас существует еще большая основа для  взаимодействия России и исламского мира. Доминирование одной державы никому не в радость. Поэтому естественна большая координация действий. Это процесс неизбежный.

- Одно из достижений последних лет, к которому Вы непосредственно причастны,- создание группы стратегического видения  «Россия-Исламский мир». На четвертом заседании, которое пройдет в Джидде, будет обсуждаться известная инициатива Короля Абделлы о налаживании межконфессионального диалога?

- Да, оно практически и будет посвящено межконфессиональному диалогу. В конце 90-х годов на Западе была выдвинута идея столкновения, конфликта цивилизаций. Потом был ответ исламского мира, точнее, Ирана, - диалог цивилизаций. К сожалению, тут была большая оппозиция. В 2004 году испанцы после крупного теракта в Мадриде выступили с идеей Альянса цивилизаций. Это все идеи, которые находят как своих противников, так и очень много сторонников. У Альянса цивилизаций, к сожалению, оказалось очень много противников по ту сторону океана. Практически эта идея, хотя она и числится в повестке дня ООН и есть специальный представитель по Альянсу цивилизаций,  идет очень неровно и тормозится.  Идея Короля Абделлы, отмечу, исходит с родины ислама, из страны, которая известна тем, что не пускает к себе представителей других религий. Но Король – мудрый человек. Он встретился с Папой Римским в Ватикане. Он выдвинул новую концепцию межрелигиозного диалога, которая должна и подвести базу под то, чтобы было мирное взаимодействие различных  религий и цивилизаций. Примерно в этот же период министр иностранных дел  России на  62-ой Генеральной Ассамблее ООН выдвинул идею создания Консультативного совета по межрелигиозным делам именно на площадке ООН. Так что мы – союзники в этом вопросе. Поэтому мы будем обсуждать, как это лучше реализовать. Есть идеи, но их надо перевести в практическую плоскость. В дальнейшем мы хотим идти к идее партнерства цивилизаций.  Сейчас на международной арене происходят колоссальные сдвиги. 500 лет все определялось Западом, западной цивилизацией. Это прошло. На арену активно выходят другие игроки. Уже два года тому назад ВВП развивающих стран превысил ВВП  индустриальных государств. Это важнейшее достижение. Сейчас мир переживает финансовый кризис. Он происходит не потому, что администрация Буша что-то не дорабатывает. Это объективный процесс ослабления влияния Запада в целом. Выходят на сцену мировой истории другие цивилизации – индийская, китайская, латиноамериканская. Смотрите, какая активность в Латинской Америке. Завтра о себе заявит в полный голос Африка. А сейчас быстро консолидируется ислам. Тут много есть и негативного. Есть политический ислам. Есть ислам, который легально борется, создает партии, движения, а другой – уходит в подполье и считает, что только насильственным путем можно справиться  с Западом и своими собственными правителями. Это  создает соответствующую атмосферу вокруг ислама, иногда со знаком минус. Но ислам - набирает силу и консолидируется. Он проповедует умеренные взгляды. В мире действует вторая по численности после ООН организация – Исламская конференция.  Исламская солидарность набирает силу. К этому необходимо добавить такой фактор, как запасы нефти. Две трети ее мировых запасов  сосредоточены в исламском мире, в Персидском заливе. У них огромные финансовые средства. В этом году страны Залива – шесть стран плюс Ирак и Иран – получат более триллиона долларов! Вдумайтесь в эту цифру. Наконец демографический фактор. Сейчас мусульман полтора миллиарда. И американцы признают, что через 15 лет ислам станет первой религией. Поэтому фактически  в мире создаются новые полюса. Ислам тоже полюс. Если два полюса – Россия и исламский мир – будут сотрудничать, то мир от этого только выиграет и будет стабильней.

- И в заключение – как Вы восприняли награду Совета муфтиев России?

- У меня есть и российские, и иностранные ордена. Мне приятно, потому что вместе с муфтиятом мы работаем давно. Тут - мои друзья. Поэтому такая  оценка моего скромного вклада исключительно приятна.  

Беседовала Ольга СЕМИНА


Распечатать страницу