Голуби МИДа

09.02.09

Голуби МИДа

Источник: «Коммерсантъ Деньги»

Карьерный дипломат до высшего ранга
чрезвычайного и полномочного посла
проходит 11 ступеней
Фото: Андрей Махонин / Коммерсантъ

Профессия дипломата, элитная в СССР и низкооплачиваемая в новой России, стремительно возвращает себе престиж. Выпускники факультетов международных отношений, которым непросто было устроиться в коммерческие компании из-за отсутствия специальных знаний, уже туда и не стремятся. Зарплаты в МИДе серьезно повысились, и о сокращениях дипкорпуса пока не слышно.

Джентльменский отбор

Российского дипломата, как показало проведенное фондом "Общественное мнение" исследование, большинство наших граждан представляет в образе Джеймса Бонда: мужчина лет сорока, солидный, культурный, в костюме, дорогих туфлях и, конечно, с чемоданчиком "дипломат" в руках.

В советские времена об элитарности прослойки, занимавшейся международными отношениями, можно было судить даже по стишкам: "Простой советский дипломат, две тыщи сто рублей оклад". Помимо зарплат и льгот на родине дипслужба позволяла выезжать за границу — едва ли не высшая привилегия в условиях железного занавеса. Дипломаты, безусловно, и в последующие годы остались интеллектуальной элитой, однако о доходности профессии долгое время говорить не приходилось. Менеджеры даже среднего звена в частном секторе стали получать больше тех, кто делал карьеру на госслужбе. И поездками за рубеж никого не удивишь.

Рядовой сотрудник МИДа в России зарабатывает около 25 тыс. руб.— предложение не самое интересное даже по кризисным временам. Зато за рубежом оклад простых дипломатов — в районе $3 тыс., да еще при казенных квартире и машине, что выглядит особенно привлекательно на фоне свертывания занятости в коммерческом секторе. Высокий статус дипломата тоже никто не отменял, хотя джеймс-бондовской романтикой чаще всего не пахнет.

Конец монополии

Еще Александр Грибоедов отмечал, что задача дипломата — сделать все, чтобы помирить правительство страны пребывания с правительством своей страны, потому что поссориться они могут и без дипломатической службы. Миссия ответственная, требует таланта и глубоких знаний истории, философии, социологии, экономики, международных отношений, владения как минимум двумя иностранными языками. Поэтому образование для дипломата — определяющий фактор успеха.

До недавнего времени в незначительном количестве кадры для МИДа поставляли Институт иностранных языков и Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, а фактическим монополистом был Московский государственный институт международных отношений (МГИМО (У) МИД России). В советское время поступить в МГИМО с улицы было практически невозможно.

Сейчас, по данным Begin Media, обучение по специальности "международные отношения" ведется более чем в 50 вузах России. Наиболее известны помимо упомянутых выше Российский университет дружбы народов (РУДН), Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ), Московский государственный лингвистический университет. А недавно специальность "международные отношения" появилась даже в Московском инженерно-физическом институте, Международном независимом эколого-политологическом университете и Международной академии маркетинга и менеджмента (МАМАРМЕН).

В самом же МГИМО базовый факультет международных отношений не самый популярный среди абитуриентов: наследие постсоветской поры. "В прошлом году средний конкурс на различные факультеты на бюджетной основе составил 5,9 человека на место, а на факультет международных отношений — 4,6 человека",— рассказывает чрезвычайный и полномочный посол, доктор исторических наук, заведующий кафедрой дипломатии МГИМО Игорь Мелихов. Помимо дипломатов МГИМО готовит экономистов-международников, юристов, журналистов, политологов, специалистов в области международного бизнеса и делового администрирования, энергетической политики, внешнеэкономических связей.

Впрочем, почти пять человек на место студента факультета МО тоже немало, особенно если учесть, что в конкурсе на 145 мест принимали участие 214 медалистов.

Студентка третьего курса МГИМО Ксения Шувалова поступила на факультет международных отношений в 15 лет. После 9-го класса Ксения решила, что хочет учиться только в МГИМО, ушла в экстернат и двухлетнюю программу освоила за год. "В дипломатии распространена преемственность поколений,— делится Ксения.— Со мной на курсе учится немало людей, у которых дипломаты — мамы, папы, дедушки, бабушки. В моей семье я первооткрыватель профессии". Чтобы поступить, Ксения дополнительно занималась с репетиторами по трем предметам: абитуриенты факультета международных отношений МГИМО сдают историю, иностранный язык и русский язык в форме ЕГЭ. "Абсолютное большинство сегодняшних студентов занимались с репетиторами или же ходили на подготовительные курсы",— отмечает студентка.

Ксения, как и большинство ее однокурсников, собирается начать карьеру в МИДе. "В бизнес-структурах популярностью пользуются наши студенты с экономического и юридического факультетов",— рассуждает студентка.

В советское время в МГИМО готовили в первую очередь идеологических работников, которые должны были за рубежом демонстрировать преимущества социалистического строя. Идеологической была четверть преподававшихся дисциплин — история КПСС, научный коммунизм, марксистско-ленинская этика и т. д. Теперь вместо них изучаются прикладные дисциплины. "Такие как основы и практика дипломатической и консульской службы, современные институты дипломатии, мастерство переговоров, госпротокол и дипломатическая этика",— перечисляет Игорь Мелихов. Практические курсы сопровождаются тренингами, ситуационными семинарами, ролевыми играми — дипломат должен себя чувствовать уверенно в самой напряженной обстановке. Практику в МИДе многие проходят еще студентами в роли помощников секретарей-референтов и атташе.

Существует еще специальное учебное заведение, готовящее будущих дипломатов,— Дипломатическая академия. Но она только для тех, кто уже имеет высшее образование. Здесь по специальности "международные отношения" за три года получают второе высшее.

Карьерные и политические

В знаменитой сталинской высотке на Смоленской площади расположен только управляющий центр МИДа. А всего в системе министерства, включающей региональные и функциональные подразделения, представительства и консульства за рубежом, сотрудников в международных организациях, а также подведомственные предприятия, работает 10 тыс. человек. Загранаппарат министерства насчитывает более 140 посольств и по меньшей мере 76 генконсульств. Собственно, российских дипломатов за границей около 2,5 тыс.

Из-за низких зарплат в 1990-х из МИДа оказались вымыты прежде всего рядовые сотрудники. И дело не только в деньгах. "Падению престижа профессии в значительной мере способствовала невнятная внешнеполитическая линия того периода, потеря национально-государственных ориентиров и духовных ценностей",— отмечает Игорь Мелихов.

В последнее время ситуация изменилась. "О росте престижа дипломатической службы свидетельствует увеличивающийся поток заявлений от выпускников различных вузов, которые бы хотели работать в системе МИД России. В 2007 году на работу во внешнеполитическое ведомство было принято 130 выпускников на конкурсной основе. Причем условия конкурса ужесточены — повышены требования к языковой подготовке кандидатов",— рассказывает Игорь Мелихов. "Ежегодно выпускники примерно 14 вузов России проходят конкурс и становятся сотрудниками министерства. Хотя до сих пор выпускники МГИМО демонстрируют лучшую подготовку и составляют примерно две трети от вновь принятых на работу",— добавляет советник 1-го класса, доктор политических наук, профессор кафедры дипломатии МГИМО Татьяна Зонова.

Денежное вознаграждение в загранучреждениях стало вполне сопоставимо с зарплатами в частных фирмах. Оклад российского дипломата изменяется в зависимости от страны, в которую он командирован. Более высокую зарплату получают сотрудники, работающие в горячих точках планеты, причем как в смысле политической обстановки, так и в отношении климата. Жалованье сотрудника посольства РФ, скажем, в Ираке или Афганистане выше, чем у дипломата такого же ранга в западноевропейских странах. Эксперты отмечают также большую разницу между зарплатами дипломатов, находящихся на разных ступенях карьерной лестницы. Этих ступеней 11, иерархия посложнее армейской: атташе, 3-й секретарь, 2-й секретарь 2-го класса — и так вплоть до чрезвычайного и полномочного посла. Карьерные дипломаты начинают с низших ступеней. Должность атташе в МИДе предложат обладателям красного диплома МГИМО, остальным придется стартовать с позиции референта — это вообще еще не ранг. Подъем на следующую ступеньку занимает в среднем три года. Нынешний министр иностранных дел Сергей Лавров — карьерный дипломат. Он окончил МГИМО в 1972-м и начинал с низших ступеней служебной лестницы.

В Begin Media отмечают, что если карьера будет развиваться успешно, человеку удастся дослужиться до высокой должности, то появится возможность реально влиять на развитие политических процессов (например, принимать участие в улаживании международных конфликтов). Но, как рассказала эксперт "РКА-Консалтинг" Лилия Казинцева, "реальные решения принимаются на уровне министра или заместителя министра". "Даже посол не может произнести практически ничего без проведения предварительных консультаций",— утверждает она. А рядовые сотрудники лишь выполняют указания — переводят, оформляют бумаги, готовят встречи.

Помимо карьерных дипломатов, которые настроены на длительное монотонное восхождение, есть дипломаты политические, которых назначают на высокую позицию за заслуги в других сферах. Например, Валентина Матвиенко была послом СССР и России в Республике Мальта с 1991 по 1994 год, а с 1997 по 1998-й — в Греции, хотя не проходила стандартную дипломатическую лестницу. Политические назначения были широко распространены в поворотные моменты истории. Например, в 1991-м деятелей политики и культуры направляли за границу, чтобы они объясняли там суть изменений, которые произошли в России. "В некоторых странах, например в Италии, политические назначения до недавнего времени были запрещены, и послами могли стать только карьерные дипломаты. У нас этого запрета не было и нет",— отмечает Татьяна Зонова.

К недостаткам службы в МИДе эксперты "РКА-Консалтинг" относят помимо невысокой зарплаты "невозможность договориться о повышении в индивидуальном порядке". Не секрет, с другой стороны, что в закрытой структуре (в самом МИДе на комментарии времени не нашли) очень многое значат личные связи и подковерные интриги. Кроме того, как рассказал на условиях анонимности один из сотрудников МИДа, атмосферу в министерстве и зарубежных представительствах доверительной не назовешь: все за всеми следят, младшие по должности привозят из загранкомандировок дорогие сувениры старшим, в порядке вещей замечания о моральном облике коллег.

Дилетанты широкого профиля

Хотя в последнее время оклады мидовцев выросли, говорить о прекращении текучки кадров позволяет только кризис — она наблюдалась еще совсем недавно. По словам Игоря Мелихова, нередко сотрудник МИДа, отработав в загранучреждении, уходит после возвращения на родину в частную компанию. Таков, например, Дмитрий Рождественский. В 2006 году он окончил факультет международных отношений МГИМО с красным дипломом и поехал в командировку в Швецию в должности атташе. Дмитрий работал в группе внутренней политики двусторонних отношений России и Швеции — составлял дипломатические документы, обзоры, справки, делал переводы. "Если бы остался еще на год, то, наверное, получил бы уже ранг 3-го секретаря",— полагает Дмитрий. Однако на $3,6 тыс., которые он ежемесячно получал в Стокгольме, Рождественский не стал продлевать контракт. "Я получал в Стокгольме деньги, немалые и по московским меркам, но и жить там дороже, чем у нас",— говорит Дмитрий. Из Швеции он вернулся в октябре 2008-го, когда финансовый кризис уже набирал обороты, и, устроившись ассистентом гендиректора ТД ЦУМ, потерял в деньгах почти в два раза. Со стороны поступок выглядит странным, но сам Дмитрий не жалеет: на родине, мол, лучше.

"Абитуриент, поступая в университет, не связан обязательствами непременной последующей работы в системе МИДа. Потому уход в частный сектор не является нарушением,— объясняет Игорь Мелихов.— Хотя, конечно, МГИМО ориентирует выпускников на служебную карьеру во внешнеполитическом ведомстве, поощряет интерес к дипломатической деятельности".

Эксперты отмечают, что у выпускников, скажем, факультета юриспруденции МГИМО проблем с трудоустройством нет. Но особенность базового факультета — международных отношений — в подготовке специалистов, которых сами преподаватели именуют дилетантами широкого профиля. Студентам-международникам преподают основы экономики и юриспруденции, но этого часто бывает недостаточно для работы в коммерческих организациях. Например, для работы на высокой должности в банке у дипломата не хватает экономических знаний. Не может он работать и юристом. Если говорить о трудоустройстве в коммерческом секторе, то высочайшие шансы специалисты по МО имеют только в отделах по международным связям. Так что более половины выпускников факультета международных отношений все же идут на службу в МИД еще и из-за того, что часто деваться больше некуда. "Чтобы развиваться вне МИДа, необходимо второе высшее",— категоричен Дмитрий Рождественский.

Тенденция возврата из бизнеса на госслужбу уже наметилась. "Многие ребята, ушедшие в коммерческие структуры, звонят и спрашивают, нельзя ли устроиться в МИД",— утверждает Татьяна Зонова. "В текущем учебном году уже 119 студентов подали заявления о своем желании работать в МИДе. И учебный год еще не закончен",— добавляет Игорь Мелихов.

В отделе работы с выпускниками МГИМО отмечают, что из-за тяжелой экономической ситуации стабильная карьера в МИДе привлекает уже студентов не только с факультета международных отношений. Александр Афанасов, например, в этом году оканчивает факультет международных экономических отношений МГИМО, с которого традиционно большинство студентов уходили в практическую экономику. Но Александр, изучающий венгерский язык, мечтает о дипломатической командировке в Венгрию. Он понимает, что в условиях кризиса устроиться на хорошую должность в коммерческую организацию трудно. "С редким языком у меня все шансы работать в посольстве за границей",— говорит Александр.

Пол переговоров

Американская писательница и политик Клэр Люс была уверена, что женщины созданы для дипломатии. "В дипломатии самое главное — внушить другому, что ваша идея — его собственная. А женщины только этим и занимаются",— говорила она.

Ситуация с прекрасным полом в отечественной дипломатии опровергает идею знаменитой американки. На высоких дипломатических должностях женщин — единицы. Эксперты отмечают, что на поприще международных отношений все так же, как и в прошлом: больше шансов преуспеть у мужчин, желательно женатых и желательно с детьми.

"Женщин в системе МИДа намного меньше, чем мужчин, сохраняется патриархальная традиция, военизированный подход к дипломатической работе",— рассказывает Татьяна Зонова. При этом, напоминает эксперт, в России существует давняя и славная традиция — именно у нас появилась первая женщина-посол: в 1923-м Александра Коллонтай стала послом в Норвегии. Было несколько женщин-послов и в Советском Союзе, но они были политическими дипломатами. Сейчас среди 151 чрезвычайного и полномочного посла нет ни одной дамы. Единственная женщина на должности посла — Ольга Иванова на острове Маврикий, но ранг ее — посланник 2-го класса. Все восемь заместителей министра иностранных дел — мужчины, как и директора департаментов и все прочие начальники.

Тем временем в мире огромное число женщин делают успешную дипломатическую карьеру. "В США, например, женщин-послов 83. Даже в мусульманских странах, например в Индонезии, восемь женщин-послов. В Бахрейне и Объединенных Арабских Эмиратах появляются женщины-послы",— говорит Татьяна Зонова.

"Профессия дипломата предполагает высокую степень мобильности, длительные загранкомандировки, что вступает в противоречие с естественным предназначением женщины как матери, ее семейным положением,— считает Игорь Мелихов.— К тому же несколько сужена география стран, где могла бы работать женщина-дипломат. Это прежде всего касается ряда мусульманских государств, где с дамой не стали бы иметь дело представители истеблишмента. Проработав в качестве чрезвычайного и полномочного посла, в частности, в Саудовской Аравии и Катаре, знаю об этом не понаслышке".

"Почему же тогда в начале XXI века в Катаре, в Объединенных Арабских Эмиратах, в Сирии посольства США, Италии, скандинавских государств возглавлялись женщинами?" — не согласна Татьяна Зонова.

Существует, впрочем, и такая логика: когда дипломат назначается на определенную должность за рубежом и выезжает туда с семьей, его половина, как правило, или тоже работает по дипломатической линии, или остается на домашнем хозяйстве. Жену дипломата представить домохозяйкой просто, мужа женщины-дипломата домохозяином уже сложнее. "При этом нужно иметь в виду, что дипломатическая работа ненормированная, и женщина-дипломат будет иметь минимум времени для того, чтобы уделить должное внимание своему ребенку",— считает Игорь Мелихов.

"В других странах эти проблемы решаются на уровне принятия соответствующих нормативов,— говорит Татьяна Зонова.— Речь идет о предоставлении возможности работы обоим супругам, если они дипломаты в посольстве, ротации дипломатов, предоставлении декретных отпусков обоим супругам, организации детских учреждений. У нас многие эти вопросы законодательно не решены".

Тем не менее число женщин в загранпредставительствах увеличивается. Однако в основном это девушки, еще не связанные семейными узами. В прошлом году в МИД были приняты 29 выпускниц МГИМО. "В этом году уже более 70 девушек, заканчивающих учебу, изъявили желание работать в системе внешнеполитического ведомства, что, видимо, составляет более 50% потребностей МИДа в молодых кадрах",— рассказывает Игорь Мелихов.

Гендерные изменения происходят и в составе студентов МГИМО, считавшегося ранее сугубо мужским институтом. В 2008-2009 учебном году из общего числа принятых абитуриентов 60% составляли девушки. Факультет международных отношений сохранил мужскую доминанту, но доля поступивших девушек уже достигла 43%.

Ксения ГУЛИА


Распечатать страницу