МГИМО под лупой

14.07.06

МГИМО под лупой

Независимых экспертов впервые пустили на экзамен в элитный вуз

В этом году Общество защиты прав потребителей в сфере образовательных услуг предложило всем вузам страны пустить на экзамены своих экспертов и журналистов. Согласился только МГИМО. Мало того, председатель общества - доктор юридических наук Анатолий Сидоренко возглавил апелляционную комиссии этого вуза. Вопрос: чего боятся остальные, если с самых высоких трибун утверждают, что блатных в студенты не берут?

По данным Анатолия Сидоренко, коррупция при поступлении затрагивает практически все вузы.

Вот только схватить "за руку" очень сложно. Между тем специалисты ОЗППСОУ опросили более 10 тысяч родителей абитуриентов: 80 процентов из них готовы дать взятку, лишь бы чадо попало в престижное учебное заведение.

Абитуриенты МГИМО - специфическое сообщество. Они стали съезжаться за час до экзамена: кто-то на крутых джипах с тонированными стеклами, кто-то на троллейбусе. Несколько ухоженных девчушек со свежим неместным загаром, в сопровождении не менее загорелых мам, докуривали тонкие сигарки. Двое юношей горячо обсуждали детали футбольного матча, закончившегося за полночь (и это перед экзаменом-то!).Впрочем, немало было и лиц, позеленевших от упорной зубрежки. Все они встрепенулись на призыв мегафона, перемешались и потянулись в аудитории, напоследок показав родителями ссутуленные от страха и волнения спины. А вместе с ними отправились эксперты.

- Наши требования к вузу очень жесткие, - говорит Анатолий Сидоренко. - Мы контролируем экзамен от начала до конца.

Хочется верить, что с администрацией вуза у нас полное взаимопонимание. Во всяком случае ректор очень заинтересован, чтобы экзамены проходили под наблюдением независимых экспертов.

Мало того, Министерство иностранных дел РФ тоже поддерживает эту инициативу и вполне возможно, что в будущем году такая же комиссия будет работать и в Дипломатической академии. А сейчас у нас идут переговоры о присутствии на вступительных испытаниях в Высшей школе экономики. Между тем к нам уже пошли жалобы от родителей и абитуриентов. Самый вопиющий случай произошел в прошлом году в одном из самых элитных вузов Москвы, когда преподаватель, проверяя работу, исправлял правильно написанные слова.

Сразу скажем: за те полтора часа, в течение которых журналисты помогали экспертам ОЗППСОУ, никаких нарушений в проведение экзамена правозащитники не заметили. А уж готовы мы были ко всему. К тому, например, что шарик с нужным заданием перед тем, как разыгрывать в лототроне, положат в холодильник. И тогда "своему" абитуриенту" будет легко нащупать его среди других, не таких холодных. "Подсадных уток" тоже не обнаружили. Не было наушников от мобильных телефонов, замаскированных в пышных шевелюрах, "бомб" на носовых платках и шпор, спрятанных в шоколадках.

Правозащитники проследили, чтобы те, кто получит бланки контрольных работ в первых рядах, не начали писать до того, как их раздадут галерке. Еще одно проблемное место - рассаживание абитуриентов. Проверяли, чтобы рядом не оказалось друзей с одинаковыми вариантами. Ведь известны случаи, когда смекалистые и обеспеченные недоросли нанимают головастых ровесников, которые официально, подав документы в вуз, зарабатывают на жизнь тем, что дают списывать.

Однако больше всего мухлежа случается во время шифровки работ. В некоторых вузах, по словам Сидоренко, листы с тестами шифруют заранее. Это значит, что проверяющие могут знать, какая фамилия за каким шифром скрывается. Система, которую продемонстрировали в МГИМО, практически исключает такую возможность. Работы под наблюдением общественных экспертов сразу же относят в комнату для шифрования. Туда нет доступа даже ректору. Только два шифровальщика из МГИМО и представитель ОЗППСОУ. "Рубашки", так называют здесь титульные листы работ, где против фамилий проставлены шифры, собирают в отдельную папку, запирают в сейф и опечатывают двумя печатями: вузовской и Общества защиты прав потребителей. Достать их можно только в присутствии последних. Сами работы поступают на проверку абсолютно обезличенными. Мало того, их перемешивают, а это значит, что "нужная" контрольная не сможет попасть к "нужному" преподавателю.

Какие-либо пометки на готовых тестах, даже самые "хитрые", сделанные невидимыми чернилами, исключаются. Ведь правозащитники следят, чтобы, кроме красной ручки, никаких других "проявителей" у преподавателей не было.

А вся суть этих хитроумных изощрений в том, чтобы фамилии абитуриентов воссоединить с контрольными работами после того, как оценка уже будет проставлена в ведомость.

Прокомментировать ситуацию с приемом мы попросили ректора МГИМО Анатолия Торкунова.

Российская газета | Что происходит у вас с конкурсом?

Анатолий Торкунов | Слышал, что якобы конкурс у нас зашкаливает за 20 человек. Это выдумки. Он в МГИМО пять-шесть человек на место - такой же, как в МГУ. В прошлом году конкурс был еще меньше –четыре с половиной человека. Самый большой поток желающих стать дипломатом был в 80-е годы минувшего века - 9-8 человек на место. В этом году у нас небывалое число уже зачисленных в институт еще до экзаменов.

Во-первых, это 60 победителей всероссийских олимпиад, семеро "умников и умниц", пять победителей нашей вузовской олимпиады по истории, которую мы провели в Тамбовской области и четверо из Красноярского края. В общей сложности около 80 человек. Это чуть больше пятой части от общего приема. Причем это уникальные дети. К примеру, Иванова Юлия из Приозерска - участница сразу 30 олимпиад. Она вошла в энциклопедию "Одаренные дети России".

Кстати, в этом году около 100 иностранцев принято на бюджет за счет стипендий правительства России. На контрактной основе будут учиться. И, между прочим, конкурс здесь был в этом году 3-4 человека на место. Причем среди них много наших соотечественников из Греции, Израиля, Германии.

РГ | Медалистов жалуете?

Торкунов | Я - за сохранение льгот медалистам: наш опыт приема говорит о том, что это все-таки знак качества. На "бюджет" в этом году поступает 60 процентов медалистов, а на контрактные места четверть "золотых" абитуриентов.

РГ | Как вы боретесь с электронными шпаргалками и другими техническими способами помощи абитуриентам со стороны?

Торкунов | На входе стоит "рамка", мобильные телефоны оставляют родителям. Хотя попытки обмануть преподавателей, конечно, случаются. В прошлом году на экзамене по иностранному языку выловили 10 "ряженых" в париках. Ими оказались загримированные под абитуриентов студенты старших курсов и молодые преподаватели вузов. Как выясняется, это уже не просто дружеская помощь, а поставленный на широкие рельсы бизнес.

РГ | Последние несколько лет конкурс на факультет международных отношений был ниже, чем, скажем, на модные "связи с общественностью". Как в этом году?

Торкунов | На отделении пиара действительно 10 человек на место.
Но это лишь дань моде. Идут туда, в основном, девушки. Действительно, в последние годы конкурс на факультет МО упал: ребята шли главным образом в экономисты, юристы, управленцы. Факультет дипломатов не был так популярен. Но сейчас по конкурсу он на втором месте после экономического. Конкурс там 6 человек на место. Причем поток этот возрос после трагических событий в Ираке: один из наших очень хороших студентов был среди погибших.

РГ | МГИМО принимает по результатам ЕГЭ. Много поступило заявок?

Торкунов | Результаты ЕГЭ в этом году представили 250 человек. И неплохие, надо сказать. По нашей шкале оценок к пятерке приравнивается 95 баллов по ЕГЭ. Таких абитуриентов - около 50 человек. У них хороший шанс поступить. Нужно только прилично сдать иностранный язык.

Елена Новоселова,
«Российская газета», 14.07.06.


По словам начальника отдела высшего профессионального образования Рособразования Евгения Егорушкина, в 2006 году закончили школу 1,2 миллиона ребят, а в вузы, как показывает практика, ежегодно пробуют поступить гораздо больше.
<…>
Процедура поступления постепенно становится менее изматывающей. В МГУ, например, в этом году впервые в истории университета профильные экзамены - математика, сочинение - сдавались в один день на всех факультетах. Все написанные абитуриентами работы собрали в Фундаментальной библиотеке, где их оперативно проверила комиссия из учителей, профессоров и преподавателей. По словам ректора МГУ Виктора Садовничего, основная цель нововведения - "не растягивать экзамены и не заставлять абитуриентов нервничать лишний раз".

А в МГИМО ректор пошел на беспрецедентные меры в борьбе за прозрачность процедуры приема, чтобы развеять славу "блатного" вуза. Технологию разработало Общество защиты прав потребителей образовательных услуг - эта же общественная организация взяла под контроль приемную кампанию вуза. Гарантией от жульничества является обезличка поданных работ. Механизм несложен. Доступ в комнату, где шифруются работы, имели лишь три постоянно находящихся там шифровальщика плюс председатель Общества защиты прав потребителей. В его присутствии каждая работа дважды проштамповывается индивидуальным номером: один раз на титульном листе, другой - на первой странице самой работы. После этого титульные листы отделялись и убирались в сейф. Оценки преподаватели, как и положено, проставляли в ведомости, но не по фамилии - по шифру. В таком виде ведомости возвращались к шифровальщикам, которые вписывали фамилии к уже выставленным оценкам...
<…>

Андрей Полунин
«Труд», 15.07.06.


Распечатать страницу