Его знали в лицо в каждом доме: умер журналист-международник Игорь Фесуненко

28.04.16

Его знали в лицо в каждом доме: умер журналист-международник Игорь Фесуненко

Источник: Вести.Ru

Не стало Игоря Фесуненко — писателя и журналиста-международника, одного из самых известных наших коллег. Он умер в Москве, на 83-м году жизни. Соболезнования родным Игоря Сергеевича выразил Владимир Путин. Телезрители знали Фесуненко и по «Международной панораме», и по ставшей уже классической программе «Камера смотрит в мир». Именно он открывал для живших за «железным занавесом» советских людей далекую и загадочную Латинскую Америку.

Собкор Гостелерадио, он открывал Советскому Союзу Латинскую Америку — карнавалы и перевороты, диктаторские режимы и освободительные движения… Но всегда говорил, что его самой большой любовью была Бразилия, страна контрастов. «Я гордился, что прожил в Бразилии 3–4 года и знал страну так, что меня не считали иностранцем, — рассказывал Фесуненко. — И я в разговоре в толпе был бразильцем».

Первый прямой телерепортаж — 1974 год, визит Брежнева на Кубу. Эфир рассчитан до секунды. Но кортеж все не въезжает на площадь Революции — и шесть минут — целую телевизионную вечность — Фесуненко рассказывал о Гаване и ее жителях, о рядом стоящих министерствах, о Кубе, о Фиделе, о взаимоотношениях двух стран и двух лидеров. Позже он вспоминал, что сразу после окончания репортажа потерял сознание от нервной перегрузки.

На Кубе Фесуненко был и во время визита Горбачева, в 89-м. И, расталкивая всех локтями, взял у Фиделя небольшое интервью. А потом оказалось — звук есть, а картинки нет! Но гнев начальства уже не мог быть сильнее, чем в 64-м, когда и так скромную по меркам Кастро речь перед ивановскими ткачихами Фесуненко сократил с 40 минут до 20!

Рисковать приходилось — едва не подорвался на мине в Мозамбике, чуть не казнили во время революции гвоздик в Португалии. «Я соображаю, начинаю выдавать нас за шведов. Они требуют документы. Документы есть, но не шведские», — вспоминал это время Фесуненко. Архивные кадры сохранили беседу с легендарным бразильским архитектором Оскаром Нимейером. Общий язык журналист находил и с пламенными революционерами, и с президентами, и индейцами Амазонии.

«У него был очень широкий, разнообразный круг интересов. Не только политика или жизнь стран, в которых он работал. Он очень интересовался футболом. Вот великий Пеле был с ним в прекрасных отношениях», — говорит журналист-международник, политический обозреватель ЦТ СССР, Борис Калягин.

Чтобы взять первое интервью у короля футбола, Фесуненко хитростью проник к нему в дом. Когда жена Пеле уже захлопывала дверь перед его носом, просунул ногу и закричал: «Нога сломана!» «Ну все-таки, ну две минутки!» — просил журналист. «Мы говорили больше часа и я заставил его спеть песни. Я послал эти песни в «Кругозор». Пожалуйста — «Пеле. Проба голоса», — вспоминал потом Фесуненко. Поющий Пеле произвел фурор — и отношения сложились добрые.

Игорь Фесуненко — из тех журналистов-международников, которых знали в лицо в каждом доме. Символ времени — передачи «Международная панорама», «Сегодня в мире». На сломе эпох, в предвыборной суматохе 1991-го, Фесуненко вел теледебаты. Ельцин сказал, что ляжет на рельсы, но не позволит России провалиться в нищету. Ведущий улыбнулся: «Наверное, это будет трудно сделать?» Борис Николаевич разозлился страшно. У журналиста всегда был авторский взгляд и независимый комментарий.

Если он о чем-то и жалел, то только о том, что телевизионная биография могла бы быть на 20 лет длиннее. «Ее укоротил распад СССР и изгнание моих коллег с телевидения, с радио, из всех средств массовой информации», — говорил Фесуненко. Но и после телевидения Игорь Фесуненко много работал. Он преподавал в МГИМО, писал учебники по журналистике. И повторял — профессию выбрал правильную.

Полина ЕРМОЛАЕВА


Распечатать страницу