В войне красных и белых победила историческая Россия — Мединский

20.11.15

В войне красных и белых победила историческая Россия — Мединский

Источник: «Звезда»

Об этом рассказал министр культуры РФ доктор политических наук профессор МГИМО Владимир Мединский на своей открытой лекции, которую он прочитал 19 ноября в Московском государственном институте международных отношений.

Главной темой стали «Мифы о революции и гражданской войне», по словам Мединского, сегодня, в свете 100-летия революции 1917 года, она является особенно актуальной.

«Так называемая „трудность“ вопроса о русской революции 1917 года на самом деле определяется сегодня спекулятивными трактовками фактов, которые используются в актуальном идеологическом противостоянии. К реальному осмыслению истории и судеб Родины эти спекуляции имеют крайне отдаленное отношение», — сказал министр культуры РФ.

Отвечая на вопрос, подкосила ли Россию неудачная Первая мировая война, Мединский сказал, что к весне 1917 года обстановка на фронтах не была угрожающей для России, по крайней мере в сравнении с другими участниками противостояния.

Следующим был вопрос: «Так что же, большевики украли у России победу?».

«Тоже нет. Если смотреть с другой стороны, то мы увидим, что и „разложение армии“, и усталость от „ненужной войны“, и дезертирство, и бандитизм дезертиров, и знаменитый „Приказ № 1“ — тоже правдивые факты. И большевистский Декрет о мире был принят народом с энтузиазмом — впрочем, по факту этот декрет всего лишь констатировал реальную ситуацию на фронтах: армия к тому моменту уже не воевала в массе своей. И „похабный“, по выражению Ленина, Брестский мир тоже был объективно вынужденным. И опять мы видим: все факты — правда, а вырванные из их общего контекста утверждения — спекуляция. И все то же самое — по остальным обиходным красно-белым», — ответил Мединский.

Примирение в общественном сознании красных и белых, России и революции, по его мнению, возможно, но для этого надо прибегать не к мифам и лозунгами, а к историческим фактам.

«Надо понимать, что мы имеем в виду не примирение между белыми и красными — главными участниками революции и Гражданской войны столетней давности.

Красные и белые в данном случае — символ», — считает он. — На самом деле и красные, и белые — они все революционеры, субъекты смуты, катастрофы российской государственности в романовской версии. Белые — это субъекты Февраля, крушения российской монархии, носители буржуазно-демократических, либеральных идей. Впрочем, во Временном правительстве и социалисты имелись. Красные — это субъекты Октября, носители радикальной социалистической идеи. Большевики, возможно, и хотели бы поучаствовать в разрушении Российского государства, но белые им не дали — опередили. Так или иначе, и белый Февраль, и красный Октябрь — эпизоды одной и той же смуты. Красные и белые — субъекты одной и той же смуты на, как тогда казалось, руинах исторической России. Общее между ними — это неприятие монархической России. Таким образом, Гражданская война — это не конфликт между революционерами и консерваторами, а конфликт между субъектами смуты, которые имели разные планы на будущее обустройство рухнувшей Российской империи», — сказал министр культуры РФ.

Он подчеркнул, что победа красных в Гражданской войне — исторический факт и его объективные объяснения известны.

«Я же сейчас выделю одну составляющую: большевики с самого момента своего прихода к власти занимались государственным строительством, рассматривая историческую Россию как целое. Вынужденно — в том числе и вопреки многим своим теориям. Подчеркиваю: этот факт не зависит от мотивации и утопических замыслов, которые тогда имелись у большевиков и лично у Ленина.
Просто со всеми своими замыслами и теориями большевики в результате переворота захватили реальную власть в стране с разрушенными институтами государства, уже разорванной национальным и региональным сепаратизмом на десятки „суверенных республик“, в стране, воюющей и с уже разваленной армией», — отметил Мединский.

Также он сделал упор на том, что не дает оценку состоятельности коммунистического проекта, а констатирует тот факт, что у большевиков были свои внятные планы на будущее. И, чтобы когда-нибудь их осуществить, сначала сторонникам Ленина надо было остаться у власти, победить политических и вооруженных противников, закончить смуту, а для этого нужно крепкое государство.

«Во многом благодаря этому обстоятельству на их стороне оказалось большее, чем на стороне белых, количество личностей и целых институтов дореволюционной России — той самой, которую субъекты смуты дружно обрушили в феврале—октябре 1917 года. Известный ведь факт: в Гражданскую войну за красных воевало больше офицеров царской армии, чем за белых. А кое-кто из белых потом дослужился даже до маршала Советского Союза: Говоров, который начинал Гражданскую войну у Колчака».

«Таким образом, возвращаемся к вопросу, кто победил в гражданской войне. Я вам сейчас парадоксальную вещь скажу: победила третья сила, которая в Гражданской войне не участвовала, — историческая Россия. Та же самая Россия, которая была тысячу лет до революции и будет впредь. И мы с вами прямо сейчас видим, как уверенно возвращается в свои права историческая Россия — как это было всегда в нашей истории».

В заключение был затронут и еще один важный вопрос: победа исторической России — это эксклюзивная заслуга красных? А если бы победили белые?

Отметив, что история не терпит сослагательного наклонения, Владимир Мединский выразил мнение, что белые, можно сказать, взяли реванш в 1991 году: идеалы Февраля 1917 года воплотились в буржуазно-демократической Российской Федерации в 1990-е годы.



Распечатать страницу