Трудно ли быть сыном премьера?

16.08.10

Трудно ли быть сыном премьера?

Трудно ли быть сыном премьера?

Портал МГИМО продолжает онлайн-размещение публикаций газеты «Международник». Внимание! Самые интересные статьи останутся только в печатной версии «Международника», которую вы можете найти в МГИМО и МИД России.

«Международник» за июль 2010 года. Автор — Дарья ПЕЩИКОВА.

Дети знаменитых родителей учатся в МГИМО. Аксиома, которую, как правило, принимают с пренебрежением. Непросто доказать, что ты сам на что-то способен, когда везде и во всем тебя преследует слава родительского имени. Далеко не каждый «звездный» ребенок справляется с бременем этой славы и добивается чего-то самостоятельно. Петр Михайлович Фрадков, однако, добился.

На момент поступления Петра в университет, его отец уже был известным политиком: работал и в качестве заместителя начальника Главного управления координации и регулирования внешних экономических операций Министерства внешних экономических связей СССР, был заместителем постоянного представителя России при небезызвестном ГАТТ, старшим советником Постоянного Представительства России при отделении ООН в Женеве. А когда его сын стал студентом МГИМО, Михаил Ефимович занимал пост первого заместителя министра внешних экономических связей РФ. С переходом сына с одного курса на другой, продолжался и карьерный рост отца: в марте 1997 года он стал исполняющим обязанности министра внешнеэкономических связей и торговли России, а в апреле этого же года — непосредственно министром.

Окончив МГИМО в 2000 году, Фрадков-младший сразу же попал на службу в мощную государственную структуру — Внешэкономбанк. С 2000 по 2004 год он работал здесь на различных должностях, заняв в итоге пост Представителя ВЭБ в США. Это назначение не могло остаться незамеченным, однако о Петре Михайловиче в то время говорили по большей части не как о молодом специалисте, а как о сыне знаменитого и влиятельного отца. Даже сейчас, введя в поисковой строке Яндекса «Петр Фрадков», вы непременно заметите появившуюся на экране закладку «Пресс-портреты», где в качестве «сына премьер-министра» он упомянут 149 раз, а в качестве «очень перспективного специалиста» — лишь дважды.

Разговоры о связи продвижений по службе сына с положением его отца со временем стали только учащаться. И когда за назначением Михаила Фрадкова на пост Председателя Правительства РФ в 2004 году последовал переход двадцатишестилетнего Петра Михайловича на должность заместителя гендиректора крупной судоходной компании, Дальневосточного морского пароходства (ДВМП), все газеты запестрили заголовками, намекающими на связь между этими двумя событиями. «Осведомленные источники» утверждали, что за назначением сына стоит отец-премьер, хотя гендиректор ДВМП Евгений Амбросов официально заявлял, что Михаил Фрадков «никак его не лоббировал». Гендиректор ДВМП был практически первым, кто заговорил о профессиональных качествах Фрадкова-младшего безотносительно деятельности его известного родителя: «Я не знаю отца, я знаю сына. Петр очень талантливый парень, очень скромный человек, с большими знаниями… Я ожидаю от него очень большую отдачу как от специалиста».

С работой в ДВМП был связан и еще один ответственный проект, находившийся в ведении Петра Фрадкова. Это — совместное с ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) создание контейнерной компании «Русская тройка». В РЖД так комментировали участие сына премьера в этом проекте: «Родственные связи еще никому не мешали хорошо работать. Хотя для Петра Фрадкова это очень большая ответственность — спроса с таких людей больше, чем с других». Фрадков-младший, однако, оправдал все ожидания: ЗАО «Русская тройка» и сегодня остается перспективной компанией с немалым числом представительств и филиалов по всей России.

Через два года двадцативосьмилетний Петр Фрадков снова вернулся в ВЭБ, но на этот раз — уже в качестве директора департамента структурного финансирования. Карьера Фрадкова-младшего резко пошла на взлет, и говорить о нем, как о важном и компетентном сотруднике, стали намного чаще, чем раньше.

2007 год стал для Петра Михайловича, пожалуй, одним из самых «стратегически важных»: в мае он был включен в состав совета директоров ОАО «Терминал» (дочернего предприятие «Аэрофлота»), а в июне — вошел в состав Правления Внешэкономбанка и стал заместителем Председателя ВЭБ. Эти посты, занимаемые Фрадковым-сыном и по сей день, позволили ему завоевать собственную славу, пережившую политическую карьеру отца. И если о Михаиле Фрадкове вспоминают сейчас как о политике, уже сказавшем свое слово и ушедшем в тень, то имя Петра Фрадкова звучит все так же свежо и актуально.

Публикация подготовлена к размещению в интернете Оксаной Задворновой


Распечатать страницу