«Серапионовы братья»

29.11.11

«Серапионовы братья»

2011 год является особым для тех, кто связывал или связывает свою жизнь с «Серапионовыми братьями». Эта литературная группа отмечает особую дату — 90 лет с момента ее основания. В ее честь в Саратове, на Родине одного из «серапионов», Константина Федина, прошла вторая международная конференция, посвященная этой группе. Об истории ее создания, о том, как проходила конференция, рассказывает Елена Алексеевна Папкова, внучка «серапиона» Всеволода Иванова и бывший сотрудник кафедры русского языка и литературы МГИМО.

— Елена Алексеевна, не могли бы Вы объяснить, почему эта литературная группа носит именно такое название?

«Серапионовы братья» — это произведение немецкого писателя Эрнста Теодора Амадея Гофмана. Герои его — монахи-пустынножители, философы и странники. Почему наши «серапионы» взяли это название, это до сих пор никому непонятно. Кто-то объясняет это тем, что случайно книга лежала на столе, кто-то тем, что они взяли название совершенно неидеологическое: на момент создания группы шел четвертый год советской власти, 1921.

— Расскажите пожалуйста об истории создания «Серапионовых братьев».

В истории литературы много было всяких группировок, особенно в 20-е годы. И после революции группа молодых писателей решила создать литературное объединение в Петрограде, которое получило название «Серапионовы братья». Как уже было упомянуто выше, оно образовалось в 1921 году. В него вошли К. Федин, М. Зощенко, Всев. Иванов, Н. Никитин, Л. Лунц, В. Каверин, М. Слонимский, Е. Полонская (сестра). В качестве установки они решили, что их объединяет искусство: можно иметь разные взгляды, разную идеологию, необязательно коммунистическую, главное писать хорошие произведения. Когда Всеволод Иванов, мой дедушка, приехал в Петроград, то Максим Горький познакомил его с этими писателями, после чего он тоже примкнул к «серапионам». Сами «серапионовы братья» делились на западников и восточников. Западники — это Лев Лунц и Вениамин Каверин. Они считали, что надо учиться у западной литературы, вводить в русскую прозу: приключения, авантюрный сюжет, интригу. А восточники, среди которых был Константин Федин, мой дедушка, Михаил Зощенко и Николай Никитин, считали, что нужно продолжать традицию русской литературы и опираться на наш язык. Обратите внимание, что Константин Федин — это человек, который был очень предан братству. Он написал книжку «Горький среди нас» как раз о «серапионах» и вообще всячески поддерживал их, даже после того как распалась группа.

— Как приняли такое литературное объединение в то время?

Когда образовалась эта группа, то Л.Д. Троцкий, будучи практически главным по идеологии в нашей стране, «серапионам» посвятил отдельную главу в своей книге «Литература и революция». Он видел в них ярких представителей литературы. Он, правда, писал, что разговоры о независимости от идеологии — это ребячество. Позднее и сами братья не могли не признать тесную связь искусства с историей и современностью. Из этого литературного объединения вышли очень крупные фигуры литературного процесса, крупные писатели, пути которых позднее разошлись. К примеру, Михаил Зощенко, который имел всенародную славу. Я помню, что мои студенты второго курса на факультете журналистики из всех «серапионов» знали только его.

В русском зарубежье от них ждали очень многого и надеялись, что это будет свободная группа внутри советской России. На протяжении многих десятилетий суждения о «Серапионовых братьях» были прямо противоположными. В 1946 году, вышло постановление ЦК партии о журналах «Звезда» и «Ленинград», где о «серапионах» было сказано очень жестко и критично. Впоследствии в разных литературоведческих работах они представали чуть ли не единственными свободомыслящими людьми в России, что тоже было далеко не так.

— Расскажите подробней о конференции, пожалуйста.

Первая конференция, посвященная этой группе, состоялась в 1993 году. Я тоже принимала в ней участие, но это было уже давно, прошло почти 20 лет. Вторая, нынешняя, была проведена в этом году. Она была замечательна многим: слушателям читались интересные научные доклады; работники музея, в котором проходило собрание, открыли выставку фотографий, документов самих «серапионов» и тех писателей, которые были с ними связаны. Также из Петербурга сотрудники музея «ХХ век» привезли «воспоминания» сына одного из участников этой литературной группы, Сергея Слонимского, — видеофильм о «Серапионовых братьях».

Конференция не могла быть неинтересной, поскольку сами «серапионы» были примечательными людьми, однако симпатии участников конференции также разделились на западников и восточников. Можно было сразу заметить, что западничество привлекало тех, кто был помоложе, они, к примеру, рассказывали о Лунце и Каверине.

— Где состоялась конференция?

Первое заседание проходило в Саратовской областной универсальной научной библиотеке. Это было открытием конференции, на которое пришло очень много людей. Оно имело торжественный характер: в большом зале выступал министр культуры Саратовской области и директор музея, в котором состоялось второе заседание. Музей называется «Дом русской литературы» и является для саратовцев очень значимым местом.

— Какие цели имела данная конференция?

— Сейчас, наверно, уже наступило время, когда можно объективно понять, что все-таки из себя представляли «серапионы»: действительно ли они были независимыми литераторами или не зря Троцкий писал, что они дети революции? Цель конференции — расставить по местам вещи, о которых много спорили в науке на протяжении долгого времени, а также изучить и вспомнить литературную группу саму по себе и тот период истории, который с ней связан. Однако это задача не простая, ведь предполагается освоение большого периода литературного процесса, поэтому мы хотели продолжить изучение на новом этапе.

— Какие доклады Вам больше всего понравились?

— Наверно, для себя я отметила два доклада. Один — «Литературно-критическое наследие серапионов» Натальи Васильевны Корниенко. Она говорила о том, что, несмотря на многолетнее изучение, история и наследие серапионов таят еще много неизвестного. Например, мало кто помнит, что роман К. Федина «Города и годы» был первым, где рассказывалось о трагической судьбе интеллигента в эпоху революции. В докладе также говорилось о том, что литературно-критическое наследие является по своему существу очень спорным и многообразным, ведь оно содержит очень яркие статьи. Однако есть многое другое, что нам предстоит изучать. Такие исследовательские задачи ставила Наталья Васильевна. И это было интересно.

Другой совершенно замечательный доклад — «Константин Федин в кругу серапионов» Кабановой Ирины Эриковны, сотрудника музея. Вообще, я хочу сказать, что люди, которые работают в музее, удивительны. Их силами была организована конференция. Я с ними давно знакома и очень их люблю. Это очень преданные литературе и К. Федину люди, хотя понятно, что им трудно, так как у них музейная работа: экскурсии, различные лекции в школах. Так вот в докладе Ирины Эриковны были задействованы документы, которые хранятся в музее, документы об истории группы, непосредственно связанные с К. Фединым. Благодаря им можно было понять, что одна из самых, казалось бы, неярких фигур оказалась одной из главных. Такая переоценка очень необходима для понимания истории литературы, переоценка, основанная на документах, а не на симпатиях докладчиков.

Мне хотелось бы отметить еще один доклад Марии Александровны Черняк — «Уроки „серапионов“ в контексте литературного процесса конца ХХ — начала XI века». Мария Александровна занимается совсем новой литературой, теми молодыми писателями, которые сейчас пишут, в том числе и манифесты, собираются в литературные группы, пытаются создать новую литературу и новый реализм. Марина Александровна утверждает, что некоторые современные писатели являются продолжателями «серапионов». Она приводила примеры из их выступлений и документов. Получалось нечто похожее на те «серапионовские» лозунги, которые выдвигали представители этой литературной группы. Поэтому в этом докладе была очень четкая связь с современностью, которая показывает, что на переломных этапах развития нашей литературы и истории возникает желание перечеркнуть прежнюю литературу и создать новую, а потом выясняется, что новая литература, если она действительно создается по новому рецепту, не живет долго, а живет та, которая продолжает традицию.

— Не могли бы Вы рассказать об участниках конференции?

— На конференции были прямые потомки «серапионов»: Константин Александрович Роговин, внук К. Федина. Он доктор биологических наук, однако, приехал и поддержал такое литературное собрание. Я тоже «серапионовская внучка». Присутствовали научные силы: Институт мировой литературы, где я теперь работаю, Институт русской литературы («Пушкинский дом»), находящийся в Санкт-Петербурге, Саратовский университет и, наконец, Государственный музей К.А. Федина.

В конференции участвовала Любимова Марина Юрьевна, доктор культурологии. Долгое время она была директором отдела рукописей «Публички», Российской национальной библиотеки. Вместе со своим коллегой, Александром Георгиевичем Тимофеевым, специалистом по творчеству Кузьмина, она провела презентацию книги — это знаменитый роман Евгения Замятина «Мы», который впервые издан с комментариями, материалами об истории создания, документами критики, редкими фотографиями.

Самые яркие люди, которые выступают на научных конференциях, это люди очень преданные тому, чем они занимаются. А с другой стороны, обладающие энциклопедическими знаниями, которые заставляют восхищаться тем, как много человек может знать. Это вызывает желание учиться.

— Что самое ценное Вы вынесли из поездки?

— Надо много работать. Такие конференции, с одной стороны приятный праздник. А с другой — большой труд. Мне очень нравятся конференции. Очень многие их любят, в особенности те, кто занимается научной деятельностью. Это встречи единомышленников, это подтверждение той мысли, что, несмотря на все сложности, происходящие в нашей стране, и обилие массовой культуры, есть очаги истинной культуры. На конференции это очень ярко видно, когда приезжают ученые, привозят из разных городов и стран документы, ведь это международная конференция. Хотя на ней не так было много представителей зарубежной науки, было приятно чувствовать связь стран, народов, культур и значимость своей собственной.

— Спасибо!

Маргарита ФОМЕНКО,
студентка 2 курса факультета МЖ


Распечатать страницу