Активисты ВЦ МГИМО на «боевых» дежурствах в московских аэропортах

15.02.13

Активисты ВЦ МГИМО на «боевых» дежурствах в московских аэропортах

Активисты ВЦ МГИМО на «боевых» дежурствах в московских аэропортах

В то время как часть волонтеров МГИМО осматривала олимпийские объекты на тестовых соревнованиях в Сочи, другая часть активистов работала в московских аэропортах. Ребята встречали и провожали делегатов национальных олимпийских комитетов, пролетавших транзитом через Москву. О том, как проходят волонтерские будни, нам рассказал студент второго курса Никита Барчёнков.

Члены делегаций прибывали в Сочи транзитными рейсами через Москву и улетали обратно опять же через столицу. В наши обязанности входило своевременно их встретить, оформить багаж и зарегистрировать на вылетающий рейс. Казалось бы, задача не самая сложная, но на практике все оказалось не так просто.

1 февраля в Волонтерском центре МГИМО прошел брифинг, в ходе которого был составлен график работы волонтеров в аэропортах столицы. На смотре личного состава нашей волонтерской интербригады выяснилось, что девушки занимают более активную жизненную позицию: из порядка 50 пришедших было всего несколько юношей. Кроме студентов нашего института, на брифинге присутствовали волонтеры, выбравшие специализацию «взаимодействии с МОК» и потому приписанные к Волонтерскому центру МГИМО.

Удивительным для меня было то, что одни добровольцы специально ради этого мероприятия приехали в Москву из Санкт-Петербурга, другие приезжают на дежурства из дальнего Подмосковья, а некоторые даже берут на работе отгулы или уходят в отпуск — столь высок интерес к волонтерству под знаменем Сочи-2014 у людей самых разных возрастов и профессий.

На презентации аэровокзальных комплексов, в которых нам предстояло работать, руководитель оргкомитета заверила, что наши гости прилетят гарантированно и в срок, пошутив, что остановить работу аэропортов может лишь выпадение двухгодичной нормы осадков. О том, что в каждой шутке — лишь доля шутки, мы убедились 4 февраля, когда снегопад в Москве сотворил рекордную автомобильную пробку.

На следующий день с утра я заступил на дежурство в Домодедово. Из трех моих дежурств два я провел в этом аэропорту, и теперь могу обойти его с закрытыми глазами, параллельно ведя экскурсию на английском языке. Цветастая форма, таблички и плакаты с символикой привлекали к нам, разумеется, не только наших непосредственных гостей, но и множество заблудившихся или просто любопытствующих. Хотя в нашей рабочей инструкции было предписано перенаправлять подобных клиентов к служащим аэропорта, мы все равно стремились помочь каждому по мере сил, подсказывая расположения кафе с указанием, для курящих они или нет, и давая точный прогноз погоды в Сочи на несколько дней вперед.

В связи с тяжелейшими погодными условиями и отсутствием волонтерского опыта у большинства из нас дежурства проходили иногда на грани критических ситуаций. Но даже самые проблемные эпизоды удавалось разрешать положительно, хотя порой и в последние секунды.

Дежурства длились 5–8 часов, иногда приходились на ночные часы, и казалось, что в расчете на 4–6 рейсов этого времени будет более чем достаточно. В первое же дежурство подобные иллюзии развеялись. Каждая секунда нашего рабочего времени оказалась заполненной каким-либо конкретным действием. Со стороны, а порой даже и изнутри все напоминало своеобразный муравейник с хаотичным, ничем не регулируемым форс-мажорным марафонским забегом и эстафетой табличек и плакатов. Одна из прелестей этой работы в том, что весь этот беспорядочный калейдоскоп совершеннейшим чудом складывается в шедевральное полотно. Порой ты находишь себя в незнакомом зале с кипой распечаток и инструкций, с табличкой в штанах и тубой наперевес, бегущего неизвестно куда неизвестно зачем. Интуицию приходилось задействовать на полную катушку, а умения и опыт приходили в форсированном режиме и позволяли уже на второй день чувствовать себя прошедшим огромный путь.

Помимо общедоступного зала и залов пропускного режима: паспортного контроля, выдачи багажа и прочих, мне — единственному среди всех — посчастливилось работать в VIP-зале, в Домодедово. В то время как основными нашими гостями были члены НОКов, в списках значилась и член МОКа, которую мне выпала честь дважды встречать. Очаровательная Марина Барамия в личной беседе рассказала мне о том, как ей понравилось в Сочи. Она выразила убежденность в том, что Россия успеет достроить все спортивные сооружения и сдать их в срок, однако лично познакомиться с объектами членам НОК и МОК выпадет возможность только в марте. Работа с гостем такого уровня стала для меня настоящим подарком, позволив освоиться в VIP-зале одного из ведущих аэропортов страны.

Подытоживая результаты наших дежурств, я могу совершенно откровенно сказать, что эти дни стали фантастическим трамплином для наших языковых навыков — мы преодолевали свой страх перед общением на иностранном языке, не стесняясь ошибаться и использовать миксы разных языков. Не пропадали и актёрские таланты волонтеров: нехватка лексики с лихвой восполнялась жестовой и мимической поддержкой на грани постмодернистского перфоманса. Другой неотъемлемый бонус нашей работы — общение друг с другом: со многими из тех, с кем я познакомился за три моих дежурства, я продолжаю общение.

По общему мнению всех волонтеров, самым худшим сценарием было дежурство без происшествий. Но, к счастью, никто из моих новых знакомых в такие ситуации не попадал. Самой распространенной драмой этих дней было сокращение промежутка между посадкой задержанного рейса и окончанием регистрации на рейс до конечного пункта. Разумеется, в подобных ситуациях мы делали все от нас зависящее, чтобы помочь нашим гостям любыми способами успеть. Сколько раз мы заново открывали для них регистрацию (лично я это делал дважды), проводили их без очередей, в безнадежных случаях заказывали гостиницы, выбивали бесплатную воду и подкармливали своими же пайками. Одним из самых ярких моментов были 10 минут между посадкой самолета из Алма-Аты и вылетом другого в Сочи. Наш совместный с казахским делегатом спринтерский забег через все служебные ходы и по многочисленным лестницам по зрелищности вряд ли уступит кадрам из фильма «Беги, Лола, беги».

Особую благодарность хочу выразить нашей потрясающей музе волонтерства Марине Елькиной и ее отважным помощницам Лере, Насте, Алене, Алине и многим другим. Наш любимый босс каждый день делала совершенно запредельные вещи, организовывая всю эту огромную волонтерскую ватагу. Ей можно было позвонить всегда и отовсюду, и на любой твой вопрос она отвечала так, будто все это время находилась рядом, и даже расположение чего-либо она указывала с точностью человека, положившего это туда или собственноручно построившего это. Я так и не смог застать Марину вне работы — в любое время дня и ночи мне отвечал бодрый голос обнадеживающей уверенности и доброты. Отдельно хочу поблагодарить Алексея Владимировича Андреева, без которого немыслим Волонтерский центр МГИМО, и который посоветовал мне принять участие в этом мероприятии.

Никита БАРЧЕНКОВ,
студент 2 курса факультета МО



Распечатать страницу