С.Варченко: «Мы создаем оружие как художники»

25.02.15

С.Варченко: «Мы создаем оружие как художники»

С.Варченко: «Мы создаем оружие как художники»

24 февраля в МГИМО прошла лекция, посвященная истории и особенностям изготовления самурайских мечей. С культурой страны Восходящего солнца студентов знакомил С.Варченко — член общества «Россия – Япония», координатор проекта «Tetsuge», эксперт Общества по сохранению искусства японского меча (NBTHK). Мероприятие организовано Японским клубом.

Процесс изготовления японского меча — катаны — очень трудоемкий и может длиться несколько месяцев. До сих пор в Японии существуют династии, которые на протяжении сотен лет занимаются созданием настоящих японских мечей, держа в строжайшем секрете технологию древних мастеров. Немало легенд сложено о силе и удивительных свойствах этого оружия. Но японские клинки по оригинальной технологии делают не только в Японии: С.Варченко рассказал студентам о своем опыте участия в таинстве изготовления исторического оружия.

Сергей Федорович — координатор проекта мастерской «Tetsuge» (в переводе с японского это означает «Железный клык»). Несколько русских мастеров решили разгадать секреты японских виртуозов. И, по словам спикера, им это удалось. Даже сами японцы высоко оценили работу русских умельцев. В мастерской с точностью повторяют все этапы, необходимые для изготовления катаны: выбор руды, выплавка, кузнечная сварка, ковка, шлифовка, закалка и полировка. Каждая стадия очень важна, но знатоки особо отмечают две последние. Закалка меча похожа на некое священнодействие: «Меч нагревают в печи, пока он не приобретет цвет солнца на закате», — рассказал С.Варченко. Затем его опускают в ванну с жидкостью, это может быть вода или масло. Температура и состав раствора держится в строгой тайне. «Существует легенда, — поделился спикер, — согласно которой одному мастеру пришлось отсечь собственному сыну руку, которую тот опустил в воду, предназначенную для закалки будущего клинка, в надежде узнать ее температуру». Благодаря закалке клинок приобретает знаменитую на весь мир изогнутую форму.

После закалки катану ждет полировка. Этот процесс занимает едва ли не столько же времени, сколько и все предыдущие стадии и выполняется с помощью специальных камней, которые доставляют прямиком из Японии. «Стоимость хорошего камня может доходить в цене до стоимости неплохой квартиры в Москве», — отметил Варченко. Эти камни добывают только на одной горе в Японии, и в мире нет аналогов. Во время полировки мастер не только сглаживает мелкие шероховатости, но и проявляет уникальную структуру металла, создающую неповторимый рисунок — хамон. После этого в поверхность меча можно смотреться, как в зеркало. Но шлифовка придает мечу не только аристократическую красоту, но имеет также практическую значимость: с гладко отполированной поверхности клинка легче смахнуть капельки крови врага.

Даже после того, как меч прошел все необходимые стадии, он еще не может по праву называться настоящим оружием японского самурая — катаной, пока не пройдет своеобразную инициацию — тестирование. С.Варченко рассказал о том, как проходило испытание клинка: «До XVII века в Японии существовал обряд тамэшигири, иначе говоря „пробное резание“, за выполнение которого отвечали два клана Ямано и Ямада. Они испытывали мечи на живых людях, преступниках, приговоренных к смертной казни. Самым простым ударом для клинка было отсечение кисти руки, самым сложным — рассечение туловища пополам вдоль линии, расположенной на несколько сантиметров ниже пупка». Если клинок справлялся с этим заданием, то на хвостовике клинка делалась официальная запись.

Несмотря на то, что японские мечи использовались самураями в битвах и были смертоносным оружием, нельзя не отметить их красоту и историческую ценность. «При создании художественного оружия мысль об убийстве возникает одной из последних или не возникает вообще», — отметил Сергей Федорович. Команда мастеров «Tetsuge» верит в то, что каждый человек благороден по своей природе, а японское оружие рассматривает как символ воспитания, ведь любой мужчина, в первую очередь, воин духа, способный в трудную минуту стать средоточием воли. «Мы создаем оружие как художники», — такими словами С.Варченко закончил свое выступление.

Портал МГИМО
Фото: Екатерина КУБЫШКИНА





Распечатать страницу