Е.В.Афанасьев: «Китайский язык — один из моих главных ресурсов»

13.03.17

Е.В.Афанасьев: «Китайский язык — один из моих главных ресурсов»

Е.В.Афанасьев: «Китайский язык — один из моих главных ресурсов»

В рамках рубрики «Говорят выпускники» на странице кафедры китайского, вьетнамского, лаосского и тайского языков известные дипломаты рассказывают о том, как они изучали язык Поднебесной в своей alma mater, и о том, какую роль язык сыграл в их жизни. Сегодня гость рубрики — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Японии Евгений Владимирович Афанасьев.

Окончил МГИМО в 1970 году. Владеет китайским, английским и французским языками.

Чрезвычайный и Полномочный Посол. Поступил на дипломатическую службу в 1970 году.

1970–1975 — атташе, Посольство СССР в Пекине, КНР.

1975–1976 — атташе, Первый дальневосточный отдел, МИД СССР, Москва.

1976–1984 — третий секретарь, второй секретарь, первый секретарь, Посольство СССР в Вашингтоне, США.

1984–1985 — первый секретарь, Первый дальневосточный отдел, МИД СССР, Москва.

1985–1987 — главный помощник заместителя министра иностранных дел СССР, курирующего отношения со странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

1987 — советник, секретариат министра иностранных дел СССР.

1987–1992 — советник, Посольство СССР/Посольство России в Вашингтоне, США.

1992–1994 — первый заместитель начальника Первого управления Азиатско-Тихоокеанского региона, МИД России, Москва.

1994–1997 — директор Первого департамента Азии, МИД России, Москва.

1997–2001 — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Корея.

2001–2004 — директор Первого департамента Азии, МИД России, Москва.

2004–2010 — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Королевстве Таиланд и по совместительству постоянный представитель Российской Федерации при Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана (UN ESCAP) в Бангкоке, Королевство Таиланд.

2010–2012 — директор Департамента кадров, член Коллегии, МИД России, Москва.

С февраля 2012 — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Японии.

—Я приехал поступать в МГИМО летом 1965 года из Сибири (г. Чита). Сдал на «отлично» английский язык и, учитывая, что по окончании школы у меня была золотая медаль, меня освободили от остальных экзаменов. Изучать китайский язык мне предложил кто-то из членов приемной комиссии. Я даже не знаю, кто это был. Но этот человек, видимо, посмотрев мою анкету, сказал: «Этот парень из Читинской области, это рядом с Китаем. Давайте дадим ему китайский язык». Все члены комиссии сказали: «Правильно!». Конечно, я сразу согласился. До сих пор даже не знаю, кого мне стоит благодарить, но действительно, во многом именно таким образом определилась моя профессиональная судьба как дипломата-востоковеда.

Конечно, изучение китайского, и, вдобавок, нового французского языка (в школе у меня был английский) было немалой нагрузкой. Но это приучало к упорному труду, развивало память и позволяло приобщиться к великой китайской культуре. Я благодарен как российским, так и китайским преподавателям, которые в течение пяти лет помогали нам осваивать китайский язык и стать специалистами по Востоку. В нашей языковой группе было шесть человек. Двое из Москвы, один из Грузии, я из Сибири, и двое студентов-поляков. Учились и жили очень дружно. Помогали друг другу.

Это были замечательные молодые годы в институте, поступить в который я готовился заранее, узнав о его существовании из газет, а также кинофильма «Три плюс два». Работали мы и в студенческих стройотрядах, и в колхозах, помогали строить телевизионный центр в Останкино. Для меня лично большим событием было то, что на третьем курсе у нас с женой (она училась в Полиграфическом институте) родились сразу две дочери-близнецы. Все на курсе нас поздравляли, это было событием. Конечно, учиться и растить детей было непросто, но это не помешало нам успешно окончить вузы, а я получил красный диплом.

В китайском все важно. Лексика, грамматика, устная речь, а главное — приучить себя постоянно, всю жизнь — заниматься совершенствованием китайского языка в практической работе. Пример выдающихся переводчиков (дипломатов) китайского языка — Д.А.Байдильдина, К.М.Барского, Д.Я.Палецкого и многих других — это убедительно доказывает. В современных условиях порекомендовал бы на последних курсах МГИМО обращать особое внимание на тренировку последовательного устного перевода бесед, с чего, как правило, начинают работу с языком молодые дипломаты. Уметь четко записывать содержание беседы. Ну и, учитывая многоплановость дипломатических задач сегодняшнего дня, нужно изучать не только политико-дипломатическую лексику, но и специализированные направления в экономике, науке и технике, других конкретных областях.

Китайский язык сопровождал меня все годы. Причем не только во время работы в Китае, куда я был направлен сразу после окончания МГИМО в августе 1970 года, но и во всех других странах, где мне довелось работать: в США, Республике Корея, Таиланде и, конечно, сейчас в Японии. Значение многих японских иероглифов здесь мне понятно, хотя произношение другое. Ну и, конечно, когда я руководил Первым департаментом Азии, то китайский язык был одним из моих главных ресурсов. Могу сказать, что мой сын Андрей тоже выбрал себе впоследствии китайский язык, окончив ИСАА при МГУ, и использует этот язык в своей работе.

Учитывая активное развитие отношений с Китаем по всем направлениям, думаю, что все китаисты-выпускники МГИМО будут очень востребованы и в МИД России, и в других министерствах и ведомствах, и в бизнесе.

Интервью подготовили преподаватели кафедры
китайского, вьетнамского, лаосского и тайского языков А.А.Войцехович и М.М.Самсонов


Распечатать страницу