А.И.Денисов: «Это не я выбрал китайский язык, это он выбрал меня»

25.01.17

А.И.Денисов: «Это не я выбрал китайский язык, это он выбрал меня»

А.И.Денисов: «Это не я выбрал китайский язык, это он выбрал меня»

В рамках рубрики «Говорят выпускники» на странице кафедры китайского, вьетнамского, лаосского и тайского языков известные дипломаты рассказывают о том, как они изучали язык Поднебесной в своей alma mater и о том, какую роль язык сыграл в их жизни. Сегодня гость рубрики — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Китайской Народной Республике Андрей Иванович Денисов.

Окончил в 1974 году МГИМО МИД СССР. Кандидат экономических наук. Владеет китайским и английским языками. В системе МИД с 1992 года. Занимал различные дипломатические должности в центральном аппарате Министерства и за рубежом.

В 1997–2000 гг. — директор Департамента экономического сотрудничества.

В 2000–2001 гг. — посол России в Арабской Республике Египет.

В 2001–2004 гг. — заместитель министра иностранных дел Российской Федерации.

В 2004–2006 гг. — постоянный представитель Российской Федерации при Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, США, и представитель Российской Федерации в Совете Безопасности ООН.

В 2006–2013 гг. — первый заместитель министра иностранных дел Российской Федерации.

С 2013 гг. — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Китайской Народной Республике.

Отмечен государственными наградами. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла.

— Китайский язык в моей жизни появился в известной мере случайно — я после школы успешно сдал вступительные экзамены и «по определению» оказался в числе кандидатов на получение восточного языка. Им стал китайский. И сегодня с какой-то внутренней дрожью думаю о том, что этого могло не случиться. Это не я выбрал китайский язык, это он выбрал меня. А я, начав его учить, выбрал судьбу. Не сразу, курсу к третьему-четвертому, пришло осознание «счастливого лотерейного билета», проявился неказенный интерес и, простите за банальность, любовь к своему делу — и языку, и вообще к Китаю. Немалую роль в этом сыграла сама атмосфера на нашей кафедре китайского языка, которую возглавлял в те далекие годы Владимир Иванович Горелов. Я бесконечно благодарен своему языковому преподавателю — Людмиле Георгиевне Егоровой — за китаеведческую прививку на всю жизнь.

Особенных трудностей в изучении языка не припомню; гор, как Юй Гун, не передвигал. Как у всех, все зависело от времени и усилий: знай себе зубри, пока терпения хватает. А его может хватить, если не зубришь механически, если видишь интерес в том, как рисуются иероглифы, как складываются фразы этого удивительного, ни на что не похожего языка без грамматики в классическом понимании (то есть когда у слов нет изменяемых частей).

С годами становишься сентиментальнее, и сегодня все мои воспоминания, связанные с годами обучения в МГИМО, приятные. Выделил бы ССО — студенческие строительные отряды. Был их горячим энтузиастом, объездил с ними Сибирь и Дальний Восток. Помню, на базаре в Якутске впервые увидел китайских торговцев. В Красноярском крае таскал носилки с ныне всем известным постпредом России при ООН В.И.Чуркиным — он, кстати, был свой брат-монголист. Еще помню житье в нашем «Сушэ» (общежитии) на Новочеремушкинской улице вместе с ребятами из тогдашних соцстран, с некоторыми поддерживаю связь до сих пор. Вообще мгимовское братство — это отдельная тема.

Студенту-китаисту следует обращать внимание на все аспекты обучения. Наши методики обеспечивают качественное и всестороннее овладение языком, в целом достаточное для практической работы и создающее основу дальнейшего совершенствования — например, для устного перевода на высоком уровне, синхронного перевода (понятно, что эти навыки «штучные», они не могут быть массовыми). Сужу об этом по своим коллегам — выпускникам нашей alma mater.

Единственное, что бы я добавил — наработку умения гибко пользоваться языком для публичных выступлений, устных интервью, полемики и дискуссий, в том числе и в телеэфире. И еще хотя бы кратко знакомиться с языком интернета, социальных сетей — это совершенно новое явление, за ним будущее.

Весь my way так или иначе связан с китайской темой, даже если отходил, порой ненадолго, от непосредственного контакта с ней.

Я соприкоснулся с Китаем, поступив в институт в далеком 1969 году, когда отношения между нашими странами, образно говоря, достигли дна — в тот год дело дошло до вооруженных столкновений на границе. А завершаю свой путь спустя без малого полвека на высшей точке российско-китайских отношений стратегического взаимодействия и всеобъемлющего партнерства. Стараюсь вносить вклад в его дальнейшее продвижение, и китайский язык мне в этом помогает.

О математике говорят, что она — гимнастика для ума. Так и наш с вами китайский язык — гимнастика памяти, быстрой реакции, гибкости мышления, ключ к уникальному знанию и умению. Всем, кто дерзнул взяться за него — в добрый час!

Интервью подготовили преподаватели кафедры
китайского и др.яз. А.А.Войцехович и М.М.Самсонов



Распечатать страницу