И.Рожков: «Ни дня без дойча»

01.02.17

И.Рожков: «Ни дня без дойча»

И.Рожков: «Ни дня без дойча»

В рамках проекта кафедры немецкого языка, посвященного личным воспоминаниям бывших студентов-международников о годах, проведенных в МГИМО, мы публикуем отзыв выпускника факультета Международной журналистики (СО)’11, третьего секретаря Рабочей группы по Каспийскому морю МИД России Ильи Рожкова.

— Если поинтересоваться у современной российской детворы, вызывает ли словосочетание «Бесконечная история» в их сердцах какие-то особые чувства, то большинство из них, если не все, наверняка удивленно пожмут плечами. Вытесненный на обочину истории популярной сагой о малолетнем волшебнике и Нарнианскими хрониками, этот легендарный во всех отношениях фильм середины 80-х годов прошлого века выглядит сегодня смешной пародией. Хотя всего каких-то 20 лет назад мы с друзьями, собираясь вместе, до дыр засматривали видеокассету с прекрасной сказкой, снятой по одноименному роману известного немецкого писателя Михаэля Энде. Сегодня с уверенностью могу сказать, что именно это произведение наряду с бессмертными сказками братьев Гримм положило начало моей увлеченности немецкой литературой, культурой и, разумеется, языком.

Собственная «немецкая история» началась для меня в теперь уже далеком 2006 году с поступления на факультет Международной журналистики МГИМО. До сих пор помню, как к нам, небольшой группе новоиспеченных студентов, которым посчастливилось первыми быть зачисленными в университет и отрабатывавшим общепринятую практику в приемной комиссии, заглянул декан Я.Л.Скворцов и заговорщическим голосом спросил: «Ну что, коллеги (а только так и никак иначе обращаются на МЖ мастера слова к своим студентам), какой язык будем изучать?».

Вот таким незамысловатым образом нам было предоставлено невозможное, как казалось на тот момент, право самостоятельно определить свою дальнейшую «языковую» судьбу, связав ее с одним из мировых наречий. Выбор стоял, если мне не изменяет память, между французским, немецким, испанским, греческим и португальским. И если кто-то и метался в муках между языком Дюма, Сервантеса или Гомера, то для меня с самого первого мгновения все было совершенно ясно. Отныне и впредь мое будущее будет связано с величавым наречием Шиллера и Гёте.

Вы, кстати, когда-нибудь задумывались, с чего начинается первая любовь? Трудно ответить вот так, запросто, ибо любая попытка описать обычными словами те внезапно нахлынувшие дурманящие чувства, которые возникают к объекту вожделения — будь то человек, предмет искусства или даже язык, — со стороны любому покажется жалкой профанацией. Ведь «небесная химия», которая овладевает нами, является настолько мощной по своей природе, что мы проносим ее флер до конца жизни, при каждом удобном случае неизменно возвращаясь и лелея в памяти тот самый миг, когда ощутили ее впервые.

Именно немецкий стал моей «первой любовью». До сих пор не могу объяснить, но всегда был уверен, что когда-нибудь непременно выучу именно его. Никакие заверения старших друзей в том, что немецкая кафедра, по слухам, является одной из самых свирепых в университете и «с ней не забалуешь», а фразовые глаголы в английском покажутся мне «детской песенкой» по сравнению со спряжениями немецких глаголов, не смогли запугать меня, и я твердо вступил на путь изучения горделивого наречия тевтонов.

Кстати, закрепившееся в русском понятие «немецкий язык» отражает одну интересную историческую деталь: издавна «немцами» (т.е. по-современному «немыми») на Руси называли иностранцев, а вследствие того, что большинство из них происходили из германских герцогств и княжеств, именно за этим народом и закрепилось такое немного обидное прозвище. Так германцы благодаря нашему «великому и могучему» стали «немцами», а их язык — «немецким»!

С высоты прошедшего времени понимаю, насколько мудрым и взвешенным было то решение об изучении немецкого языка. Он приоткрыл для меня дверь в удивительный мир германской истории, литературы и культуры, познакомил с десятками интереснейших людей и в какой-то степени даже привил профессиональные дипломатические качества: последовательность в рассуждениях и анализе, педантичность, пунктуальность.

Не стоит, однако, наивно полагать, что все было легко и просто. Изучение иностранного языка дело нелегкое, а немецкого — в особенности: здесь вам и числа, роды и падежи имен существительных, и времена глаголов, и условное наклонение с пассивным залогом, и не всегда простой порядок слов в предложениях, да и вообще много самых разнообразных ловушек. Особенно выделяются длинные (очень!) и невообразимо сложные для восприятия, чтения и произношения имена существительные, зачастую обозначающие не просто какое-то отдельное понятие, но целую смысловую категорию или даже процесс! Справиться со всеми премудростями без должной подготовки и ясной системы «навигации» попросту невозможно — в противном случае ваша лодка рискует потонуть при первом же «лингвистическом» катаклизме! Однако в этом и кроется сильная сторона кафедры немецкого языка МГИМО: она не только прививает своим студентам чувство языка, но и выстраивает в их головах точную систему грамматических координат, по которой впоследствии проще простого ориентироваться в непростых хитросплетениях немецкого наречия. С каждым годом интенсивность освоения языка возрастает, увеличивается и количество изучаемых аспектов: к классическим грамматике и фонетике добавляются домашнее чтение, полит- и специализированный перевод. На старших курсах у студентов каждый день обязательно стоит в расписании какой-нибудь языковой аспект! Получается, как у Юрия Олеши (слегка перефразируя): ни дня без… Дойча!

Отдельно стоит рассказать о наших проводниках в неизведанный языковой мир и хранителях его главных премудростей — преподавателях. Горжусь тем, что на немецкой кафедре работают одни из наиболее компетентных педагогов университета. До сих пор с благодарностью вспоминаю прекрасные уроки М.Г.Костиковой, О.Е.Ореховой, Н.В.Мелиховой, М.А.Чигашевой, В.В.Журавлёвой, Р.В.Винтайкиной, А.Ю.Крашенинникова, которые преподавали у нас в разное время. В памяти сохранились самые теплые воспоминания о том, как на первом курсе мы отмечали на языковых парах Рождество: учили рождественские стишки и песни, обменивались символическими подарками и ели традиционную немецкую выпечку. А весной в подобной манере уже праздновали наступление Пасхи. Мастерство произношения и актерские таланты оттачивались на традиционных лингвистических состязаниях, а также в немецком театре, где любой желающий мог перевоплотиться в любимых персонажей Э.Кестнера, Э.М.Ремарка или Ф.Дюрренматта. Отдельно замечу, что инфернальный образ немецкой кафедры, сотканный из студенческих россказней и слухов, чуть ли не в первый месяц был триумфально развенчан теплотой и человеческим отношением преподавателей.

Количество занятий неизбежно перерастает в высокое качество, которое, в свою очередь, доводится до совершенства на практике. Все проблемы, связанные с произношением трудных слов, подбором верного синонима, грамотным построением фразы, рушатся, словно карточный домик в разговоре с носителями языка, ведь большинство немцев — это очень милые и невероятно тактичные люди, искренне уважающие иностранцев, пытающихся говорить на их родном языке, и вовсю желающие поддержать их в этом благородном стремлении. Постепенно сойдет на нет и главный барьер — психологический. Непременно окрепнет словарная база, ведь каждый день вы будете видеть и слышать вокруг себя десятки новых слов, обозначающих те или иные конкретные вещи, необходимые для работы, на отдыхе или в быту. И слово Sonderangebot перестанет пугать своими скрытыми смыслами, но начнет манить на традиционные рождественские распродажи, а надпись на пивной бутылке Gebraut nach dem deutschen Reinheitsgebot станет пропуском в мир вкуснейшего хмельного напитка.

Вживую с немецкой действительностью я впервые столкнулся на четвертом курсе, когда принимал участие в лингвострановедческих семинарах на базе Института Мариашпринг, что дало хороший импульс для дальнейшего изучения языка за границей. Мой учебный рейтинг тогда был довольно высоким, поэтому мне посчастливилось попасть в одно из лучших учебных заведений Германии — Мюнхенский университет Людвига-Максимилиана (помимо того, что это alma mater целой плеяды лауреатов Нобелевской премии по химии и физике, его выпускниками являлись первый канцлер послевоенной Германии Конрад Аденауэр, великий социолог Макс Вебер, известный писатель Томас Манн, а также члены нашумевшей антифашистской группировки «Белая роза»). Так в сердце Баварии я в течение целого семестра постигал основы делового администрирования, а также бизнес-коммуникации.

После успешного окончания МГИМО вопрос о дальнейшем трудоустройстве для меня не стоял — конечно же, в МИД, кузницу российской дипломатии! И здесь немецкий язык сыграл определяющую роль в моей дальнейшей профессиональной судьбе: при распределении должностей жребий пал на Генеральное консульство Российской Федерации в Бонне — бывшей столице ФРГ, где я успешно отработал целых четыре года в должности руководителя (или как говорят на профессиональном дипсленге — «шефа») отдела протокола. Генеральным консулом на рейнских берегах в то время был Евгений Алексеевич Шмагин — заслуженный дипломат старой школы, Чрезвычайный и Полномочный Посол, которому удалось наладить прекрасные связи с германскими партнерами и снискать искреннее признание самых широких кругов общественности. После выхода на заслуженный отдых Евгений Алексеевич выпустил интереснейшие мемуары под названием «Трусцой по мидовским дорожкам», которые являются хорошим напутствием молодому германисту, да и вообще любому начинающему сотруднику МИД, отправляющемуся в дальнюю дипломатическую дорогу.

Оглядываясь назад, понимаю, что сегодня уже не представляю свою жизнь без немецкого языка и так полюбившейся моему сердцу Германии. Вот и эти строки пишу в Бонне, где провожу свой очередной отпуск уже в качестве обычного туриста, однако не менее весело и интересно, чем в дипломатические годы.

В завершение своего длинного «эпоса» хотел бы искренне поздравить всех студентов МГИМО, которым еще только предстоит изучить немецкий язык, ведь это, несомненно, будет нелегким, но очень интересным путешествием, и подбодрить их известным девизом всех рурских горняков: «Glück Auf!». Пишите свою собственную «немецкую историю», и пусть она будет не менее счастливой и увлекательной!

Кафедра немецкого языка
Илья РОЖКОВ


Распечатать страницу